История российского охотничьего собаководства

Широкое распространение получили дворные лайки

Часть 2. Охотничья собака – лайка.

К лайкам относят северных остроухих собак. Обширная группа пород лаек принадлежит к древнейшим представителям домашних собак. У них есть следующие признаки, сближающие лаек с дикими представителями семейства собачьих (волком, шакалом): строение черепа, стоячие невысокие уши, сухая клинообразная морда, обильно развитый подшерсток, постановка ног при побежке приближается к волчьей и др.

По своему назначению лайки делятся на три подгруппы: оленегонные, ездовые и охотничьи. Собак первых двух подгрупп помимо своего основного назначения нередко используют для охоты. Охотничьи лайки, как правило, обладают ярко выраженными охотничьими качествами. Для охотников-промысловиков северной лесной полосы хорошая охотничья лайка – важнейшее орудие высокой производительности труда на охоте. За свои выдающиеся и разносторонние рабочие качества, позволяющие успешно охотиться с одной собакой и по птице и по зверю, охотничья лайка завоевала признание многих охотников.
Здесь следует хотя бы коротко рассказать, в чем заключается роль лайки на охоте, результаты   которой   действительно сильно зависят от её участия. Лайка должна с помощью слуха, зрения и обоняния найти дичь и облаивать её, давая знать охотнику о местонахождении зверя или птицы и отвлекая на себя их внимание при приближении человека, а так же помогать ему в схватке – ружейной или рукопашной — с опасным противником, кусая его и позволяя произвести выстрел или удар холодным оружием.
Дичью для лайки является любое охотничье животное – зверь или птица, которое либо находится на дереве (белка, соболь, куница, глухарь, тетерев и др.), где его можно подстрелить, либо в убежище (соболь, хорь, горностай, барсук, медведь и др.), откуда его можно выгнать, либо может быть остановлено собакой при его перемещении (лось, олень, кабан, медведь и др.). Работа по каждому из видов дичи, несомненно, своеобразна, требует различных приемов и развития тех или иных качеств и особенностей собаки. Поэтому редко встречаются лайки, сочетающие все требования и действительно пригодные для работы по всем видам дичи. Однако, даже собаки с качествами, лучше подходящими для работы по отдельным видам дичи, способны, как правило, работать и по другим. Такая многосторонность и сделала эту собаку наиболее используемой промысловой собакой в её, по меньшей мере, тысячелетней истории.

Лайки – охотничьи собаки коренных жителей Северной полосы Европы и Азии

Охотничьи лайки – собаки коренных охотников северной лесной полосы Европы и Азии. В прежние времена область распространения охотничьих лаек была значительно шире. Они населяли даже лесостепи (на стенах Софийского собора в Киеве, построенного в 1037г, имеется фреска с изображением лайки).
Несмотря на крайнюю скудость имеющегося материала есть все основания утверждать, что охотничьи лайки с глубокой древности вплоть до XIX столетия существовали в виде аборигенных пород на большей части российской территории, возможно, в виде каких-нибудь «киевских», «черниговских», «тульских», «тверских», «новгородских» и прочих «отродий», и лишь с наступлением «цивилизации» исчезали в массе помесей, отодвигаясь на север, северо-восток и восток. В литературе начала XX века иногда упоминаются, уже как ушедшие в прошлое, лайки «костромские», «мезенские» и некоторые другие, исчезнувшие к этому времени. К началу XX столетия аборигенные лайки остались лишь как «сибирские» или «северные промышленные собаки» в достаточно к тому времени изолированных районах европейского Севера, Урала, Западной и Восточной Сибири и Дальнего Востока. Значение лайки для охотничьих народностей этих регионов трудно переоценить. Она, можно сказать, составляла основу их жизни, что прослеживается даже в наши дни по сохранившимся эпическим материалам.
Не только во многих местах европейской части своего ареала, но и в широкой полосе вдоль Великого сибирского пути лайка, как коренная собака исчезла. Это произошло в первую очередь под влиянием сельскохозяйственного освоения лесов, развития земледелия и притока населения из средней и южной части страны, растворения лайки в массе завозных собак других пород, незнания охотниками-промысловиками приемов разведения собак.
Из доступных материалов первое упоминание об охотничьих «остроушках» содержится в упоминавшемся ранее «Регуле, принадлежащем до псовой охоты». Упоминания о «сибирских промышленных собаках» в XVII-XVIII веках встречаются и в «сказках» первопроходцев, пролагающих путь на восток в погоне за «мягкой рухлядью», и в записках путешественников, шедших по их стопам – А.Ф.Миддендорфа, С.П.Крашенинникова и других, однако почти полностью отсутствуют в охотничьей литературе.

Тунгус – охотник с озера Эконгда, Красноярский край

Пожалуй, первым, кто обратил серьезное внимание на охоту с лайкой, был А.А.Черкасов («Записки охотника Восточной Сибири», 1867), посвятивший «промышленной» собаке «сибирской породы» отдельный раздел. А.А.Черкасов первый же оценил значение лайки для охотничьего промысла Восточной Сибири. Он пишет: «Хозяин, имеющий таких («промышленных») собак, известен в околодке так же, как и хозяин хорошей винтовки, и некоторые промышленники, надеясь на известность породы, часто покупают у хозяев будущих щенков, когда ещё сука носит их в утробе своей». Ценность для промышленника хорошей промысловой лайки-соболятницы прекрасно отражена в повести В. Бианки «Последний выстрел», где охотник, у которого украли в тайге лайку, предлагает похитителю: «Возьми соболей, отдай суку!» А.А.Черкасовым же впервые описано использование сибирской лайки при охоте на самую разнообразную дичь – от медведя и лося до белки и глухаря. Однако, отмечая разносторонность охотничьего использования «сибирских промышленных собак», он в то же время указывает, что собаки, действительно проявляющие такую универсальность, хотя и бывают, но чрезвычайно редко. Обыкновенно же каждая отдельная лайка проявляет свои охотничьи качества лишь в какой-то одной области, хорошо работая по белке (бельчатница), либо по кабану и медведю, либо по лосю и изюбру и т.д. Упоминает Черкасов и лаек, работающих по гусям и уткам. После выхода книги А.А.Черкасова в охотничьих и кинологических кругах возникает интерес к лайке. На разнообразие охотничьих лаек впервые указал Л.П.Сабанеев в книге «Породы охотничьих собак», изданной в 1892 году, кратко сообщивший о существовании ряда местных пород без их подробного описания. Первая попытка монографического описания и систематизации лаек принадлежит выдающемуся охотнику на медведя А.А.Ширинскому-Шихматову. В незаконченной статье «Северные собаки», помещенной в книге I журнала «Природа и охота» за 1986 год, А.А.Ширинский-Щихматов делит лаек на две группы. К первой группе он относит зырянских (коми), финно-карельских, вогульских (мансийских), черемисских (марийских), остяцких (хантейских), тунгусских (эвенкийских), галицких (костромских), вотяцких (удмуртских), норвежских, бурятских и сойотских (тувинских) охотничьих лаек; ко второй группе – лапландских (саамских), ненецких оленегонных и якутских лаек. В своей статье А.А.Ширинский-Шихматов ярко и убедительно показал огромное значение лаек для коренного населения Севера. Дополнением к статье служит «Альбом северных собак» того же автора.

Лесные остроушки – прототипы современных лаек

Почти одновременно с А.А.Ширинским-Шихматовым, создавшим наиболее крупный в дореволюционное время питомник лаек, из которого на выставках Петербурга одновременно участвовало до нескольких десятков собак, лайками стал заниматься известный заводчик русских гончих и автор книги «Ружейная охота с гончими» Н.П.Кишенский, относивший лаек к группе гончих собак. Н.П.Кишенский проводил и опыты по скрещиванию тунгусских лаек с русскими гончими.
В 1898 году вышла первая в России книга по лайкам М.Г.Дмитриевой-Сулимы, много охотившейся с лайками в равных областях страны и разводившей их. В этой книге, помимо личных наблюдений, собраны различные статьи о лайках и охоте с ними. М.Г.Дмитриева-Сулима вносит ряд существенных поправок и уточнений в описания лаек А.А.Ширинского-Шихматова. Эта книга значительно содействовала ознакомлению образованных охотников с лайками и особенностями охоты с ними.
Это время (конец XIX – начало XX в.в.) – время подъема интереса к охотничьей лайке. В охотничьих журналах, которых в этот период выходит довольно много, в обществах охотников, на выставках охотничьих собак проблема лайки и охоты с ней начинает занимать заметное место и возбуждать общественный интерес. Та же М.Г.Дмитриева-Сулима ставит вопрос об организации полевых испытаний лаек по белке, кабану, медведю. Использование лайки в спортивной охоте по крупному зверю, особенно медведю и лосю, привлекает внимание известных столичных охотников. Как оказалось, лайка отлично подходит на роль спортивной собаки для охоты на те виды дичи, по которым не идут собаки других охотничьих пород. Ведь ещё много раньше часть этих остроушек, та, которая была покрупнее и позвероватее, попадала ко двору князей или бояр и помогала им в опасной рукопашной с крупным зверем – кабаном, медведем, может быть, лосем. В такой охоте роль этой достаточно крупной, злобной и смелой собаки была весьма велика. В старые времена, когда на медведя охотились с рогатиной или, по-сибирски, с «пальмой», лайка-медвежатница, останавливая зверя хватками за зад, давала возможность охотнику изловчиться и нанести смертельный удар. Прекрасно зарекомендовала себя лайка и в работе по утке и глухарю – охотах, всегда имевших значительное число адептов. Лайки начинают шире применяться городскими охотниками, но почти исключительно при охоте на медведя, лося и рысь. В Петербурге становятся известными небольшие питомники лаек Нарышкина, Полороги. В Тверской губернии, кроме самого большого питомника лаек А.А.Ширинского-Шихматова под Вышним Волочком и небольшого питомника Н.П.Кишенского, лаек для охоты на медведя употреблял лесничий А.О.Эмке, сотрудничавший во многих охотничьих журналах и в послереволюционное время. В Москве больших питомников лаек не было, но у ряда охотников-медвежатников (М.М.Миронов и др.) имелись лайки для охоты на медведя. В Заволжье лайки были у М.Г.Дмитриевой-Сулимы, Поплавского и других. В Западной Сибири (Томская губерния) лаек держал и писал о них Ф.Лялин, в Восточной Сибири несколько ранее лайками занимался Яшеров.

Лайка облаивает белку

Разумеется, было немало и других охотников, имевших лаек. Но в общей сложности до Великой Октябрьской социалистической революции лайка оставалась охотничьей собакой северных охотников-промысловиков и не имела сколько-нибудь заметного распространения среди городских охотников-любителей средней полосы. Казалось, что интерес к лайкам, наряду с запасами их поголовья в «инородческих» регионах Севера, Северо-Востока и Востока России может позволить разобраться в отродьях, сохранить и развить старейшие породы отечественных охотничьих собак. Однако, Первая мировая война, революция и разруха серьезно сказались на этих начинаниях.
После 1917 года происходит коренной перелом во взглядах на охоту. Государственная монополия на пушнину позволяет стране получать большие средства на восстановление разрушенного империалистической и Гражданской войнами народного хозяйства. Пушнина составляет одну из важнейших частей советского экспорта. Взамен спортивного подхода к охоте устанавливается взгляд на неё, как на отрасль народного хозяйства. Вместо ограниченных по своему членству и, как правило, недоступных небогатому охотнику охотничьих обществ и кружков, охота становится доступной для всех. В.И.Ленин подписал в 1920 году первый декрет об охоте, проникнутый принципиально новыми идеями. Создается государственный орган для руководства охотой – Центрохота.
Важнейшим государственным мероприятием было создание в двадцатые годы Комитета содействия малым народностям Крайнего Севера при ВЦИКе, возглавлявшегося заместителем М.И.Калинина  П.Г.Смидовичем.  В этом  Комитете большое участие принимали такие выдающиеся охотоведы и знатоки Севера, как С.А.Батурлин, Б.М.Житков, С.В.Керцелли, Д.К.Соловьев. Для охраны лаек от «засорения» завозными собаками подготовленным Комитетом Севера декретом Совнаркома РСФСР в тридцатых годах был запрещен завоз в районы Крайнего Севера собак других пород, кроме лаек. К сожалению, это правительственное постановление нарушалось. С заселением Севера туда завозится всё больше и больше немецких (восточноевропейских) овчарок, комнатных собачек и собак других пород.

Серый и Дин А.В.Томашевского облаивают медведя на испытаниях

В связи с появлением интереса к лайке как собаке для спортивной охоты в эти же годы начинается вывоз аборигенных лаек из промысловых районов в культурные кинологические центры. Лайки стали появляться на выставках Москвы, Ленинграда, Свердловска и других крупных городов. Однако, наряду с этим, продолжается наступление цивилизации на места коренного обитания лаек, и кинологи, обследующие состояние поголовья лаек в этих регионах, начинают бить тревогу. Первый, кто обратил внимание на опасное положение лаек в промысловых районах, был, по-видимому, А.Успенский, в 1925 году поставивший вопрос в статье в журнале «Охотник» о необходимости проведения обследования севера Европейской России и Сибири, где заключены все коренные породы лаек. Требовалось составить полный реестр этих пород, произвести их описание и замер, по меньшей мере, тысячи черепов, поскольку существовал достаточно большой разнобой в определении тех или иных отродий.
А.А.Ширинский-Шихматов, судивший отдел лаек на I-й Всероссийской выставке собак 1925 года, в своем отчете указывает: «За последние 15-20 лет судье по отделу лаек приходится судить на выставках столиц не более или менее чистые экземпляры северной собаки, а лишь более или менее удачные помеси. На необозримых пространствах нашего севера, к несчастью, и поныне северные собаки ведутся и размножаются без всякого участия собаковода. Пока Север находился в изолированном положении – чистота типов сохранялась стойко, т.к. в глухие места нашего Севера посторонняя кровь если и проникала, то лишь как случайное явление, быстро погашавшееся могучим потоком чистой крови… Вот почему, повторяю, в большинстве случаев за последние годы судье всё реже и реже приходится иметь дело с чистыми экземплярами различных разновидностей и всё чаще и чаще с помесями… Работы будет много, потребуется огромная переписка, дабы собрать часть утерянного за последние годы материала, но зато работа эта будет на Родину, на удовлетворение насущной потребности… Всероссийской выставке, первой за 8 лет, удалось собрать свыше полутора десятка северных собак». Сам А.А.Ширинский-Щихматов различал на выставке лаек остяцких, карельских, вогульских и зырянских и дал в своем отчете сравнительное описание первой и последней из них. Однако это описание, сделанное им, не решило окончательно вопрос о существовавших в то время аборигенных породах.

А.А.Ширинский-Шихматов

Неясность с существованием отдельных пород-разновидностей лаек, вкупе с происходившим засорением аборигенных собак, заставила в 1926 году известного кинолога В.Каверзнева выступить с предложением объединить близкосходные разновидности в единую породу «охотничьей промысловой собаки», для чего отобрать наиболее интересных особей, работающих по «различным охотничьим уклонам: 1. по соболю, кунице и т.п.; 2. по белке и птице; 3. по крупному зверю; 4. универсальных; оценивая их с точки зрения общего экстерьера не разбрасываясь на мелочи», и на этой базе вести создание единой «охотничьей промысловой собаки» за счет многочисленных разновидностей. По его словам, «сохранение отдельных кинологических типов практического значения не имеет» («Охотник», 1926. № 5). Это проникнутое грубым практицизмом и явно непродуманное предложение не имело успеха, но подвинуло кинологическую общественность на интенсификацию изучения аборигенных пород лаек.
В конце 20-х – начале 30-х годов Н.А.Смирнов выдвинул свою теорию происхождения лаек от двух предков: ездовых и зверовых – от волка, а оленегонных и промысловых – от шакала, и предложил объединить всех охотничьих лаек в две породы: «зверовых» и «промысловых». Часть кинологов (Ю.А.Ливеровский, В.Троицкий и др.) поддержала её, однако большинство на основе уже проведенных к середине 30-х годов исследований и описаний местных пород, проведенных В.Васильевым, В.В.Кошелевым, А.В.Федосовым, М.С.Волковым и др., пришло к выводу о неприемлемости такого объединения. В 1939 году кинологическим совещанием были утверждены временные стандарты пород финно-карельской, карельской, коми, зырянской и мансийской.
Среди государственных мероприятий по улучшению состояния поголовья охотничьих лаек в основных промысловых районах следует упомянуть создание государственных питомников лаек. Такие питомники создавались в различных местностях и в разные годы.К сожалению, вследствие своей маломощности, неправильному во многих случаях направлению работы и организационной неустойчивости большинство этих питомников не дало положительных результатов для улучшения лаек промысловых районов. В то же время питомники содействовали распространению лаек в центральных районах. Это подтверждают выставки, проводившиеся в Москве в послевоенное время.
Большую пользу промысловым районам принесла система выводок и испытаний лаек, проводившаяся охотничьими организациями в двадцатых и тридцатых годах, а в послевоенные годы – Главным управлением охотничьего хозяйства при Совете Министров РСФСР и его сетью. Эта польза была выше в тех случаях, когда выводки были соединены с испытаниями, проводились систематически из года в год и охотники имели возможность в какой-то степени овладевать основами собаководства.Продвижению культуры собаководства в промысловые районы содействовали также курсы по подготовке судей по охотничьему собаководству.

М.Г.Дмитриева-Сулима

Новый этап работы с породами лаек начался после Великой Отечественной войны в конце 40-х годов. Он был связан с тем, что, с одной стороны, почти на всей территории Советского Союза, включая даже Среднеазиатские республики, выявился большой интерес к охоте с лайкой и, с другой стороны, продолжалось засорение пород и смешение экстерьерных признаков собак, установленных стандартами 1939 года. Тем не менее экспертиза лаек на выставках продолжала проводиться в одном ринге, что заставляло экспертов «условно» относить выставляемых собак к той или иной породе, отмечая у них признаки другой местной породы.
Естественно, что подобное положение не могло сохраняться сколь-нибудь долго и требовались серьезные изменения в стандартизации пород лаек, способные спасти этих старейших отечественных собак и перевести их в действительно заводские породы. Таким подходом, предложенным в конце 40-х – начале 50-х годов, явилась разработка новой классификации пород лаек, разработанная в 1947 году во ВНИО и предложенная рядом кинологов во главе с известным кинологом Э.И.Шерешевским. Она легла в основу принятых в 1952 году стандартов карело-финской, русско-европейской, западносибирской и, позднее, восточносибирской лаек. Это было, по-видимому, действительно «соломоново решение», представляющее наилучший выход из создавшегося положения. Благодаря ему было буквально спасено от гибели ценнейшее наследие предков и созданы условия для развития и совершенствования спортивных и промысловых лаек в нашей, и не только нашей, стране. Поскольку рабочие качества всех сведенных в четыре заводские породы лаек были весьма сходны, выработаны на протяжении более чем 1000 лет и не требовали изменений, как это получилось у гончих при переходе от псовой к ружейной охоте, то консолидация пород прошла на удивление легко и безболезненно.
В настоящее время породы лаек классифицируются по системе, принятой на Всесоюзном кинологическом совещании 1954 года созванном Министерством сельского хозяйства СССР. Эта классификация подверглась серьезной критике, но большинством голосов была принята.

Лайка – ценнейшее наследие предков

Уже к концу 60-х годов практически всё имевшееся поголовье лаек органически влилось в созданные заводские породы. Одновременно шло бурное развитие их спортивно-охотничьего использования, происходившее на фоне не снижающегося промыслового применения. Последнему способствовала государственная монополия на заготовку пушнины, обеспечивающая какую-никакую, но постоянную возможность сдачи добытого сырья, продаваемого затем на международных пушно-меховых аукционах, где Советский Союз выступал как мировой монополист. Интересно отметить, что к этому времени сложилась довольно многочисленная группа городских охотников-любителей, державших лаек, которые подгоняли свой отпуск к сезону пушного промысла, выезжали в отдаленные промысловые районы и там, заключив договор, занимались добычей пушнины, совмещая «приятное с полезным». Спрос на рабочих лаек постоянно возрастал, и на его удовлетворение работала растущая сеть питомников и поголовья лаек в крупных кинологических центрах.
В районах, в которых преобладала любительская охота, значительное количество лаек находилось у городских охотников. Лучше организованные, чем сельские охотники, охотники-горожане в большинстве своем разводили лаек заводским путем, с применением подбора производителей и ведением племенных записей. Систематическое устройство выставок и испытаний позволило иметь всестороннюю оценку племенных лаек. Все это, наряду с бескорыстной общественной работой многих охотников-любителей лаек привело к созданию в ряде городов значительного поголовья очень хороших собак.
Начался обратный процесс продвижения породных лаек из городов в сельскую местность. Этот процесс сопровождался и продвижением культуры собаководства.Ведущее место в разведении лаек в средней полосе страны занимали Москва и Московская область. Однако и во многих других областях охотничья лайка стала достаточно многочисленной, т.к. охотники сумели оценить ярко выраженные и разносторонние охотничьи качества лаек.
Издавна славился культурой охотничьего собаководства Ленинград. Несмотря на тяжелую блокаду во время Великой Отечественной войны 194I-45r.r. и почти полную гибель собак, ленинградцы сумели быстро восстановить их довоенный уровень.
Последнее десятилетие XX века, к сожалению, нанесло сильный удар по российским лайкам, как, впрочем, и по всему охотничьему собаководству России. Отказ от государственной заготовки пушнины, развал охотпромхозов и питомников, трудности с содержанием собак и их транспортировкой заметно снизили поголовье лаек, особенно в промысловых районах, а стремление к коммерческо-декоративным  мероприятиям, вроде всяких шоу-сертификатных выставок резко снизило показ лаек на выставках охотничьих собак и крайне затруднило решение племенных вопросов. Нарушенной оказалась созданная с большим трудом система племенного учета производителей с регулярной публикацией ВРКОС, а сложность оформления племенной документации по правилам РФОС чуть ли не вернула к временам аборигенных пород и случайных вязок. Разрыв транспортных связей между столичными кинологическими центрами и регионами затруднил обмен и освежение кровей.

Аборигенные лайки глухих мест нашего Севера

В результате начали появляться расхождения между высокоэкстерьерными заводскими собаками и промысловыми (рабочими) лайками. Это проявилось в продвижении вперед «красивых» собак в ущерб «звероватым», более пригодным в тяжелых условиях промысла.
Что касается результатов городского (комнатного) содержания, то пока особой опасности здесь не видно, поскольку, как это уже проверено, восстановление утраченных рабочих кондиций (одетости, крепости конституции и т.п.) при сохранении наследуемых рабочих задатков потребует всего одного-двух поколений. Однако следует опасаться расщепления пород на спортивные (фильд-трайлсовые) и охотничьи. Об этом не стоит забывать, и тогда лайки и охота с ними будут долго радовать русских охотников.

 В.И.Казанский, авторитетный кинолог,
автор книг и статей по собаководству.