Бельчатница

Бельчатница

Если вам досталась такая собака – вам повезло.
Почему считаю бельчатницу везением – генетика в пристрастии собаки к определенной дичи, сдается, не причем. Скорее играет роль характер собаки – спокойный и уравновешенный. Это видно уже со щенков. «Деловой» щен, косо смотрящий на кошек, чаще становится соболятником. А задиристый и преданный – зверовым. Глухаря любят все – он большой и сильно пахнет.Откуда у меня бельчатницы – сейчас и расскажу.
Местные собаки были хороши, но отбор шёл по универсальным качествам – по зверю и копытным. По соболю – реже – не съедобная дичь. А после появления дешевых капканов соболятницы стали очень редки.
Мне удалось выменять щенка от соболятника где-то на 3-й год промысла. Хозяин пары лаек берёг их «от сглаза», никому чужому не показывал, и щенков от них не кому не давал.
Почему дал мне – не припомню, помню только, что щенку было не более 2-х недель, и выжить он не мог. Но выжил. Коровки на горных травах давали не молоко, а сливки. Наморозил его много, размораживал на сутки.
Таскал щена за пазухой, поскольку – сезон – бегал меж избушек. За пазухой же была и бутылка с молоком. За соболем кобель пошел в 9 месяцев. Особенность соболятника – вязкость к соболю и способность следить остывший след и держать доведенного долго.
Однако у потомства с местными эти его качества никак не закреплялись. Потому и сговорились с мужиками обновить кровь.
При Советах питомников было немного, очередь на лаек была конской, но вскоре она подошла и к нам. Прилетел в питомник. И достались мне два щенка чемпионских кровей. В справке, которая прилагалась к ним, значились четыре-пять чемпионов.
Габаритную корзину выложил мхом и пеленкой. Билет на самолёт уже имелся. Выгулял щенков в соседнем аэропорту скверике. Думал, будут проблемы в самолете. Но нет, стюардессы утащили корзину за занавеску. К щенкам выходили и пилоты. Развлекали весь полет щенов. Реально заинтересовался ими лишь пилот «аннушки», готовый ждать будущего щенка два года. По приезду себе оставил одного, другого отдал на другой приток.

Буян 6489/16 А.А.Никифорова облаивает белку

В первый сезон сучка вошла 6-ти месячной. Она бегала с бандой из 2-х (или из 3-х?) кобелей, подваливала к ним и хлопала глазами, ни разу не взлаяв.
По характеру кобели были не бельчатники. Взрослый любил зверя и лося, но любил и птицу. Имел чутье верховое, редко искал и белку. Неохотно. Он закладывал быстрые круги и облаивал группу деревьев, среди которых белку было трудно угадать. Другой, уже говорил – чистый соболятник и к белке и зверю он был брезглив и опаслив. Потому ничему хорошему научиться от кобелей сучка не могла.
Следующий сезон начался при таком же раскладе – старый лаял своего глухаря, средний своего, сучка смотрела, как на представление. Она держала меня на виду. Нюхала пол, не поднимая головы.
Так продолжалось недели две того сезона. Пали первые снега. И вот, как-то, возвращаясь с путика, и почти выйдя к избе, вдруг под ноги мне кидается сука, а мимо бесшумно пролетает сова, кажется полярная – крупна была. В тайгу они подкочёвывают за леммингом. С тех пор сучка начинает ходить с поднятой головой. Но поведение её не изменилось. Смотрела умными глазами на работающих кобелей. И всё.
Тут собрался сбегать за продуктами к промежуточному амбару – опять тогда не довез припас до базы ввиду сухой воды. Чтобы кобели не отвлекали меня, привязал их у избы, снабдив костями для развлечения. Взял лишь сучку.
И тут началось. Она работала белку за белкой. Мгновенно находила их, садилась на хвост и тонким, виноватым голосом лаяла белку. Белка шумела, дергая хвостом, сидела на открытом. Моя задача была подойти сзади к зверьку и сбить его. Сучка подбегала к сбитой белке, брала в пасть, косясь на меня. Я не успевал привязать белку к подвеске (не клал их в мешок, чтобы не марались), а она уже лаяла следующую белку.
Вечером мы вернулись в избу, так и не отойдя от неё далее трёх-четырёх километров. Так вот и раскрылся талант чемпионки.
Наряду со способностью найти белку и точно её показать, считается, что светлые и рыжие собаки не пугают зверька. Не факт. Скорее манера облаивания не заставляет его таиться.
И так мне повезло дважды на бельчатников. Добыча с ними, в средний год, составляла до трех-пяти десятков белок за день охоты. Но их обеих отдал друзьям. Потому что у меня было два иных специалиста – зверовой и соболятник. И путики. По которым нужно бегать по графику. А соболиные умения в потомстве моего соболятника и чемпионки так и не закрепились.

Взято с сайта: https://zen.yandex.ru/hunt_trap_fich.