Листая старые страницы

Стандарты лаек СССР.

В Ленинграде, в трудах Арктического института Главсевморпути, в 1936г. вышел шестнадцатый том книги - «Биология». В нем опубликованы «Стандарты лаек СССР». Не побоюсь сказать, что никто до сих пор лучшей книги-монографии о лайках не написал. Авторами этой книги, по порядку расположения материала, были известный питерский кинолог А.П.Бармасов, доцент Н.К.Верещагин, профессор Н.А.Смирнов. Книга вышла очень маленьким тиражом, всего в одну тысячу экземпляров. Несмотря на актуальность и нужность всего, что там было написано, судьба её была трагической. К этому времени всё больше поднимали свои голоса лжеученые, гонители генетики, творился «ведьмин шабаш», который продолжался не один десяток лет. И, как рассказывал мне один известный биолог, книгу вскоре после выхода спрятали в спецхран. Поэтому сегодня купить, достать, почитать её крайне сложно.

Если альбом князя А.А.Ширинского - Шихматова состоит из экспозиции лаек, из таблиц их промеров и мало содержит текста, то это издание посвящено разбору пород лаек, с детальными их описаниями, со стандартами, сделанными известными исследователями, учеными, кинологами. Здесь очень много разных таблиц и снимков лаек. Их породы прошли большой эволюционный путь в своем развитии. Они завоевали любовь у охотников, прежде всего своей страстью всегда находить объект для охоты, самостоятельностью и храбростью, многие из-за этого гибли, попадая под удары зверя. Во многих случаях лайки спасали жизнь хозяина-охотника.

 

Авторы "Стандартов" с большим знанием дела рассказывают о развитии лайководства. А.П.Бармасов написал очерк о состоянии заводской работы с лайками в Ленинграде в конце 20-х - начале 30-х годов. Текст сопровождается очень хорошими фотографиями лаек, которые были в то время в Ленинграде и которые принимали участие в племенной работе, дается анализ их племенного и полевого потомства. Под каждой фотографией указан тип лайки: зверовой, промысловый, ездовой. Автор пользуется классификацией профессора Н.Смирнова. Но больше всего он пишет о состоянии лайководства, о выставках и судействе на них, приводит высказывания отдельных судей, их требования к породе. Вот что пишет А.П.Бармасов: «Суждение о лайке «вообще» привело к полной неразберихе, получивший меткое название «общего котла» от московского судьи проф. Федосова. Незнание же судьями всех пород и условий, в которых работают отдельные породы, и той связи, которая существует между этими условиями и сложкой собаки, привело подчас к сильным заминкам в собаководстве». Как видим, автор делает акцент, и он, конечно, прав, на условия, в которых лайки работают, отчего зависят её формирование, сложка. Кто-то из известных ученых говорил, что, чем суше лады, тем выше кровность породы. Видите, как звучит: лады, стати, сложка - теперь очень многим непонятные кинологически-зоотехнические понятия. Слова известного кинолога А.П.Бармасова можно пояснить примерами: лайки Якутии, о которых ещё в прошлом веке писала М.Дмитриева-Сулима, крупные, сильные, лёгкие, на узерку догоняющие на чистом лисицу, и некрупная, оленегонная лайка у ненцев, с совсем другой сложкой, она используется для других целей.

Поэтому для улучшения лайководства, пока в отдельном регионе - Северо-Западном, была принята, как пишет А.П.Бармасов: «Новая классификация лаек и групповые стандарты их по основным типам и группам, с учётом, как происхождения, так и характера работы». Но, к глубокому сожалению, в большинстве это осталось благим намерением, и лайки ещё долго оставались в своём примитивном развитии, без учёта их фенотипических и генетических данных. Всё велось на уровне личностных знаний, годных на ближайшее время, но никак не на перспективу. Такое положение с породами лаек было до середины 40-х годов. Они проходили экспертизу на одном ринге. Здесь можно было видеть лаек вогульского, зырянского, ламутского типов, об этом же говорят и каталоги, выпускаемые к выставкам. И только со второй половины 40-х годов началась новая общая селекционная работа с породами лаек: была про-ведена жёсткая отбраковка, выработаны стандарты и даны названия заводским породам лаек, которые и ведутся вот уже более полувека.

Н.К.Верещагин свой раздел в этой книге начинает такими мыслями, которые актуальны, свежи и нужны и в сегодняшнее время. Я хочу привести несколько выдержек из его статьи: «Значение объективной оценки животного по внешнему виду, как для племенных, так и для пользовательных целей, достаточно осознано большинством практиков-животноводов. Между тем во всех отраслях животноводства, и особенно в собаководстве, субъективизм эксперта остаётся до сих пор (и долго, вероятно, останется) ещё уделом как выставочной, так и не выставочной экспертизы. В кинологии учение об экстерьере лишь последнее время начинает приобретать научное оформление. Именно здесь, как ни в одной отрасли животноводства, особенно силен элемент знаточества, а отсюда и все вредные последствия субъективизма каждого отдельного эксперта».

Ну что ж, Н.К.Верещагин прав. И до сих пор ещё не редкость, когда высококвалифи-цированные кинологи-эксперты на разных выставках одним и тем же собакам дают совершенно разные оценки. В этом и есть субъективизм взглядов, хотя следует отметить, что он всегда бывает письменно обоснован. Нужно сказать, что после выхода этой книги никто в дальнейшем не брался научно обосновать развитие охотничьего и ездового лайководства. Выходили очень нужные и хорошо написанные книги о лайках таких авторов, как Ю.Ливеровский, И.Вахрушев и М.Волков, Э.Шерешевский и А. и С.Войлочниковы, ряд других. И всем им мы бесконечно благодарны, но всё равно это не тот «трамплин», которым является эта книга. Да к тому же все авторы всегда ссылались на данное издание.

Несмотря на то, что многие кинологи, судьи по породам лаек были практиками, они, эти практики-энтузиасты, внесли неоценимый вклад в выявление, создание, консолидацию определенных племенных групп, в создание современных пород. Но всё начиналось в те годы, когда вышли в свет "Стандарты".

Н.К.Верещагин разбивал лаек на четыре группы, каждой из них давал как бы профессиональное направление. Вот что он писал: «Уже около трех десятков лет лайки - это преимущественно северные примитивные собаки, - разбивались на четыре основные группы или типы, обладающих каждая довольно заметными на глаз экстерьерными особенностями. Это ездовая, зверовая, промысловая и олегонная лайки, выполняющие весьма различные функции».

Но об этом подробнее написано профессором Н.А.Смирновым. Он дал более точное описание каждого из названных типов лаек. Судя по данным Н.К.Верещагина, когда он начинал делать промеры лаек, в Ленинграде их популяция насчитывала 350-400 собак, что «и явилось возможностью поставить племенную работу и разработку ряда научно-исследовательских проблем».

Большую помощь в экстерьерных промерах ему оказали А.А.Бармасов и Ф.И.Балабин. Ими было промерено по 34-м параметрам 229 лаек, которые, как отмечал автор, «в этом отношении представляют более благодарный материал, т.к. они спокойнее и доверчивее к человеку».

Говоря «на тему о необходимости массового производства экстерьерных промеров собак, мы дискутировать не будем, т.к. все возражения, которые делались против измерений, основываются всеми любителями и экспертами на непонимании цели этих промеров».

На мой взгляд, все, кто работает с порода¬ми охотничьих собак, при любых племенных и другихселекционных отборах, будь то выставки, выводки, полевая работа, всегда держат в своей голове стандарт породы, в который естественным образом входят и все промеры. Это и составляет неотъемлемый личный багаж хорошего эксперта.

Подводя небольшой и очень краткий итог этой научной публикации Н.К.Верещагина, нужно сказать, что она, как и вся книга в целом, послужила фундаментом в разработке основных экстерьерных особенностей лаек, которые в дальнейшем были использованы в разведении пород лаек и в их стандартизации.

Классифицируя породы, профессор Н.А.Смирнов в разделе об этнографическом распространении лаек по географическим зонам писал: «Система этнографическая не годится по следующим причинам: одни и те народности обладают или обладали лайками разных типов, например: карелы - волкообразной, зверовой, шакалообразной и мелкой птичьей, близкой к финской, и смешанной, ненцы - крупной ездовой и мелкой оленегонной, такой же в существенных чертах, как и оленегонная саамов (лопарей), тунгусы и якуты - крупной зверовой лайкой, волкообразной и легкой собольей-шакалообразной.» И дальше: «О смешанном типе лаек можно сказать немного, т.к. сущность его ясна, это - типичный продукт межтипового скрещивания, продолжающийся дальше и в себе и с обоими исходными типами».

Это как раз то, что есть в настоящее время в породе западносибирских лаек, т.к. эта порода является продуктом образования между двумя аборигенными отродьями лаек - манси и хантов. Это нисколько не снизило её экстерьерных и охотничьих качеств, а некоторые отклонения в фенотипе дают простор для более плодотворной работы, позволяют выводить новых потенциально сильных производителей и образовывать новые племенные линии и семьи. Что и было сделано на протяжении нескольких десятилетий, как существует утвержденный на эту породу стандарт. То же самое можно сказать и про две другие породы лаек: карело-финскую и русско-европейскую, здесь также наблюдался подъём племенной и полевой работы. Несколько хуже в настоящее время обстоит дело с восточносибирскими лайками. Наряду с незаурядными рабочими качествами, в частности зверовыми, существует большой разброс в фенотипе: разный окрас псовины, излишняя растянутость колодки, а в отдельных случаях приближающаяся к квадратной сложка, разная форма головы и цвета глаз и ряд других недостатков. Проводившаяся большая работа с этой породой лаек в Иркутском питомнике Центросоюза была развалена, а сам питомник прекратил свое существование, как теперь говорят, по экономическим причинам. А ведь в свое время покойный теперь руководитель этого питомника Гейц, кстати, защитивший кандидатскую диссертацию о восточносибирских лайках, собрал лучший племенной материал лаек Восточной Сибири и сделал попытку консолидировать крови определенных производителей, приведя их какстандарт для породы. К глубокому сожалению, работа его осталась незаконченной, и сколько-нибудь правильного стандарта, описания породных типичных признаков для этой породы лаек нет до сих пор. Приверженцев этой породы с каждым годом становится всё больше и больше, и хочется думать, что в ближайшее время будет принят правильно выверенный специалистами стандарт, учитывающий их значительное разнообразие по фенотипу и генотипу.

Профессор Н.А.Смирнов делит лаек на два типа. Первый - волкообразный, сюда он относит ездовых и зверовых лаек. Как видим, ещё в то время была выделена самостоятельная группа зверовых лаек-медвежатниц, лосятниц, собак со зверовым уклоном и соответствующей конституцией. Такой тип, хотя и в небольшом количестве, сохранился до сих пор. Ведь для того, чтобы работать по крупному зверю, наряду с вязкостью, смелостью и злобой, необходимо иметь соответствующие физические данные, крепкую и широкую грудь, костистость, смелый, выраженный взгляд, даже чем-то отличающуюся псовину. Как правило, эти лайки достаточно крупного роста, с волчьего типа головой, для кобелей характерна загривина. У этой группы чаще всего встречаются темно-серый волчий, в отдельных случаях переходящий в бурый, а также бледно-палевые и белые окрасы. Ещё один из значительных и ярких признаков этой группы -длина щипца. Она составляет почти половину длины головы. Про глаза сказано, что они небольшие, очень часто в косом разрезе век. И дальше говорится: «из интерьерных признаков особенно характерны: злобность, драчливость, сильные охотничьи инстинкты. Часть собак этого типа не пренебрегает и мелочью, очень многие работают и по перу, но специальность - хищный зверь и копытные. Не столь быстры накоротке, сколь выносливы и сильны в схватках и грузовой работе».

Что же касается самого применения и использования зверовых лаек, то тут дело обстоит несколько иначе: не каждая из зверовых лаек идет по всем крупным хищникам и копытным. К этому же нужно добавить, что есть более предпочтительные виды охоты, где полнее раскрываются рабочие качества. В этом разнообразии способностей зверовых лаек есть как элементы её постановки, нахаживания, так и наследственных, генетических качеств. Давайте приведем по самым главным параметрам описательный стандарт зверовой группы этих лаек.

Общая характеристика. Вполне волкообразная, типичная лайка, варьирующая довольно широко в росте, мощная, относительно скоростного типа, плотностью телосложения уступающая ездовой. Рост этих лаек от ниже среднего до крупного, а в среднем, как указывается, «в условиях более континентальных ландшафтов для кобелей - 55-62 см, для сук - 52-58 см. Всем лайкам этой группы присуща некоторая высокоперёдость, а скошенный круп считается недостатком».

Тут следует отметить, что профессор Н.А.Смирнов видел в этой группе лаек собак разных отродий и пород. Поэтому не следует считать, что зверовые лайки есть только в одной или двух породах.Такие зверовые лайки есть в каждой сегодняшней породе, а тем более есть они в ещё плохо изученном, пусть и немногочисленном количестве аборигенных лаек. Тут можно привести (из этой книги) стандарт старой зырянской лайки, сделанный Гембергом.

Общая характеристика (сокращенно). Непоколебимая смелость. Широкое применение, работает по пернатой дичи, также медведю, рыси и росомахе. Работая по северному оленю, проявляет удивительную вязкость, при преследовании может переплыть Печору. Волкообразна по виду, свирепа, рвёт всё живое. Хвост держит по-волчьи. Длина тела от конца носа до корня хвоста от 90 до 95 см, высота в холке - 60-65 см.

Такой тип лаек существовал, конечно, в отдельном географическом месте и принадлежал, возможно, отдельному человеческому роду - такое в описании отдельных аборигенных отродий лаек существовало, были такие племенные отродья у охотников, которые вели свою породу. Подобный тип лаек до настоящего времени не дожил, хотя ещё совсем недавно в породе русско-европейских лаек редко, но встречались лайки старого зырянского типа.

Это был эволюционный путь, который прошли породы лаек в своем развитии, получив что-то позитивное, хорошее, но растеряв на этом пути массу сложного и так нужного для них таёжного быта.

Вот что пишет дальше Н.А. Смирнов: «Если мы припомним ещё сообщения о сокращении поголовья лаек всех типов и назначений, об их дегенерации и метизации, то должны сделать такой вывод: весь наш лаечный материал на местах «априори» должен считаться засорённым, и нам предстоит из него вывести более кровные линии, не останавливаясь перед планомерным сознательным образованием и новых пород из остатков старого. Задача эта нелегка, но при современном уровне животноводческой науки вполне разрешима».

Он предполагал «систематизировать уцелевший материал по признакам действительного зоотехнического значения и на основе этой системы работать по ведению пород, хотя бы и вновь образуемых, сознательно и по плану».

Как видим, уже тогда, более 60-ти лет назад, ученый настаивал на создании новых пород лаек, как он выражался, «из остатков старого». По этому пути и начало в дальнейшем развиваться охотничье лайководство, создавая новые заводские породы. Конечно, в этой работе было много ошибок, некоторыми авторитетами не принималось во внимание всякое «инакомыслие» и отстаивалось на определенном пути свое «авторитарное» право. Но в дальнейшем селекционеры, охотоведы, кинологи, охотники-практики добились консолидации лучших кровей лаек по их рабочим и экстерьерным данным и создали племенные селекционные линии и гнезда. И это было в то время, когда на охотничье собаководство, а в большей степени на лайководство, золотой генетический фонд никто из мира предержащих никогда не обращал внимания. Никакой научной базы для развития охотничьего собаководства у нас не было. В своё время организовали несколько питомников лаек в системе бывшей Главохоты, Центросоюза, института ВНИИЖП, собрав лаек всех пород с хорошими экстерьерными и рабочими качествами, но, к глубокому сожалению, по ряду причин все эти питомники прекратили своё существование.

И всё же, по сведениям ряда авторитетных авторов, ещё есть места, где сохранились породные лайки аборигенного типа, на которых нужно обратить внимание специалистов, пока не поздно.

В настоящее время есть большая группа лаек, которая по своему типу близка к зверовым описательного стандарта профессора Н.А.Смирнова, есть такие лайки в Москве и области, в Чувашии, Удмуртии, Смоленском клубе «Охота». Но всё это лайководство чаще всего держится только на энтузиазме любителей, не имея никакой материальной поддержки со стороны охотничьих организаций.

Эта группа лаек получила должную оценку и внимание со стороны охотников, кинологов в последние 15-20 лет. На каком-то определенном отрезке времени работа с ними была подзабыта. И одна из немаловажных причин этого кроется в том, что породы лаек в большинстве существуют для добычи пушного зверя: соболя, куницы, белки, хоря, горностая и других. Это было главным в жизни охотника-промысловика.

С другой стороны, нужно помнить и знать, что количество зверовых лаек было всегда небольшим, даже в таких местах, где встреча с крупным зверем - медведем, лосем, кабаном - является делом обычным.

Второй тип - лайки шакалообразные. Здесь также выделены две группы: одна – оленегонная и другая - промысловая, или, как их ещё называют, лайки-мелочницы, которые работают по мелкому пушному зверю и птице.

Приведём общие, типичные признаки, которые присущи шакалообразным лайкам и которые приводит профессор Н.А.Смирнов: «Промысловые лайки представляют собой группу, объединяющую те породы и отродья, которые возникли под влиянием отбора в целях промысла мелкого пушного зверя и птицы». Их распространение, как и у зверовой группы, - таёжная полоса. Этим лайкам присуща другая форма сложки и другие физические данные. «Некрупные, легкие, сухие лайки, умеренно-лептосомного типа сложения, быстрые в движениях, бойкие. Злобностью и смелостью в среднем несколько уступают зверовым и ездовым, более мягки в обучении и послушны. Рост (в холке), по нашим измерениям, оказался в среднем выше, чем по стандартам, принятым за границей: кобели 40 -52,8 см, среднее 47,15 см, суки 40-47 см, среднее 44,36 см. Высота в крестце или такова же, как в холке, или немного более (почти половина на половину), высокоперёдость нежелательна. Голова сообразно росту, абсолютно короче, чем у зверовых: кобели дали цифру 18-22 см, в среднем 20 см, суки - 17,5-20 см, в среднем -18,89 см. Индексы длины щипца в среднем для кобелей - 41,5% от длины головы, для сук в среднем - 41%. В общем, для группы в целом характерны: умеренное развитие гребней и соколка, чаще невысокий перелом и удлиненный щипец, тонкий к концу, как в вертикальном плане, так и в горизонтальном. Глаза у большинства отродий в косом разрезе век и темного окраса».

Приведя некоторые породные признаки, присущие этому типу лаек, профессор Н.А.Смирнов пишет и о великолепнейших охотничьих качествах этих собак. Особенно отмечает их вязкость, тягловость к зверю, нестомчивость, быстроту хода, что ведёт к быстрой добыче зверя или птицы. Вот как он описывает их работу по птице: «В особенности важен нажим броском в охоте по перу: быстрый нажим до подъема птицы, а в особенности на первых же порах последнего, ведет к тому, что птица, избегая вновь опуститься на пол, скорее деревится». Кто охотился с лайками по боровой птице, тот знает, насколько точное и верное это определение. Таких лаек всегда зовёт лес, они не могут без этого. Посмотрите на их глаза, на их трепетность колодки, на их чутьё, на открытые, всё втягивающие ноздри. Посмотрите, как такая лайка начинает делать полайку, где она обнаружила добычу, она отходит от ёлки, сосны или другого дерева на такое расстояние, которое отмеривает себе сама, и ни на что больше не обращает внимания, кроме как на малейшее шевеление в кроне дерева, и только что там зашевелилось - она точно же перемещается и своим поведением, своей уставленной мордой говорит, где есть добыча, И тут уж ни белке, ни кунице, ни соболю от неё не отвертеться, какие бы переходы с одного дерева на другое они ни делали.

В единении охотничьей лайки с её хозяином, с её натасчиком, должно быть обязательно что-то доверительное, особенно это касается становления молодой лайки, открытия её рабочих качеств, когда охотничья собака начинает понимать интонацию голоса, движение руки и всегда с радостью приходит к хозяину. Породы лаек в большинстве очень послушны, хотя и самостоятельны, но всегда знают свои возможности, сообразуют поведение с жизнью человека, всегда стараются быть ему нужными и полезными, незлобивы к нему, не бывают в тягость охотнику, как на промысле, так и в домашних условиях. Из лайки никогда нельзя сделать что-то приземлённое и униженное, иначе она не откроет своих высоких потенциальных рабочих качеств, заложенных природой, предками, не сделает высоких охотничьих, полевых открытий».

Приведём ещё выдержки из очерка профессора Н.А.Смирнова: «Из прочих конституционных особенностей лаек надо отметить следующие, закрепленные суровым естественным отбором: способность к полному усвоению получаемого корма, способность переносить голодание и быстро оправляться от его последствий, выносливость в отношении перемен температуры, а в частности на севере - к перенесению больших морозов, невысокая, по сравнению с заводскими породами, плодовитость: чаще всего пустовка один раз в году, при сравнительно невысоком количестве щенков в помете, медленный рост (позднеспелость), лайка-кобель вполне складывается не моложе двух с половиной лет. Это всё, конечно, признаки примитивности, и может быть изменено соответствующим подбором и режимом». Многие эти, по выражению профессора Н.А.Смирнова, примитивные признаки остались присущими и в существующих в настоящее время породах лаек.

Так как же дальше складывалась судьба промысловой лайки на нашем Русском Севере, в Архангельской, Вологодской областях Республике Коми, Карелии, где сосредотчено основное их поголовье? Всё меньше становилось мест, где они могли быть сохранены в том чистом типе, который им присущ, хотя рабочие качества по-прежнему, оставались ещё высокими. Но, с другой стороны, всё больше была видна разнотипность, беднокостность, упадок роста, лайки становились очень мелкими. Наверное, это заставило из ещё уцелевшего количества промысловых лаек нужно было выбрать лучший племенной материал и на его базе создать хотя бы временную группу однотипных и рабочих лаек. Теперь, оглядываясь назад, можно констатировать, что была проявлена крайняя жесткость в отношении некоторых качеств этих лаек, в частности, по окрасам псовины, из-за чего большая и достойная группа собак была выбракована из племенной работы. Но как знать, появилась бы сегодня, выросшая из той породной группы, современная порода русско-европейских лаек, если бы не была проявлена принципиальность и твёрдость взглядов теми кинологами, которые стояли у истоков этой породы. В настоящее время это одна из лучших пород лаек в нашей стране. И никакие брюзжание и копание в старых родословных оппонентов, которые они ещё изредка предпринимают, не повергнет её в уныние, порода развивается, и надо пожелать ей всяческого благополучия.

В заключение, подводя итоги и определяя практические задачи охотничьего лайководства, отметим, что профессор Н.А.Смирнов утверждал: «самое важное - селекционная работа: опытными вязками продолжать выявление генотипически чистых производителей, с обязательным учётом их рабочих показателей, таких показателей их потомства и по мере возможности их предков».

Я же, подводя итоги этой статьи, должен сказать вот о чём: мне, охотнику-лаечнику, кинологу, работающему с породами лаек более сорока лет, проведшему не одну сотню выводок и выставок, полевых испытаний и состязаний, знающему не понаслышке состояние охотничьего лайководства во многих регионах, захотелось познакомить любителей лаек с этим уникальным изданием, которое для многих остаётся неизвестным. И в этом я видел свою главную задачу.

Судьба охотничьего собаководства знавала и взлеты и падения, так было со многими породами, когда уходили корифеи, лидеры (что бы там ни говорили, а от них многое зависит). Но приходили новые молодые энтузиасты, и дело возрождалось, более того, поднималось на высокие количественные и качественные вершины. Примеров тому можно не счесть. Так было и с породами лаек. Вся эта работа делалась на наших глазах, тогда ещё молодых стажёров, не имеющих судейского звания: Д.В.Фуртова, С.Г.Доброва, А.А.Трещалова, А.В.Леонова, Р.А.Бегичева, В.И.Яковлева и многих других, большинства из которых, к глубокому сожалению, нет в живых.

И вот ещё о чем очень важном и нужном надо сказать: не все кинологи и другие специалисты, которые работали над созданием пород лаек, были терпимы друг к другу. Сказать об их большой дружбе и симпатии - значит, в некоторых случаях сказать неправду, Но значимость их труда была для них не в персоналиях, а в той цели, которую они себе поставили и к достижению которой шли. Это были преданные охотничьему собаководству и лайководству люди, со своей практикой и теорией дела, которому они посвятили жизнь. Мне думается, что об этих кинологах, охотоведах нужно написать отдельно, они этого заслужили, нам нужно знать их имена, знать их принципиальные взгляды.

Прошло не одно десятилетие после принятия новых стандартов, и жизнь подтвердила, доказала правильность этого пути. В настоящее время мы всё чаще видим породные, типичные, ровные ринги лаек, проводимая с ними полевая работа подтверждает их высокие охотничьи качества. Как прежде, так и сейчас они пользуются большой любовью и заботой охотников. И в этом большом и радостном единении есть и огромная заслуга авторов издания, о котором мы говорили, книги, которая заслуживает к себе самого уважительного отношения.

 

Юрий Антонов, эксперт-кинолог

“Охотничьи собаки” №2 – 1998.