Удивительная фауна Дальнего Востока

Изюбрь

Не спешит в приморскую тайгу весна. Совсем по-зимнему от поросшего лесом подножья до голых вершин седеют снегами сопки. Скованы льдом стиснутые сопками ручьи и речки. Лишь кое-где на перекатах вырываются они из ледяного плена и, пробежав по камням несколько метров, ныряют под крепкий панцирь. Только к концу месяца температура поднимается над нулевой отметкой. На снегу образуется ледяная корка.

Весна переходит в наступление и начинает отгонять на север стайки сибирских чечевиц, зимовавших здесь, ожидая возвращения местных птиц.
А пока тайга молча разворачивает перед нами белые страницы с запутанными записями таёжных историй.
Нелегко человеку несведущему на Дальнем Востоке разобраться в следах зверей и птиц. Своеобразна фауна Приморья, и многие следы даже натуралисту, впервые приехавшему сюда, никогда ранее не встречались.
По долинам вдоль речек, по хребтам сопок животными набиты тропы. Рыхлый снег истоптан множеством копыт, и трудно отыскать чёткие отпечатки, где проходили стада кабанов или оленей. Богаты здешние места копытными. И чтобы понять, с кем из них имеешь дело, приходится обращать внимание не только на форму и величину копыт, но и на погрызы на деревьях и кустарниках, на особенности местности, где предпочитает держаться зверь.
Среди дальневосточных оленей особенно интересен изюбрь. Всем, кто встречал европейского оленя в широколиственных лесах, кавказского в горах Кавказа, хангула в тугаях Средней Азии или марала на Алтае, легко узнает и следы изюбря. Они значительно меньше лосиных: у взрослого лося длина копыта – двадцать и более сантиметров, у лося, как и у кабана, оставляют отпечатки и боковые пальцы, а у изюбря их не видно. Изюбрь предпочитает держаться в кедрово-широколиственных лесах. Как в лесах средней полосы постоянно встречаются места лосиных жировок – повреждённые ивы и осинки, так и в Приморье места кормёжки изюбря можно определить по обкусанным ветвям амурского бархата, аралии и других деревьев, и кустарников.

Пятнистый олень

Пятнистые олени предпочитают склоны сопок, обращённые к югу. Здесь меньше снега. А воздух лучше прогревается. Следы этих оленей схожи со следами изюбря, но отпечатки копыт мельче. Длина их шесть-семь сантиметров, ширина – около пяти. А вот при осмотре мест кормёжки пятнистых оленей можно ошибиться, увидев высоко над землёй обкусанные ветки. Не изюбрь и не лось лакомились здесь, а пятнистый олень вставал на задние ноги, чтобы дотянуться до свисающих над тропой ветвей.

Многочисленна в Приморье косуля. Отпечатки её копыт ещё меньше, чем у пятнистого оленя. У взрослого самца длина средних пальцев около пяти сантиметров. На снегу и в топких местах хорошо заметны и отпечатки маленьких боковых пальцев.
Из всех дальневосточных копытных самые маленькие следочки с хорошо заметными боковыми пальцами у кабарги. Их чаще всего удаётся видеть там, где громоздятся среди пихт и кедрача голые скалы и россыпи камней. Питается этот миниатюрный безрогий олень в зимнее время в основном древесными лишайниками, обрывает косматые пряди с нижних ветвей хвойных деревьев.
Более редко встречаются на безлюдных, поросших лесом скалах следы горала. Они напоминают следы домашней козы.

Харза

Обилие травоядных животных и различных грызунов, птиц привлекает хищников. В приморской тайге снежная книга даёт возможность познакомиться со следами деятельности десятка видов куньих. Особенно любопытны следы крупной дальневосточной куницы – харзы. Отпечатки её лап похожи на следы соболя или куницы, но они гораздо крупнее. Харза очень энергичный хищник, нападающий не только на белок, летяг, тетеревиных птиц, но также и на соболей, колонков и даже мелких копытных. Следы этого хищника могут привести к местам разыгравшихся лесных трагедий. Они расскажут, как преследуя кабаргу или косулю, эти куницы иногда действуют вдвоём или втроём. Такой способ групповой охоты для других куньих несвойственен.

Амурский тигр

Даже неопытный следопыт, разбирая звериные наброды, узнаёт на снегу большие округлые отпечатки тигровых лап. Размеры следа лапы взрослого самца шестнадцать на четырнадцать сантиметров, но бывают и крупнее.
В Приморье можно увидеть и следы леопарда. Его лапы оставляют более мелкие, чем у тигра, отпечатки – двенадцать на одиннадцать сантиметров.

Гималайский медведь после спячки

Сейчас следы этих животных можно увидеть лишь в самых глухих, труднодоступных местах тайги. А вот следов ещё одного интересного дальневосточного зверя – гималайского медведя в марте ещё не увидишь. Он по-прежнему крепко спит в широком дупле огромного старого тополя, которое покинет лишь в апреле.

Журнал «Юный натуралист» №3 за 1985 год.      

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.