Сохранить культуру охоты с лайкой

Эксперт Республиканской категории О.И.Патокин с Вербой 8034лзс

Часть 4. Лайка – переходный период.

Задача, которая ставилась институтом ВНИОЗ в 1947г. при принятии стандартов, безусловно, решена. Сейчас в России есть 4 породы отечественных лаек. Они по рабочему досугу пока удовлетворяют и таежного промысловика, и городского охотника-любителя. Но было бы непростительной ошибкой, если бы наши отечественные охотничьи лайки начали деградировать, сдавая позиции, прежде всего, в рабочем досуге. Первопричина видится нам в разрыве с промысловыми районами, разрыв с промыслом.
Лайка, как уже отмечалось выше, всё больше и больше переходит в разряд выставочно-спортивной породы. Мы занизили планку требований к рабочим качествам лайки. В первую очередь, в этом повинны эксперты по породам и люди ведомств, в какой-то степени ответственные за породы отечественных собак.

Разбор современных печатных публикаций о лайке не оставляет сомнения в правдивости вышесказанного. В отличие от советских времен, в изданиях и публикациях о лайке сейчас дефицита нет. Пишут все, как говорится, кому не лень – лаечники, эксперты по лайкам и чиновники от охотничьего собаководства. Пишут о лайке дратхааристы, эксперты по норным собакам. Видимо, все пишущие свято верят, что они могут о лайке сказать больше, чем рядовой лаечник. Прежде чем посмотреть некоторые статьи и печатные публикации, хотелось бы напомнить написанное Н.В.Гоголем: “Ничто так не вредит вере, как это делают неумелые и яростные защитники бога”.

Возьмем для рассмотрения книгу “Лайки и охота с ними” (Э.И.Шерешевский, Свердловск 1965г.) Бесспорно, книга хорошая и написана человеком, заслуживающим всяческих похвальных слов за внесенный вклад в образование пород лаек, но, как говорится: “Дьявол кроется в деталях”. Есть в книге моменты, с которыми невозможно согласиться.

А.Т.Войлочников с Кустиком

Ссылаясь на труды уральского охотоведа Г.Демидова, автор вышеупомянутой книги пишет: “Средняя добыча охотника в зависимости от охотничьих качеств лайки резко меняется. Если взять добычу с лайкой высоких охотничьих качеств за 100%, то при промысле белки с хорошей собакой добыча падает до 55-42 процентов, а при собаке среднего качества до 30-20 процентов. В то же время добыча при промысле без собаки составляет максимально всего только около двух процентов от добычи с отличной собакой”. Такое соотношение добычи белки в зависимости от качеств лайки и сравнение суточной добычи без собаки, сделанные уважаемым охотоведом, очень сомнительны. Всем, кто знаком с промыслом белки с лайкой, известно, что добывается немало зверьков “пропущенных” или не обнаруженных собакой. Существует промысел белки без собаки, “на подслух”, и такая охота без собаки довольно добычлива. Можно бы эти “ошибки” не заметить, если бы уважаемый Э.И.Шерешевский не упустил добавить оговорку Г.Демидова “относительно единичных, особо искусных промышленников, преимущественно из туземцев. Почти в каждом туземном селении имеется один-два старых опытных охотника, которые умеют добыть без собаки белку, соболя, кидуса, лося почти в том же количестве, что и с собакой” – согласитесь, это оговорка существенно меняет суть сравнительного анализа. Вообще, у разных авторов, пишущих о лайке, мы часто встречаем ссылки на труды Г.Демидова. Но почти всегда оказывается, что цитаты выбраны из контекста, оговорки и пояснения не приводятся.

В трудах Г.Демидова есть ещё одна оговорка, которая упускается при цитировании: “промысел с применением орудий лова (ловушек) в сравнение не входит”. В книге “Лайки и охота с ними” Э.И.Шершевский ссылается на материалы А.В.Гейца: “В 1961 году из числа заготовленной пушнины было добыто с лайкой: в Хатангском районе 98%, в Братском районе 96%, в Киренском районе 80%, в Тайшетском районе 72%.” Этот же автор указывает, что “в период 1961-1963 г.г. в Бурятской АССР добывалось с лайкой: Баунтовский аймак – белки 92%, соболей 71%; Северо-Байкальский – 90% белки, 50% – соболей”. Согласиться с приведенными цифрами значит поверить очередной байке “о развесистой клюкве”. Указанные районы Восточной Сибири являются промысловыми районами с длительной и суровой зимой. Основная добыча пушнины ведется всевозможными самоловными орудиями, а промысел с лайкой очень скоротечен, и добывают пушнину с ней без сомнения в меньших количествах, чем капканами, кулемками и т.д.

А что о лайке пишут более современные авторы, так или иначе связанные с лайководством или иными охотничьими собаками? Возьмем книгу В.Г.Гусева “Охота с лайкой” (Москва 1978г.) Мы не будем проводить полный разбор книги, написанной известным специалистом по норным собакам. В книге нет ни одного нового слова о лайке. Она имеет явно компилятивный характер. Но всё же личный вклад автора в лайководческую мысль есть: “Среди западносибирских лаек можно встретить собак со сравнительно короткомордыми, широкими в черепной части головами, унаследованными от лаек Среднего Урала, а так же длинномордых узкоголовых поджарых потомков вогульских лаек…”.

Да будет известно автору, что предки западносибирской лайки – это отродья лаек народностей Севера – вогулов, остяков, частично зырян. Они все имели этническое названия, т.е. лайки Среднего Урала, о которых упоминает уважаемый автор, наверное, тоже вогульские отродья, т.к. Средний Урал – это родина и земля вогулов, они и сейчас живут в Ивдельском районе. Не следовало известному специалисту по норным собакам браться за разбор столь щепетильного специфического вопроса лайковедения. Свердловский центр разведения западносибирских лаек, школа судейства, имеющая давнюю историю, и сейчас ориентированы на разведение лаек с вытянутой формой головы, за что получают нередко критические замечания от экспертов других школ.

Эксперт-кинолог Всероссийской категории Э.И.Шерешевский

Печатные труды В.Г.Гусева можно прочитать в “Вестнике охотничьего собаководства” №2 (1993г., Москва). Здесь автор путает народности: эвенков с эвенами. Эвенки – тунгусы. Эвены – ламуты. Их разделяют огромные просторы, у них совершенно разные культуры, природные условия, быт и самосознание как этноса. А впрочем, для кинологов, живущих ближе к московской кольцевой – все малые народности Севера, живущие за Уралом – это анекдотичные чукчи. Путают уважаемые эксперты вогулов с вотяками, а остяка – ханта представляют разными народностями. Конечно, это глубокое неуважение к нашим малым народностям, давшим нам свои замечательные отродья лаек. В.Г.Гусев пишет далее: “Ограниченность исходного материала, а порой, и недостаток специальных знаний вынуждали прибегать к межпородным скрещиваниям. В результате на рингах выставки 1946г. был представлен довольно пестрый конгломерат лаек…”. В заключение статьи В.Г.Гусев пишет: “Восстановление национальных пород лаек, на основе сохранившихся на местах, хотя и метизированного поголовья – вполне возможно в свете возрождения национального самосознания”. Интересно, как бы хотел автор возродить эвенскую (ламутскую) лайку, разыскивая её “метизированное поголовье” вместо берегов Камчатки в тунгусской тайге Красноярского края?

Все прогрессивные эксперты считают, что абсолютная заслуга Э.И.Шерешевского и института ВНИОЗ в том, что были своевременно приняты стандарты на отечественные породы лаек. Говоря словами вождя: “промедление было смерти подобно”. Смешивание между отродьями лаек тогда принимало неуправляемый характер. Это, так сказать, к вопросу о “восстановлении национальных пород лаек”.

На испытаниях Н.Б.Полузадов (второй справа)

Теперь посмотрим, как современные ведомственные руководители, ответственные за охотничье собаководство, вносят свой “вклад” в сохранение культуры ведения пород лаек. Каталог 2001г. “Российская выставка охотничьих лаек”, посвященная памяти А.Т.Войлочникова, г. Киров.
В предисловии каталога президент РФОС А.А.Улитин перечисляет имена “конкретных людей, внесших вклад в лайководство”.

“Мы должны помнить и чтить людей, внесших огромный вклад в лайководство, таких, как А.Ширинский-Шихматов, М.Дмитриева-Сулима, И.Вахрушев, М.Волков, Н.Смирнов, Э.Шерешевский, Ф.Крестников, Б.Шныгин, А.Гейц, С.Лобачев, П.Беляев, В.Григорьев, Д.Фуртов, Н.Полузадов, И.Перельмитер, В.Лобаченков, Ю.Антонов. И в этом ряду особо отметить А.Войлочникова”.
Коль посвящена памяти наших выдающихся предшественников, казалось бы более бережно отнестись к ним ушедшим, не обидеть кого-то, ибо они не могут себя уже защитить.

Почему президент РФОС не упомянул выдающихся специалистов по лайке: К.Г.Абрамова – обследовавшего лаек Приморья, автора книги “Промысловая лайка Приамурья”, ученого-биолога, специалиста по промысловым зверям, оставившего бесценные фотографии лаек Приморья?
Нет упоминания о М.А.Сергееве, который лично комплектовал питомник ВНИИОЗ лайками Помоздинского питомника. Удачный профессиональный отбор, сделанный Сергеевым, во многом предопределил будущее двух основных отечественных пород лаек – русско-европейской и западносибирской.

А.П.Мазовер – главный кинолог страны

Не упомянут А.П.Мазовер, на книгах которого учились и учатся многие поколения экспертов, который в военные годы отбирал лаек в питомник “Красная Звезда”. Эти лайки, особенно Таежник и Сударь, вместе с лайками питомника ВНИИОЗ составили основу породы западносибирской лайки.

Нет в этом списке П.Ф.Пупышева, который в Центральной России после А.Ширинского-Шихматова был ведущим специалистом по лайкам. Он же в предвоенные годы (1936) написал одну из лучших по лайкам книгу “Северные промысловые собаки”.
Нет среди упомянутых людей, внесших ощутимый вклад в лайковедение, Ю.А.Ливеровского, который, будучи участником научно-охотоустроительной экспедиции по Северо-Западным волостям и уездам России, собрал ценнейшие сведения об охоте с лайкой, её роли в жизни сельского населения. В 1931 году им написана и издана книга “Лайки и охота с ними”.

Имена упомянутых людей ни в коем случае не должны быть преданы забвению. Это их заслуга, что лайка сохранилась, что она обрела новую жизнь, трансформировавшись в заводские (культурные) породы.
Да простится чиновнику эта погрешность, выразившаяся в неуважительном отношении к нашим заслуженным предшественникам. Думается, что за него и писал какой-нибудь московский референт (судя по тому, как много упомянуто московских экспертов, заслуга которых сводилась только к работе на выставках и испытаниях).

Посмотрим некоторые публикации современных специалистов о рабочем досуге лайки. Не очень хочется ворошить улей, обретая недругов, но как говорили древние: “Платон мне друг, но истина дороже”. Читаю статью эксперта Всероссийской категории Л.В.Кречетовой “Охотничье собаководство России” “Об универсальности лаек”.
Цитирую: «Мне приходилось слышать от коллег-экспертов, что существуют собаки, способные хватками остановить и удержать на месте лося. Не буду спорить, хотя я и очень сомневаюсь, что такое возможно, и сама таких собак не встречала».

Хотелось бы к вышесказанному добавить следующее: 1) Лось под собакой если и стоит, то сообразуясь только со своими желаниями, т.е. по своей воле, а не по воле собаки. 2) Диплом, наверно, можно дать любой степени, только бы лайка осталась жива. И если она в работе показала комплекс элементов, необходимых хорошей лосятнице: широкий мастерский поиск в отрыв от охотника, обнаружение и начало полайки от охотника на таком расстоянии, чтобы лось (обладая изумительным слухом) не подслушал присутствие человека, вязкость, необходимую для успешной охоты. При облавной (загонной) охоте лайка ничего этого не сможет показать.

Эксперт  Всероссийской категории Григорий Насыров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *