Охота на волков

Волчье семейство.

Волк – крупный хищник. Распространён широко и наносит ощутимый ущерб, как домашнему скоту, так и обитателям леса: лосям, кабанам, оленям. Глухих лесных массивов волк избегает, селится в перелесках, густых чащобах, малоснежных лесах. Логово устраивает в оврагах или густых кустарниках.

Гон проходит в декабре-марте, через 65 дней появляются 4-6 (до 12) щенков, которые через 2-3 месяца переходят на мясной корм. В волчьей стае может быть до 12 зверей с чёткой иерархической организацией. Охотятся волки в сумерках и ночью, но в период выкармливания и днём. В сутки волк может съесть до 10 кг мяса. При беге может развить скорость свыше 60 км в час. Линяют волки два раза в год: весной с середины апреля до июня и осенью, с сентября до ноября. Непотревоженное волчье семейство живёт в одном и том же логове несколько лет подряд, а каждая семья имеет свой охотничий участок, который активно охраняется. В зимний период семья переходит на кочевой образ жизни.

Из опыта охотника-волчатника.

Что трудно добыть волка, знают не только охотники. Поэтому давным-давно — 135 лет назад – о волке писали: «… это лютое животное, будучи хитро и проницательно, всегда, кажется, изучало человека и следило за его изобретательностью относительно истребления их волчьего рода»; ну, а если кто и умеет так искусно замаскировать себя и приваду, «да высиживать целые ночи и выжидать, покуда придёт к ней серый гость, то тому нужно отдать полную охотничью похвалу за мастерство и терпение».

У вятских охотников хватает и нужного мастерства, и неутомимости, и терпения.
Три года выслеживал волчью семью старший егерь Всесоюзного научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства Николай Павлович Корсаков. Постоянные, но большей частью неумелые преследования городских да разного рода случайных охотников сделали зверей особенно осторожными. Давно обжитый ими обширный причелецкий лесной массив с хорошими укрытиями по непролазным логам и легкодоступные корма обеспечили волкам практическую неуязвимость. Казалось, бессильной стала большая награда, вот уже много лет выплачиваемая государством за добычу этого хищника.

В тоже время из года в год вред от волчьей семьи становился просто нетерпим: десятки овец и немало других домашних животных ежегодно уходили на её содержание. Летом 1971 года только за один набег пара волков переярков загрызли 30 колхозных овец. В лесных же урочищах волки по-своему распоряжались лосями. Иногда зимой звери всем выводком предпринимали набеги и в хозяйство ВНИИОЗ.

Понятно, что все эти годы на охотников шли нарекания. Как водится, самые неприятные доставались Корсакову. А он упорно искал, где и как перехитрить волков. И вот в середине декабря, как-то враз заглубели снега. Высокий, рыхлый снег застал волка близ лесовозной дороги. Этим и воспользовался неутомимый волчатник. Почти каждый день он стал курсировать по дороге, которая единственной сорокакилометровой ниткой через Сомский посёлок уходила в таёжные квадраты. Вскоре выяснилось, что глубокий снег вынудил волков постоянно использовать её для своих переходов, т.к. в одном месте, где-то неподалеку, они, видимо, раздобыли лося. Конечно, подобную догадку подмывало проверить. Однако делать это было нельзя, Николай Павлович по опыту знал: стоит волкам заметить, пусть даже случайный лыжный след возле своего пиршества – больше они к нему не придут.

Уже на исходе был снежный декабрь. Вслед за снегами крепко ударили морозы. Волки не выдержали. Те, кто помоложе, стали выходить на дорогу и днём. Вечером последнего декабрьского дня самый мелкий волк, пропуская очередной лесовоз, смело уселся на обочине дороги. Выстрел сразил зверя.

Попался «серый».

Однако гибель молодого оплошавшего зверя тотчас насторожила оставшихся. Чтобы взять их, надо было приискивать что-то такое, с чем эти волки ещё не были знакомы. Всё передумал охотник и лучше капканов придумать не мог. Но где их ставить? Если по-прежнему из-за какого-либо укрытия, в 10-20 шагах от обочины дороги, на своротах следов в лес? Бесполезно. Больно тонкое это дело ставить капкан под след. В лучшем случае поймаешь ещё одного «просточка». И всё же свежая торная тропа соблазнила попробовать. К удивлению, повезло. Через несколько дней томительного ожидания второй волк с тяжёлым капканом на лапе бешено рванулся в лесную чащу. Спустя день в соседний капкан угодил и третий. Но, как предполагалось, пойманными оказались прибылые (не зимовавшие) волки – сёстры застреленного зверя. Стало окончательно ясно, что матёрых столь обычным приёмом ни за что не возьмёшь. Тут же припомнилось, как ещё Зворыкин писал, что старые волки по разнице отражения снега способны и ночью угадывать, где нарушена снежная пелена при установке капкана, малейшее подозрение и …сойдут с дороги. А если поставить ловушки на дороге? Люди же по ней ходят. Не будет ли это сюрпризом для всё испытавших зверей?

Это была счастливая мысль, нужно было найти подходящее место. Его указали сами волки. Потеряв потомство, они хотя и перешли глубже в лес, но не оставили дороги, постепенно обозначив места, где по и инстинктивной привычке обнюхивали те или иные заметные предметы, окропляя их попутно мочой в доказательство своего пребывания. Так на дороге появились «мочевые точки», как их называют охотники. Они-то и привлекли внимание егеря. Час-другой ювелирной работы и почти в метре от колеи лесовозной дороги, возле удобных «точек», ловко поставлены капканы. Потянулись дни упорной, утомительной слежки. Теперь прибавилась забота: не пропускать появляющихся на обочинах мочевые знаки волчьего пребывания и аккуратно переносить их к капканам. Хорошо зная волчью натуру, Николай Павлович ждал, что оставшиеся волки будут следить, не появятся ли пропавшие сородичи. К тому же приближалось самое дорогое для капканщиков время – пора волчьей любви…

Расчёты оказались верны: перенесённые «точки» помогли. Первой за излишнее любопытство поплатилась молодая волчица-переярок, готовившаяся обзавестись собственной семьёй. Затем стальные челюсти капкана захлопнулись на ноге мудрого старого волка…

Тревога ли за пропавших членов семьи или какая другая причина, но через неделю после гибели матёрого та же участь постигла его верную спутницу-волчицу, хитрость и осторожность которой долго обеспечивали существование крепкой волчьей семьи.

Своими страшными зубами яростно вцепилась в капкан, да так, что вскоре не устояла первая стальная пружина. Остатками зубов она отжала вторую пружину и, на глазах шофёра проезжавшего лесовоза, вырвалась на свободу. К счастью, по глубокому снегу, зверь далеко не ушёл. Силы оставили, когда к месту, где она укрылась, подоспел Корсаков. Только после гибели волчицы последний, седьмой волк ушёл прочь с лесовозной дороги. Возможно, виною тому был сам егерь. Заметив, что у мочевых точек на дороге волки не так осторожны при обнюхивании незнакомых предметов, он поторопился поставить капкан, тщательно не очищенный от заводской смазки. Зверь подошёл к ловушке, но, почуяв её, сошёл с дороги, осторожно обошёл капкан, а затем, приблизившись по снежной целине, словно бы нарочно, ухитрился его оголить. Но ловкому волку тоже не повезло. Голодный, он вышел к деревне Махни, где у падали с осени «дежурил» капкан. Разгадать, где он поставлен, зверь не сумел. И как ни осторожничал, всё же стал трофеем другого опытного охотника Зуевского района – Терентия Павловича Чермина.

Итак, охотничье упорство заслуженно победило. Четыре волчицы и три волка проиграли многолетнее сражение с охотниками. Конечно, это была большая удача. Мне думается, о ней полезно узнать другим охотникам-волчатникам тех лесных областей, где часто наблюдается рыхлый, глубокий снег. Особенно это касается Кировской области, где в помолодевших вятских лесах численность волков не убывает. Постепенно увеличивается и их добывание, причём в последнее время немало и в результате случайных встреч. В частности, в окрестностях реки Великой (близ с.Чудиново) в октябре 1972 года по белой тропе прямо на лёжке была застрелена крупная волчица. В области нередки случаи гибели волков и под колёсами автомобилей.

Волки загоняют лося.

В тоже время обычными становятся сообщения о нападении волков на скот. Так у деревни Васильево (южный Нолинский район) летом 1972 года волки за один раз загрызли в загоне 93 овцы. Осенью этого же года возле села Спас-Заозёрье (северо-восточный Фаленский район) хищники загубили 60 овец. Кроме того, известно, что вятские волки потенциально опасны и как людоеды (М.П.Павлов. О волках-людоедах. Альманах «Охотничьи просторы», вып. 22, М. 1965).

Сейчас для нашего лесного края эти факты следует расценивать, как опасные, т.к. с каждым годом здесь всё меньше опытных охотников на волков. В этой связи охотники должны знать, что охота на волков требует выискивания новых приёмов борьбы применительно к конкретному месту их обитания, с учётом особенностей поведения того или иного выводка, или даже отдельного зверя. Нельзя упускать не только время, когда в лесах появляется глубокий рыхлый снег, но и когда он раскисает весной. В такое время волки, определившие на лето районы своего обитания (логова), чаще выходят на дороги. Будет хорошо, если охотники лесных областей, используя опыт Н.П.Корсакова, приспособятся ловить волков на глухих таёжных дорогах.

М.П.Павлов, «Охота и охотничье хозяйство», №7, 1973г.

Добавить комментарий