Куница

Лесная куница дала название обширной группе хищных животных — семейству куньих. Она типичный представитель этого семейства. Вытянутое тело её отличается гибкостью, зверек очень подвижен, с одинаковым проворством передвигается по земле и по ветвям деревьев. Куница встречается во всей лесной и лесостепной зоне европейской части страны, в горных лесах Западного Кавказа, в небольшом количестве в тайге Зауралья, к востоку до Оби. Размеры куницы по сравнению с таковыми у других представителей семейства куньих средние. Длина тела самца 40—58, хвоста 20—26 сантиметров, масса 1200— 1300 граммов. Самка несколько мельче.

Пышный и мягкий мех зверька славился с незапамятных времен. Тон его зимней окраски темно-бурый, более интенсивный на верхней части тела и более светлый, с палевым оттенком, на брюшке. На горле и нижней поверхности шеи располагается светлое (желтое, оранжевое или бурое) пятно, которое иногда распространяется и на грудь. Из-за этого пятна лесную куницу раньше называли желтодушкой в отличие от белодушки — каменной куницы, обитающей в южных областях нашей страны.

В районах европейского Севера куница предпочитает еловые леса. В сосняках её всегда меньше, т.к. там резче меняется численность мышевидных грызунов — основного корма этого хищника. В пределах своего ареала куница распространена неравномерно. Это обусловлено степенью лесистости того или иного района, кормностью угодий, доступностью кормов в разные сезоны и наличием гнездовых условий. В тех местах, где зверька не преследуют, он легко уживается в непосредственной близости от населенных пунктов, мирится даже с антропогенным ландшафтом и может держаться на небольшом лесном островке площадью в несколько сотен гектаров. Отпечатки передней (вверху) и задней лап куницы; справа следы прыжков куницы на рыхлом снегу.

Численность куницы в различные годы изменяется незначительно. Это объясняется её многоядностью и способностью компенсировать нехватку основного корма второстепенным. Набор кормов этого хищника исключительно разнообразен. Основная его пища — лесные полевки и боровая птица, главным образом рябчик. Поедает куница также белок, мелких птиц и их яйца, лягушек, ящериц, насекомых и их личинки, очень любит мёд, питается зверек и различными ягодами, в первую очередь рябиной. В южной части ареала куница поедает также плоды диких фруктовых деревьев, виноград. Самцы способны нападать на таких относительно крупных животных, как заяц-беляк и глухарь, однако это бывает довольно редко. Вообще же набор кормов у самца заметно разнообразнее, чем у самки.

В Архангельской области, например, в рационе самца насчитывается зимой 11, а летом 14 кормовых объектов, в то время как у самки зимой 6, а летом 9. В питании самок реже встречаются крупные, малочисленные в природе или труднодоступные объекты, но зато они чаще поедают мелких птиц, насекомых, землероек, а также растительную пищу. Самцы обладают большей физической силой, более сильной челюстной мускулатурой, их индивидуальный участок шире, они полнее используют потенциальную кормовую базу. Различие в питании самцов и самок выгодно для вида, т.к. приводит к более рациональному использованию запасов кормов. Желудок куницы вмещает 130—150 граммов пищи. Это оптимальная суточная норма. Обычно же в желудке добытой куницы содержится от 60 до 90 граммов пищи. Куница сама обеспечивает себя кормом и не бегает по следам других хищников. В то же время её запасы и объедки подбирают такие «нахлебники», как лисица, горностай, а в северной части ареала и росомаха. Лучшим убежищем этому хищнику служит дупло старого дерева. В елово-широколиственных и смешанных лесах дупел бывает много, и наличие их не ограничивает распространения куницы. В чистых же ельниках их меньше, и здесь хищник нередко использует в качестве жилья гайно белки. Гон у куницы бывает в июле—августе. Беременность длится 230—275 дней. Развитие эмбрионов задерживается на ранней стадии и возобновляется лишь в конце зимы, потому в промысловый сезон отличить по внутренним органам беременную самку от яловой без тщательнейшего исследования невозможно. В апреле—мае самка приносит трех-четырех слепых детенышей, которые прозревают в месячном возрасте.

Осенью выводок распадается, а к промысловому сезону сеголетки по размерам почти не отличаются от взрослых животных. Вся жизнь куницы протекает в пределах довольно чётко ограниченного участка леса. Это индивидуальный участок её обитания. У самца и самки участки чаще всего бывают смежными, а иногда частично совпадают. Подрастающий молодняк до осени держится на участке матери, а поздней осенью или в начале зимы расселяется. В это время следы куниц появляются и в тех угодьях, где их раньше не было. Если сеголетки не находят свободных участков в глубине лесного массива, они селятся на опушках, в мелколесье, в молодых насаждениях, на островках леса среди вырубок и гарей, и вообще — в худших по качеству угодьях. Большую часть молодняка в таких угодьях в первый же сезон добывают охотники.

Размеры индивидуальных участков куницы различны. В северной части ареала, где корма мало, они обширны; в южных, более богатых кормами, меньше. Например, на Кольском полуострове куница охотится на участке площадью до 50 квадратных километров, в средней полосе — на 5—6, а на Кавказе нередко менее чем на 1 квадратном километре.

На снегу хищник оставляет характерные пятипалые отпечатки лап, очень крупные для такого сравнительно небольшого зверька. Это объясняется тем, что зимой подошвы лап куницы обрастают густым жестким волосом и их опорная поверхность резко увеличивается, что облегчает зверьку передвижение по рыхлому снегу. В связи с этим следы куницы имеют мягкие очертания, подушечки пальцев отпечатываются на снегу слабо, но кончики когтей оставляют заметные следы. Особенно четкими они бывают в оттепель, на влажном снегу, когда, как говорят охотники, зверь оставляет «печатный» след.

Обычно куница передвигается прыжками — галопом, оставляя парные отпечатки лап, причем задние лапы она ставит точно в отпечатки передних. При таком аллюре зверек, как бы меняя шаг, выносит то правую, то левую лапу вперед. Длина прыжка зависит от быстроты хода и состояния снежного покрова. На быстром ходу и при плотном снеге она составляет 60—70, на подъеме или на медленном ходу — 40—50 сантиметров. Гонясь за зайцем или спасаясь от врагов, куница бежит карьером: на снегу остаются отпечатки четырех, реже — трех лап, причем отпечатки задних — впереди передних. Такой наслед охотники называют четырехчеткой или трехчеткой. Это редкий аллюр зверька. При поиске или скрадывании добычи куница идет мелкими шажками, и отпечатки лап при этом располагаются не по одной линии, а зигзагами, «в елочку». Глубокий и рыхлый снег затрудняет передвижение хищника, несмотря на ширину его лап. В таких условиях прыжки у куницы короткие — 30— 35 сантиметров, причем она погружается в снег на 9—10 сантиметров. Следы куницы трудно спутать со следами других зверей. Однако её следы-четырехчетки несколько напоминают прыжки зайца-беляка. Некоторое сходство они имеют и со следами соболя. В тех местах, где обитают оба эти зверя, след иногда может поставить в тупик: трудно бывает по нему узнать, прошел ли здесь соболь или крупная по размеру куница. Зоолог В.В.Раевский, долго работавший на Северном Урале, подметил, что у соболя в отличие от куницы отпечатки лап более вытянутые, а прыжки более короткие. Кроме того, со слов охотников, он отмечает, что соболь при прыжках ставит лапы параллельно, а куница несколько по-иному: пятками вместе, носками врозь.

При троплении зверька его пол можно определить не только по размеру следа, но и по мочевым точкам, которых на суточном ходу куницы насчитывается не менее десятка. Если яркое мочевое пятно, резко выделяющееся на белом снегу, расположено между продолговатыми отпечатками задних лап, значит, здесь прошла самка, если же мочой обрызган какой-либо предмет в стороне от отпечатка задних лап — то самец.   Летом куница оставляет малозаметные следы. Однако установить её пребывание в угодьях в бесснежный период можно по экскрементам, которые зверьки оставляют на пнях, колоднике, стволах упавших деревьев, на выступающих корнях у комля толстого дерева, на старых муравейниках, а иногда и просто на тропе. Экскременты куницы длиной восемь—десять и диаметром один-полтора сантиметра имеют колбасовидную форму, обычно спирально закручены, а концы их заострены и удлинены. В них легко заметить остатки непереваренной пищи: мелкие косточки мышевидных грызунов и птиц, шерсть, перья, кусочки хитина, семена, оболочки ягод и пр. Помет имеет мускусный запах, который долго сохраняется.

Многие считают, что куница ведет полудревесный образ жизни. Однако чем ближе знакомишься с жизнью этого зверька, тем больше убеждаешься, что это не так. Тропление куницы убедило меня, что это настоящий наземный хищник. Сотни километров прошел я по куньим следам, не более .одного процента этого пути зверек шел верхом. Лишь для того чтобы устроиться на отдых, при погоне за белкой и при поедании рябины куница забирается на дерево и передвигается по ветвям. Свои основные корма куница добывает на-земле. Во второй половине зимы, когда снег становится глубже, она даже на дневку устраивается в наземных убежищах: под кучами хвороста, в прикомлевых дуплах, в пустотах под буреломом, скрытых снегом, где тепло и безопасно. Иное дело, если куницу преследуют враги. Ловкая и подвижная, она редко становится жертвой более крупных хищников, но все же её ловят лисица, рысь, волк, филин или беркут. Именно в этих случаях куница и использует свое умение спасаться на деревьях.

Однажды в Приокско-Террасном заповеднике я прочёл по следам, как на куницу, выкапывавшую из-под снега остатки беляка, недоеденного каким-то хищником, накинулась лисица. Куница вскочила на ближайшую ель и, несмотря на то что лисица бросила преследование, преодолела более ста метров, перескакивая с дерева на дерево, прежде чем спуститься на снег. Подолгу куница идёт верхом, когда её преследует охотник с собаками. Именно это и послужило поводом считать её полудревесным зверьком. Передвигаясь по деревьям, куница оставляет своеобразный след — посорку. Это комочки снега, кусочки мха, лишайников и коры, сухая хвоя и другой растительный мусор, который зверёк роняет на снег, перепрыгивая с дерева на дерево. Пользуясь этими малозаметными признаками, опытный охотник выправляет след куницы до места, где она укрылась. В прежние времена у охотников-промысловиков европейского Севера одним из распространенных способов добычи куницы было её тропление по следу и посорке.

Очередная куница Багиры 6859/07 В.А.Журбина.

Характер охотничьего наследа куницы меняется в зависимости от типа угодий и жертвы, которую она может встретить в том или ином месте. На окраинах болот и вырубок или в разреженных борах след зверька тянется прямой строкой. В таких угодьях бурелома мало, а имеющийся скрыт под снегом, поэтому кунице трудно добывать здесь полевок. Основная её добыча в таких местах — тетерев, белая куропатка, иногда глухарь. Птицы эти ночуют под снегом, и, чтобы найти их лунки, хищнику надо пройти большое расстояние. Куница издали по следам замечает птичьи кормежки, замедляет ход, останавливается и затем шагом обходит те места, где могут быть лунки птиц. Приблизившись к спящей птице на 3—4 метра, она, видимо, чутьем определяет место, где под снегом затаилась добыча, и бросается к ней резкими короткими скачками. В разреженных насаждениях зверек, как бы играя, нередко заскакивает на стволы деревьев на три-четыре метра, а затем спрыгивает на снег. По-видимому, эти прыжки помогают ориентироваться на местности. При охоте в ельнике куница оставляет иной наслед. Здесь она передвигается короткими прыжками, а иногда и шагом. Путь её извилист, тянется от одного бурелома к другому. Хищница постоянно забирается под завалы деревьев, но проследить её охоту в лабиринтах под заснеженными корягами не удается. Иногда, если заглянуть под нагромождения валежника, можно обнаружить перья мелких птиц: синицы, дятла, сойки, или кукши. В сильные морозы птицы на ночь забираются в пустоты под завалы и становятся легкой добычей куницы. Здесь же, в ельнике, обследуя завалы, куница натыкается на ночевки рябчиков и ловит их успешнее, чем других боровых птиц. Но чаще всего в таких местах хищнику удается поймать полевок, которые и служат ему основной пищей.

След куницы, идущей на дневку, сравнительно прямой; зверь не рыщет из стороны в сторону, как при поисках добычи. Направляясь к убежищу, последние десятки метров куница обычно проходит по деревьям даже в том случае, когда вход в дупло расположен у основания дерева.

Задержавшись на охоте до рассвета, что бывает нередко, куница может встретить уже вышедшую на кормежку белку. Мне не раз приходилось читать по следам, как хищница бросается ловить белку, выкапывающую из-под снега шишку, а та обычно уходит от неё верхом, легко перепрыгивая с одного дерева на другое. Дело в том, что кунице намного чаще, чем белке, приходится прыгать в снег и опять взбираться по стволу вверх, поскольку с высокого дерева на низкое она перепрыгнуть, как белка, не может. Это объясняется большей массой куницы и более короткими пальцами, нехарактерными для древолаза. Поймать белку для куницы — нелегкая задача. Однако в годы, когда белки многочисленны, они чаще становятся жертвой хищницы, т.к. в их популяции появляются больные, слабые, т.е. нежизнеспособные особи, и поймать их кунице несложно. При низкой же численности белки в результате естественного отбора в популяции сохраняются только здоровые зверьки, добыть которых хищнице значительно труднее. Поэтому в годы низкой численности белки куница практически не преследует этих грызунов, хотя на своем суточном поисковом пути неоднократно пересекает их следы.

Суточный ход лесной куницы в тайге Онежского полуострова, по моим наблюдениям, в отдельных случаях может достигать 14 километров. На этом длинном пути хищник более сотни раз заходит под завалы в поисках грызунов, просматривает десятки лунок боровой птицы, делает несколько бросков, чтобы поймать рябчика, прежде чем ему удастся обеспечить себе суточный рацион: примерно четыре-пять полевок. Добыв более крупную жертву (белку или боровую птицу), куница двое-трое суток остается в ближайшем убежище, довольствуясь запасом корма. Нередко суточный ход не приносит ей удачи, и она ограничивается посещением мест прежней успешной охоты, где заново обгладывает с костей сухожилья. Поедание куницей падали также служит доказательством тому, что этот хищник с широкой кормовой специализацией часто испытывает затруднения при добывании пищи. Именно поэтому у трупа животного или добытого охотниками лося один-два зверька остаются на длительное время, пока запас пищи ими или другими хищниками не будет использован полностью.

Очень привлекает куницу запах падали. В этом меня убедил следующий случай. В тайге Онежского полуострова на берегу лесного озера я обнаружил многолетнее гнездо беркута. На земле под гнездом и под соседними соснами, которые служили птицам присадой, лежали кости — остатки жертв хищника. Среди костей зайцев, ондатр, боровой и водоплавающей птицы я собрал части скелета и черепа десяти куниц. Некоторые из них пролежали здесь более пяти-шести лет. Маловероятно, что беркут, крупная птица с огромным размахом крыльев, может среди густой растительности поймать куницу — ловкого и быстрого наземного зверька, ведущего ночной образ жизни. Беркут ночью не охотится, и, по- видимому, только инстинкт защиты птенцов заставляет его умерщвлять зверьков, которых привлекал к гнезду запах остатков многочисленных трапез пернатого хищника.

Соперниками куницы из-за кормов могут быть многие лесные хищники, и основной конкурент — лисица. На европейском Севере это стало особенно заметно в последние десятилетия, когда вследствие вырубания лесов лисица проникает в глухие районы, где раньше её не было. Состав кормов этих двух хищников в лесах Нечерноземья очень сходен: и для того, и для другого основной пищей служат полевки и боровая птица. Полевок эти хищники, можно сказать, между собой поделили: куница поедает в основном рыжих лесных, а лисица чаще крупных и менее подвижных серых, которые придерживаются более открытых мест. А вот боровая птица — рябчик, белая куропатка, тетерев и в меньшей степени глухарь — это общие объекты питания обоих хищников. Наблюдая за куницами в глухих таежных уголках Онежского полуострова, куда ещё не успела проникнуть лисица, и в вологодских лесах, разреженных рубками, где лисиц много, я заметил разницу в их поведении. На Севере куница, добыв рябчика, куропатку или другую птицу и насытившись, прячет остатки птицы где-нибудь под колодинами или просто зарывает их в снег и возвращается сюда на следующую ночь или после неудачной охоты. В вологодских лесах все остатки пищи куницы находит и поедает лисица, и потому куницы приспособились затаскивать недоеденную добычу на дерево, чтобы сохранить её для себя.

У куницы удивительная способность запоминать места, где после удачной охоты были спрятаны остатки пищи. Однажды я шел по следу куницы и отчетливо представил себе, как зверек, переходя небольшое моховое болотце, как будто что-то вспомнил: резко повернул в сторону и крупными скачками направился к торчащему из снега в двух-трех сотнях шагов старому пню. Возле него чернела нора в снегу, в которую залезала куница. Выходной след показывал, что там её уже нет. Однако чтобы выяснить, что там делал зверек, нору пришлось разрыть. Под метровым слоем снега и чуть в стороне, между разветвленными корнями пня, оказались остатки прежней трапезы куницы: кости с сухожильями, хвостовые и маховые перья глухаря. Куница добыла птицу давно, может быть ещё до выпадения снега, и пировала здесь, наверное, несколько дней. Обгрызенные промороженные кости ей больше не нужны, но куница любит наведываться в места, где она хранит свои запасы.

В Башкирском заповеднике был случай, свидетельствующий о хорошей памяти куницы и о знании ею своего участка. Весной хищница разорила гнездо глухарки, растащила и спрятала насиженные яйца. И только в середине зимы по следам можно было заметить, что она посетила этот участок и вырыла из-под снега яйцо, запрятанное здесь ею полгода назад.

Еще до Октябрьской революции поголовье лесной куницы на европейском Севере резко уменьшилось из-за хищнического промысла. На огромных таежных пространствах куница была истреблена полностью. Только длительный запрет на охоту в советское время восстановил численность зверька в прежнем ареале.

В настоящее время во всех северных областях европейской части страны разрешен лицензионный промысел этого ценного пушного зверька.

«По следам лесных зверей». Н.Н.Руковский.

 

Добавить комментарий