Запах, обоняние, чутьё

У Багиры 6859/07 и Бойки 7134/07 хорошее обоняние

Часть 2. Способности воспринимать запахи.

Собака способна воспринимать запах на расстоянии. Для этого концентрация запаха на пространстве между его источником и собакой должна быть не ниже пороговой. При полной неподвижности воздуха (в реальных условиях этого никогда не бывает) запах будет распространяться только путем диффузии, равномерно во все стороны, стремясь занять полусферу. Скорость этой диффузии отнюдь не постоянная и зависит в первую очередь от давления, температуры воздуха и молекулярного веса пахучих веществ.
Во всяком случае, скорость её намного превышает 10 м в секунду. Но для причуивания важно, чтобы на определенном расстоянии концентрация оказалась не ниже пороговой, что в очень сильной степени зависит от испарения птицей пахучих молекул. Испарение же это сильно колеблется и, в свою очередь, зависит от силы ветра (в принятых условиях равной нулю), давления и разности между упругостью насыщающих при данной температуре и фактически содержащихся в воздухе паров. В итоге интересующая нас величина будет очень сильно варьировать, определить же скорость достижения ею нужной концентрации нельзя из-за отсутствия нужных приборов. Органолептическое определение также ничего не даст в силу индивидуальных колебаний порога чувствительности (разные особи будут ощущать запах при различной его концентрации). В реальной обстановке дело осложняется ещё и тем, что даже при «штиле» всегда образуются локальные, неупорядоченные течения, изменяющие распространение запаха. В зависимости от рельефа местности, заслонов и пр. эти течения даже в рядом расположенных точках могут иметь различное направление. В этом кроется главная трудность причуивания собакой дичи и оценки её чутья при штиле; любые шкалы и расчеты, основанные на недостоверных посылках, ничего, кроме путаницы, в этот вопрос не внесут.

Собаки Ласьковых почуяли следы

Ветер не только усиливает испарение и, следовательно, насыщение воздуха запахом, но и придает ему определенное направление; не исключено, что направление самого ветра может служить ориентиром движения собаки к причуянной дичи. По аналогии с не раз сфотографированным распространением газов и дыма мы можем представить и распространение по ветру запаха. При фотографировании с длительной выдержкой область распространения будет напоминать конус, путем же серии снимков с короткой выдержкой можно убедиться, что в каждый данный момент распределение вещества в воздухе неравномерно, образует струи, завихрения (особенно по краям) и т.п. Все это привносит в распространение запаха известную неопределенность, заметно возрастающую при порывистом ветре.

Местные препятствия и заслоны могут дробить общий поток воздуха на отдельные течения, сильно отклоняющиеся от основного. Наблюдатели и судьи испытаний этого тоже обычно не учитывают. Достоверно мы знаем только, что ровный, средней силы ветер способствует относительно равномерному распространению запаха и облегчает его восприятие; в сильный же и тем более порывистый ветер восприятие запаха птицы или зверя обычно затрудняется. Тот же ветер может донести отдельные струи запаха на такое расстояние, на котором собака их обычно не улавливает. Этим чаще всего и объясняются необычно дальние прихватки собак. Наиболее благоприятные условия для распространения запаха создает ровная открытая местность с невысоким растительным покровом. Опыты доказали также, что восприятие запаха улучшает повышение (до известного предела) температуры и влажности воздуха.

Влияет на распространение запаха и много других факторов, но проверенных данных об их влиянии мы пока не имеем, рассмотрение же эмпирических данных вывело бы нес далеко за рамки журнальной статьи.
Сказанное делает совершенно бесплодными попытки применить для оценки чутья какую-либо точную шкалу или таблицу, разработать же их на основе хотя бы сотен или тысяч судейских отчетов невозможно по той простой причине, что судьи определяют силу ветра и расстояния не приборами, а на глаз. Помимо всего, ни в одной шкале невозможно учесть множества причин (кроме силы ветра), влияющих на силу запаха.

Калита – надо помогать

В зависимости от чувствительности, а может быть и количества обонятельных клеток, воспринимающих данный первичный запах, собака может иметь разную чувствительность к отдельным первичным запахам. К тому же восприятие внешних раздражений зависит не только от поступления информации, но и от анализа её в перерабатывающих отделах высшей нервной системы. Лишь при согласованной работе воспринимающего и анализирующего отделов собака может очень точно дифференцировать улавливаемые запахи. Она способна тогда выделить нужный запах из множества других, в том числе и из очень к нему близких или более сильных, отличить индивидуальный запах человека и животного. В экспериментах и в практической работе собака среди десятков однородных предметов находит именно тот, которого хозяин едва коснулся концами пальцев, даже после того, как его держал кто-то другой. Среди нескольких ящиков, перед отверстиями которых стояли банки с керосином, собака находила тот единственный, в котором был спрятан кусочек мяса или т.д.

На некоторые сложные запахи собака может реагировать сильнее, чем на другие. Причиной может быть то, что первичные запахи, его составляющие, воспринимаются ею сильнее. Другой причиной этого может быть и то, что определенные сложные запахи сильнее возбуждают её нервные центры. Эта особенность, как и невосприимчивость к некоторым запахам, у собаки может быть врожденной, наследственной. Поэтому, если одна из двух собак на большем расстоянии улавливает, например, запах сыра, то из этого ещё не следует, что она на большем расстоянии учует и дичь. Отсюда следует вывод, что не всякое обоняние является чутьем в охотничьем понимании. Под чутьем надо понимать только способность собаки чуять объект охоты — дичь и силу чутья определять только по дичи. В известной мере наследственна и способность чуять преимущественно определенный вид или группу птицы и зверя. Поэтому нередко молодая собака с первого выхода реагирует только на залах дичи и не обращает внимания (или почти не обращает) на запах птичек. Но для этого нужны особо благоприятные обстоятельства, т.к. реакция на запах всё же устанавливается путем условной связи, а наследуется, видимо, только склонность реагировать на определенную группу запахов. Тот факт, что на первых порах молодая собака причуивает птичек или вообще не работает чутьём, ещё не может служить доказательством её бесчутости. Нужное сочетание — запах — дичь — может сложиться у неё позже в процессе натаски и опыте охоты.

Экспериментально установлено, что упражнениями в улавливании слабых запахов можно добиться того, что собака будет улавливать столь слабые запахи и их оттенки, которые раньше ею не воспринимались совершенно. Это тоже заставляет снисходительно относиться к ошибкам молодой неопытной собаки.
Даже если собака способна выделять какой-либо один определенный запах из ряда других, даже более сильных, при длительном воздействии он перестаёт ею ощущаться: происходит адаптация к этому запаху. В силу этого маловероятно, чтобы съеденный собакой пахучий корм мог сказаться не её чутье. Сказанное в равной степени относится и к пребыванию собаки в помещении с каким-либо стойким запахом, если, разумеется, он не оказывает общего неблагоприятного действия на организм, как, например, запах выхлопных газов.

Калита проверяет под камнем

Сила чутья складывается из способности улавливать запах в малых концентрациях и способности так перерабатывать полученную через обоняние информацию, чтобы точно отдифференцировать запах самой птицы от запаха её следов, сидки или птичек и определить направление и местонахождение птицы.

На первый взгляд чётко намечаются два элемента чутья: соответствующие его дальности и верности. Ставить же баллы за силу чутья и манеру им пользоваться — вообще недоразумение. В действительности дело обстоит не совсем так. Ведь сила восприятия запаха зависит не только от развития обонятельных клеток, их чувствительности, но и от способности собаки выделить нужный запах из всех остальных. Кроме того, отнюдь не равноценна дифференциация сильного и слабого ощущений при большой и малой концентрации пахучих молекул во вдыхаемом воздухе. В силу этих причин элементы чутья настолько связаны между собой, что при раздельной их оценке неизбежны гораздо большие ошибки и погрешности, чем при суммарной, как, например, общая оценка силы чутья. Помимо того, совсем не бесспорно, что следует принимать за мерило дальности и верности чутья: ведь область распространения запаха, точнее — дальность сохранности его вышепороговых концентраций, подвержена очень сильным колебаниям, зависящим от многих причин. Поэтому оценка дальности чутья отсчетом расстояний от места причуивания до дичи далеко не точна. К тому же сама точка причуивания фиксируется судьями с трудом и в большинстве случаев не совсем точно. Поэтому о силе чутья больше говорит общее впечатление от работы собаки и проявленного ею чутья.

Приходится, к великому сожалению, признать, что более точного критерия оценки чутья, чем личный опыт и наблюдательность судей, пока что не существует, а все попытки внести в него некое подобие точности на основе необъективного исходного материала едва ли будут успешными.

А. Платонов, кандидат сельскохозяйственных наук
“Охота и охотничье хозяйство” №1 – 1969.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *