Рецензия Г.З.Насырова

Выставку открывает эксперт-кинолог Всероссийской категории Г.З,Насыров

Рецензия на отчет по экспертизе западносибирских лаек на Ревдинской городской выставке (21 марта 2015 г.) эксперт II категории Гололобов К.Е.

Рецензируя  отчет, я так же попытаюсь затронуть вопросы проведения гласной экспертизы Гололобовым и ряда других аспектов, возникающих при подготовке и проведении выставок.

Ревдинская городская выставка невысокого ранга привлекла большое внимание кинологической общественности. Причиной тому сложившаяся благоприятная обстановка в Ревдинском обществе охотников. Правление, егеря и председатель общества все любители охотничьих собак – в большинстве лаек.  Владельцы охотничьих собак области, почувствовали к себе доброе отношение и потянулись к проводимым кинологическим мероприятиям Ревдинским обществом.

Представление экспертных комиссий

За последние годы обществом регулярно проводятся выставки охотничьих собак. Качество их растет раз за разом. Растет количество экспонируемых собак. К выставке этого года была проделана большая подготовительная работа. Неоднократно собирался выставочный комитет. Обсуждались все возможные препоны, гуляющие от выставки к выставке.  Основное внимание обращалось на то, что бы облегчить работу экспертных комиссий. Благодаря подготовке к выставке удалось избежать  «традиционных» ошибок». Достаточно сказать, что не было длинных очередей (отнимающих массу ценного времени у экспертов) около ветеринарного контроля. Выставка началась без опоздания. Эксперты были свободны во времени. Было много сделано полезных вещей, которые оттянули эту выставку в лучшую сторону от ранее проводимых в области. На выставку был назначен комендант. Работал буфет. Был приглашен фотограф с богатым опытом работы на лаечных мероприятиях. Приглашены были телевизионщики. Неординарность выставки заключалось и в том, что место выставки было выбрано в поле без каких-либо построек. Но Ревдинское общество решило проблему, используя большие армейские палатки. В них относительно комфортно, есть освещение, есть столы и стулья и т.п. Были и ещё благие намерения, но не все и в раз были они выполнимы. Предлагалось проведение семинара – общения всех любителей лайки – и экспертов, и владельцев лаек, и организаторов. Но соглашения не достигли. В основном не могли решить вопрос – когда провести встречу экспертов и лаечников за круглым столом – или до выставки, или после её закрытия. Было решено пригласить достаточно опытных экспертов по профилирующей породе на Урале. Выбор пал на К.Е.Гололобова и В.Д.Речкина. Оба они достаточно хорошо известны благодаря своим публикациям и работе по экспертизе лаек на выставках разного уровня. Оба, как говорили раньше, любезно дали согласие. Работу приглашенных экспертов я имел возможность наблюдать. К.Е.Гололобов работал экспертом в рингах сук ЗСЛ; средней и старшей групп. Количество выставленных лаек было невелико, но достаточное для удобной сравнительной экспертизы: средней — 12 голов, в старшей — 11 голов. Экспертиза Гололобова была бесспорно строга, а у некоторых владельцев вызвала неприятие, но вряд ли следовало ожидать иной реакции. (Время такое – героев митинга и интернета). Все прошедшие экспертизу лайки у Гололобова (за редким исключением в средней группе) ранее проходили экспертизу у уральских экспертов.

При экспертизе эксперта «со свежим взглядом» многие лайки получили оценку на одну и даже на две ступени ниже, нежели тех, что имели раньше. Это легко объяснимо. Владельцам следует знать, выставляя своего питомца в ринг – что у эксперта время для осмотра ограничено. И если владелец за отведенное время экспертизы не сможет показать свою собаку — кого винить? Лайка при владельце должна чувствовать себя уверенно и комфортно. Она должна держать хвост как требует стандарт. Не должна она выглядеть угнетенно и сиротливо, не должна она припадать к земле и тянуть из ринга. Эти прописные истины приходиться здесь говорить потому, что в рингах таких собак было достаточно. И это у собак средней и старшей групп. Вторая причина расхождения оценок при разных экспертах в том, что суки в силу своих физических особенностей изменчивы в экстерьере. Лучшая форма суки — предтечное состояние. Оценка экстерьера меняется с возрастом лайки. Не может лайка в три года получить отличную оценку и обязательно умереть в 10 лет с той же отличной оценкой. Одряхление организма лайки идет уже с 3-х лет. На людях возрастные изменения мы умеем видеть (заглядываясь на пожилую женщину ещё ни один мужик шею не свернул). Владельцы лаек это должны знать, выставляя свою собаку в ринг. Ушли времена в прошлое, когда лаек было мало,  и когда каждая особь рассматривалась на предмет использования её как племенной материал. Рассмотрим ещё аспекты лайковедения, затронутые  Гололобовым при экспертизе. Им были снижены оценки за недостаточно породный шерстный покров у нескольких лаек. Не оспаривая важность шерстного покрова лайки и заслуженного снижения оценки лайки за отклонения этого признака от нормы, все же не следовало этот недостаток приравнивать к таким недостаткам, как к форме головы. Строение и форма головы содержит десятки деталей, которые в сумме являются важнейшим показателем породности, чистоты лайки. На этом вопросе я чуть остановлюсь, хотя понимаю, что выхожу за рамки рецензирования отчета.

Работа К.Е.Гололобова в ринге

В истории создания ЗСЛ  при отборе породного материала строение и форма головы сыграли огромную роль. Если вспомнить попытки классификации (т.е. разделения на породы) лаек было сделано много ошибок. В начале 20 века Ширинский – Шихматов предложил разделение по этнографическому принципу. Ширинский-Шихматов полагал, что сколько существует северных народностей столько и существует разновидностей лаек. Считал, что их можно легко различить. Разделение лаек, предложенное им, долго кочевало по страницам изданий, журналов, книг, но пришло время, и стало понятна его несостоятельность. Описание лаек по породам он делал по выведенным единичным экземплярам лаек. Допустим про типичную остяцкую лайку он писал, что она должна быть серого окраса, с маской на морде,  с темным «ремнем» на спине, что она смотрится высокозадой, что в работе предпочитает мелкого пушного зверя, а по крупным зверям не работает.   Про отличительные признаки в строении головы остяцкой лайки не сказано ни слова. В этом крылось основополагающая ошибка в разделении лаек по породам. Такое определение чистокровной остяцкой лайки вызвало яркое неприятие Томского охотника А.Н.Лялина. Он много писал, что остяцкие лайки у него белого окраса, что он с ними великолепно охотится и берет на берлогах медведя  и т.д. Всё с точностью наоборот. Чуть позже, в начале 20-го века С-Петербургский профессор Н.А.Смирнов  с группой сподвижников предложили разделение лаек на два типа (считай породы): зверовой и промысловый. Крупные лайки становились зверовыми, а более мелкие промысловыми. По такому принципу Ленинградские охотники пытались разводить лаек к концу 30гг. Не получив поддержки и одобрения в других центрах разведения лаек (Москва, Свердловск) проект был закрыт. Несколько по-другому шло разведение лаек на Урале и в частности Свердловске. Уральцы, одобренные в своих действиях Кинологическим съездом 1925г., продолжили привозить лаек из северных промысловых районов Урала. Они в основном имели происхождение от мансийских и, видимо, реже хантыйских лаек. Материала для отбора было достаточно. Отбор шёл по сложке и голове. Большая заслуга в отборе лаек принадлежало Ф.Ф.Крестникову, он проводил много выставок. Благодаря его  «вкусу», на породу были отобраны собаки с красивыми, легшими в основу ЗСЛ головами  – Мильтон Долматова, его сын ч.Грозный 69/ркстс, его внучка ч.Тайга Преснякова, Остяк Каменева, Серка Осколкова и другие. Во главу угла при отборе лаек ставилась сухость и зверовидность головы. Ф.Ф.Крестников писал, что голова уральской лайки должна походить на голову молодого волка. В конце 20-х годов в журнале «Уральский охотник» был опубликован стандарт, разработанный Ф.Крестниковым,  «Уральская лайка». Таким образом, я хочу этим сказать, что голова – это важный породный определитель. И при выведении культурных пород лаек голова определяла породность. В настоящее время, когда стало много угорских (зап.- сиб.) лаек с волчьими и бойцовскими кровями, надо в первую очередь чистоту определять по форме и строению головы.

Породникам всегда надо помнить, что ЗСЛ — самая красивая лайка, красота её кроется  в первую очередь в голове. А шерстный покров играет, конечно, важную функцию, но не может быть показателем породности, ибо шерстный покров у многих лаек и других пород одинаков или почти одинаков.

Далее автор отчета, как в гласной экспертизе, так и в отчете, коснулся вопроса о существовании (или не существовании) двух типов в породе ЗСЛ – хантыйского и мансийского. У многих лаечников этот вопрос вызывает живой интерес. Я по этому вопросу имею тоже свое мнение. Сначала приведу слова уважаемого мной московского кинолога, больше известного как эксперта и заводчика гончих М.А.Сергеева. Он говорил, что ведение любой породы собак невозможно без разделения на типы. Автор отчета Гололобов, исследуя этот вопрос в книге «Хантыйская, мансийская, западносибирская», и в беседах делает вывод, что у кинологов прошлого столетия нет описания породных признаков хантыйских лаек. Тип хантыйской лайки, который сейчас многими обсуждается, надуман, а не срисован с натуральной хантыйской лайки. Гололобов даже сомневается вообще о существовании когда-либо хантыйской лайки, а разделение ЗСЛ на исходные типы считает зоотехнической безграмотностью. Но! Сторонники противоположного взгляда (к числу их, видимо, отношусь и я) упорно утверждают, что в породе ЗСЛ легко просматриваются два типа — хантыйский  и мансийский. Если глубоко копая в истории породы обнаруживаем, что нет описания хантыйского типа, то давайте этот тип назовем типом №1, а мансийский — тип №2. Можно более легких и суховатых назвать типом лептосомным, а более широкотелых и растянутых эйрисомным типом. Дело не в названии типов. Другое дело как эти типы понимают обычные владельцы лаек и многие эксперты. К сожалению, причисляя лайку к одному типу или к другому типу эксперт, а чаще владелец, берет во внимание не лучшие особенности типа, к которому причисляет свою лайку. Случается, что владелец, относя свою лайку к мансийскому типу брал, её вздёрнутость, бедную одежду, укороченный формат за благо. Бывает, что лайку с тяжёлой сырой головой относят к хантыйскому типу. Часто ссылаясь при этом на какие-либо публикации того или другого специалиста по собакам.

Гласная экспертиза

Не вдаваясь глубоко в тему, хотелось бы коротко высказать своё видение этого вопроса … Бесспорно, любой владелец лайки, любой эксперт по лайкам вправе думать, рассуждать, говорить о типах в породе – это есть хорошо. Но не следует высказывание авторов публикаций по этой теме (да и вообще) извращать, искажать, выбирать из текста отдельные слова, фразы и т.д.  Есть стандарт и его ещё никто не отменял, по нему и следует оценивать лайку зап. сибирскую. Статьи, книги или высказывания отдельных авторов — это не догма, это не официальный документ, который мы должны взять на вооружение немедленно. Это лишь мнение, видение отдельного человека. Кредо эксперта Гололобова несколько другое, в подходе к этому вопросу лайковедения: породу ЗСЛ на исходные (хант. и манс.) формы не делить. Стремиться к идеальной ЗСЛ, выбирая эталонные экземпляры, и стараться этот эталонный экземпляр популяризировать. В средствах популяризации эталонных особей сейчас нет сложности. Проповедуя идеологию строгой экспертизы ЗСЛ в рамках существующего стандарта  с прицелом на лучшие экземпляры, Гололобов сравнительно строго судит и дает соответствующие оценки собакам. Но при этом ни одна из 23 сук не переведена за черту племенного использования. Понятие «пользовательное поголовье» не прижилось в лаечьем лексиконе.

Все ЗСЛ, получив щенячью карточку, уже племенные. Напрашивается вопрос «верным ли путем» идет разведение ЗСЛ? Вопросов много возникает, а ответов нет. Я вновь возвращаюсь к разговору, кто будет в ответе, за то, что ЗСЛ засорили посторонними – назвать кровями язык не поворачивается. Уже эти гибриды появляются на рингах Екатеринбурга, Тюмени, Югры и т.д. Я не слышал ни одного случая, чтобы эксперт в ринге заподозрил в ЗСЛ посторонние крови, не сказал: «Господа, король то голый». Я не вижу другого выхода, как требовать от экспертов более ответственно относиться к обязанностям, которые на него никто не накладывал. Эксперт сам свою стезю выбирает. Мне думается, что если было бы больше экспертов подобных, К.Е.Гололобову, возможно, было бы меньше вакханалии подкидывания в породу всевозможной грязи — хаски, волки, питбули и т.д. Только строгая экспертиза — залог сохранения замечательной породы ЗСЛ в чистоте. Прошу простить меня за старческое брюзжание.

Далее: в отчёте автор затрагивает вопрос о существовании Московских,  Свердловских  школ экспертизы  и понимания породы ЗСЛ. О себе же говорит, что не является адептом ни одной из них. Думаю, что сейчас нет никаких школ (направлений) в изучении лаек. Возможно, когда-то они просматривались. В довоенные годы прошлого века было достаточно много кинологов по лайкам в Уральском регионе. Они много сделали в направлении изучения лайки.  Современное состояние мне видится не столь мажорным.

Современную «уральскую школу» может характеризовать конкретный случай. Приглашая на выставку экспертов К.Е.Гололобова и В.Д.Речкина я клятвенно обещал, что комиссия будет подобрана грамотная и что рутинная работа по бонитировке ляжет на плечи уральских асов экспертизы. Оказалась, наврал. Были допущены ошибки. Напутали в бонитировке. Конечно, в бонитировочной бухгалтерии они разберутся, но ведь школа экспертизы лаек предполагает не только простейшую математику 1+2, это нечто другое. Вот этого другого у нас Урале и нет, нет её и в других регионах. Такие времена… Какая уж тут школа.

Рецензируя отчет Гололобова,  я пытался найти слабые стороны его. Но тщетно. Рекомендовал бы его брать за образец начинающим экспертам. Ценность его в точном описании каждой особи прошедшей экспертизу в ринге. Кратости (наимение слов). И все же считаю, в некоторых случаях эксперт Гололобов был излишне строг к форме головы, ярким броским лайкам. В чем это выражалось? Чаще в форме черепа.  У некоторых особей эксперт находил её излишне широкой (Даурия В.Балдина и Ася А.Кириллова). Он считает, что эта форма черепа близка по форме к черепу другой близкой родственницы ЗСЛ – РЕЛ. Признавая правдивость замеченного недостатка, всё же я считаю, что не следовало Даурии  В.Балдина так жёстко снижать оценку до «хорошо». Все же голова у неё имеет некоторые сходства с головой нашей отечественной близкородственной лайки,  а не какого-то питбуля, хаски или волка? У последних она тяжелее, чаще выраженный переход ото лба к морде, у Даурии голова с плавным переходом, чистый сухой щипец.… Но возможно я не прав.

Далее, ищу в отчёте к чему можно придраться в описании лаек. Средняя возрастная группа Ёлка В.Табатчикова — 2 место в ринге: «…уши …чуть широковато поставлены из-за несколько расширенной лобной части». Уши могут быть и широковато и узковато поставлены, это не зависит это от ширины лобной части. Они не связаны с черепом – они находятся на нём (меня учили  «отцы» так).

Даурия В.А.Балдина

Следует отметить, в отчёте приведены порой неполные анкетные  данные на собак (отсутствие года рождения, нет инициалов владельцев и т.д.). Это я отношу на погрешность членов комиссии  — ассистентов и стажеров — асов Урала.

Заканчивая рецензирование отчета и оценку работы эксперта Гололобова, хочу ещё остановиться на вопросе взаимоотношения эксперта ринга и владельцев экспертируемых лаек. Эти взаимоотношения со временем претерпевают изменения. Но они были, есть и будут. На Урале каких-то 30 лет назад охотник с лайкой олицетворял выдержанного мужика, слово его было взвешено, он готов был внимательно выслушать о своей собаке оценку эксперта, какой бы она не была. Сейчас всё изменилось. Есть размноженцы, готовые обозначить себя на выставках любым способом. Поиграть на публику. Привлечь внимание к себе и своим лайкам. Такие «бунтари» думают только о своем собачьем бизнесе. Они ищут «неокрепшие души» не только в интернет — пространстве, но и на выставках.

При организации хороших подготовленных выставок я бы рекомендовал назначать такого коменданта, который бы мог «умных» пиарщиков проводить в главную экспертную комиссию.

Благодарю Гололобова Константина Евгеньевича за согласие на экспертизу лаек Урала, за то, что условием экспертизы поставил судить собак, а не владельцев, и непременно этого придерживался.

Эксперт Всероссийской категории Г.З .Насыров,
14.05.2015 г. (Екатеринбург).    

Добавить комментарий