Охота, как состояние души.

Леший 6464лзс Г.З.Насырова.

Вылинявший на зиму Барклай был почти что рыжим. Ну, точь-в-точь выкунивший лисовин, только внутренняя сторона ног да живот с мощным закрученным хвостом были бледноваты.

Лайка иногда уходила вперед, приводя меня в недовольство, раньше времени поднимала уток или отставала, заинтересовавшись чем-нибудь на пути, и тогда приходилось останавливаться, поджидая, и прислушиваться. Но зато хорошо и издалека была заметна на фоне увядшей травы и голых кустов ивняка на берегу речки. Зима явно задерживалась, осень подзатянулась. Но лично мне такое положение вещей нравилось.

Я любил прогуляться с ружьем берегом речки. В августе-сентябре – коростель, бекас, чирки да кряквы. В октябре-ноябре – вероятность той же кряквы и гоголя, опять же хорь, норка, енот. Но это как карта ляжет.

Барклай заработал где-то впереди, отдавая голос. Лай был азартный, с повизгиванием – явно кого-то прихватил. Вскоре перед глазами предстала интересная картина: кобель со злостью лаял, чуть ли не касаясь носом воды, на хоря, который почти весь находился в воде. На поверхности торчали лишь голова да передние лапы. Берег был чистый, песчаный. В этом месте в речку впадал небольшой, пересыхающий летом ручеек. Его водой и был нанесен песок в виде небольшой площадки, на которой происходила баталия. С носа Барклая капала кровь. Видно, прихватил его проворный зверек, и поэтому собака вела себя с опаской, но, увидев меня, мгновенно бросилась вперед, схватила бедолагу и начала неистово трепать, мотая головой. «Ну, вот и все», – подумал я, но тут зверьку удалось каким-то чудом вырваться из пасти, в которой он чуть ли не весь, было, скрылся. Страшно заверещав-застрекотав, он заставил Барклая поубавить пыл. Правда, всего на несколько секунд…

Сняв шкурку, я присел отдохнуть на поваленном стволе сухой ольхи и закурил. Барклай улягся рядом – зализывать боевые раны…

Ивдельский район — Ю,Д.Буторов.

Охота – это не только заряд адреналина, будоражащий кровь, но и очищающее состояние души, находящейся под впечатлением от происходящего вокруг и внутри неё. Закат солнца или его восход, снег или нудный противный дождь, далекие звезды в небе или дымок костра – всё это воспринимается охотником иначе, нежели человеком, лишенным возможности охотиться, не подверженным охотничьей страсти. Комары и мокрая от пота, противно прилипающая к телу одежда; потеря ориентира при выходе из болота; сапоги, полные воды, когда в запасе нет ни стелек, ни носков; великолепные, отмеченные взглядом подосиновики в сентябре, заставившие на секунду остановиться и поэтому пропустить подъем вальдшнепа (а ведь собака стояла, указывая тебе, балбесу, на дичь буквально под носом); снег за воротником на шее и убегающая по стволу вверх белка; идущий неторопливо вдоль номера кабан, заставивший чаще биться сердце, и полнейшая невозможность выстрелить из-за густоты леса; неожиданно прохоркавший прямо над головой лесной кулик, заставивший запоздало встрепенуться; промах или попадание, а то и осечка, что практически исключено, но всё же иногда случается; кружка крепкого горячего чая; ликование, трепет, легкая досада; перо на носу и губах твоего любимца – всё это ты, охота! Нет тебя прекрасней! Степень восприятия, естественно, у каждого своя, но, несомненно, и верно одно: не желая, не охотятся. Кроме всего перечисленного (а это далеко не полный перечень), что-то ещё необъяснимое тянет нас в леса, луга, поля, тундру и тайгу, в горы и саванны.

…Неудобно, далеко, слишком близко; не успел выцелить, отвел глаза не вовремя, неясная цель, дернул курок, нажал не на тот или просто опешил и разинул рот, не стал стрелять в тетерку – это и есть охота. Подклеить сапог, вырезать стельки, нарубить прокладки и прикупить «семерки» и порох, зарядиться, прогнать патроны через «обжимку», заменить ружейный погон (старый пообтесался или засалился), отвезти собачку на прививку – это тоже охота. Созвониться с друзьями, оговорить место, определиться по времени, отпроситься или договориться на работе, все решить, уладить и наконец, поехать, забыв фонарик или ещё что-нибудь очень важное, – и это она, охота. Для меня лично самым важным всегда было и остается то, как меня провожает жена, как смотрит, что говорит, как собирает рюкзак или сумки. А уж о том, как реагирует на всё происходящее твой питомец, и говорить не приходится – все это знают. Состояние охотничьей собаки, особенно живущей в доме, во время сборов на охоту можно охарактеризовать двумя словами: отчаяние и мольба. До последнего момента. Если ты охотник, ты счастлив. Если при этом имеешь собаку, ты счастлив вдвойне. Есть с кем встречать праздники и делить будни. Хорошая, работающая собака плюс хозяин – это не просто тандем, это гармония. Восприятие охоты с собакой возрастает во сто крат – это духовное богатство.

Настоящая охота зимой. Б.А.Макурин.

…Отстояв зарю и отмолотив десять раз и ни разу не попав, как если бы патроны были заряжены одним порохом, уныло плестись к месту стоянки, совершенно не понимая, когда это твой патронташ опустел почти наполовину. И вдруг каким-то чудом взять да и сбить ошалело выскочившего почти из-под ног верткого бекаса. И больше ни разу не мазать, где бы что не налетело, не поднялось, переступив этим удачным выстрелом некий психологический барьер. А потом, поостыв у импровизированного стола, выслушав оживленные рассказы таких же, как ты, бедолаг, подняться и, взяв в руки ружье, пойти не спеша «собирать долги», то бишь реабилитироваться. И вовсе не для того, чтобы «отомстить» за собственные промахи, а просто – пошла охота.

Это далеко не всё, к чему стремился я с малых лет, что впитал с молоком матери, что привил мне с детства отец, что вросло в меня и стало впоследствии неотъемлемым от меня и моей жизни.

Любите охоту, дорожите ею, берегите её!

Барклай, давно отдохнувший и зализавший свои болячки, с нетерпением посматривал на меня и, отбежав, останавливался. Обернувшись, он забавно-вопросительно склонял голову, не понимая, почему я всё сижу, и всем своим видом приглашал продолжить охоту. Мы оба были молоды, здоровы и полны сил, нам обоим было ровно по тридцать. Будущее рисовалось нам перспективным, жизнь ещё только начиналась и обещала быть интересной. Поднявшись на ноги и повесив ружье на плечо, я быстро зашагал следом за Барклаем. Действительно, все было впереди.

Владимир Козявин

По материалам сайта ohotniki.ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *