Рысь.

Многим знакома по рисункам и фотографиям эта высоконогая, ладно скроенная крупная кошка с коротким, словно обрубленным хвостом, пышными «бакенбардами», кисточками на ушах, с мягким палево-серым или рыжеватым мехом, испещренным рисунком из темных пятен. Но очень немногим удавалось увидеть среди заснеженного бурелома зимой или среди густой листвы зарослей летом мелькнувшее, как тень, стройное тело этого осторожного хищника. Рысь избегает попадаться на глаза человеку, и этому способствует легкая бесшумная её поступь, хорошее чутьё и исключительно острый слух. Распространена рысь в нашей стране довольно широко. Она заселяет леса северной части европейской территории, Западной и Восточной Сибири, Камчатки, Сахалина и Дальнего Востока; населяет горнолесные районы Кавказа и Средней Азии. Однако плотность обитания её не везде одинакова. В европейский части страны оптимальные условия для рыси в Ленинградской, Новгородской, Псковской, северной части Калининской, в Костромской, Вологодской, Кировской, Пермской и Свердловской областях. К северу от этих районов, где часты глубокоснежные зимы, рысь встречается реже. К югу, в более населенных областях, также меньше подходящих для её обитания мест.

Принято считать, что рысь живет лишь в глухих, труднодоступных участках леса. Это не совсем так. Зверь этот прекрасно себя чувствует и в тех местах, где коренные леса значительно вырублены и заменены молодыми насаждениями. Старые лесные массивы, перемежающиеся с вырубками, находящимися на разных стадиях зарастания, а также с гарями и заболоченными пространствами, оказываются более подходящими для рыси угодьями, чем сплошные пространства глухой тайги. Там, где её не преследуют и мало беспокоят, она живет вблизи населенных пунктов.

Пищей рыси служат различные мелкие и средние по размеру животные. Она добывает грызунов, птиц, зайцев, мелких копытных и их молодняк. На большей части ареала основным кормовым объектом ей служит заяц-беляк, от численности которого нередко зависит и благополучие хищника. В Прибалтике, в отдельных районах Белоруссии и Кавказа основная составная часть пищевого рациона рыси — косуля, а на Алтае и Дальнем Востоке ещё и кабарга.

Гон у рысей протекает с февраля по апрель. В это время в местах обитания хищника ночью можно услышать призывный голос самки — грубое мяуканье низкого тона. За самкой, находящейся в течке, следует несколько самцов, между которыми происходят ожесточенные поединки. После 70 дней беременности в логове, расположенном где-нибудь под сваленным бурей деревом или в полом стволе валежины, у самки появляется 2—3, реже 4 или даже 5 котят. Они прозревают на 10— 12-й день; первые 2—3 месяца питаются молоком матери, затем начинают ходить с ней на охоту. Выводок держится вместе около года.

Для рыси характерен сумеречный образ жизни. В течение суток у неё обычно 2 периода активности: вечером или в начале ночи и после длительного отдыха, под утро. Самцы и яловые самки охотятся в одиночку, а самка, имеющая детенышей, добывает пищу вместе с молодняком.

Рысь, как и другие кошки, относится к пальцеходящим животным. Её широкие округлые лапы снабжены острыми изогнутыми втяжными когтями. На передних лапах по пяти, а на задних по четыре пальца. Пятые пальцы на передних лапах расположены высоко и поэтому не оставляют отпечатков. Не оставляют отпечатков и когти зверя при обычных аллюрах. И только при броске на добычу или преодолении какого-нибудь препятствия, например лужи на скользкой дороге, рысь выпускает когти, и они оставляют на земле видимые отметины.

Легкое на ходу животное, избегающее топких и сырых мест, рысь в бесснежные периоды оставляет очень мало следов своей жизнедеятельности. И все же на размокшей после дождя лесной дороге иногда удается увидеть четкие четырехпалые отпечатки лап этого хищника. Если, например, по дороге проследует выводок — мать и 2—3 детеныша, — тогда мягкий грунт бывает испещрен округлыми следами от их лап, очень схожими со следами домашней кошки, но значительно более крупными. Отпечаток передней лапы взрослой рыси вписывается в квадрат размером 8X8 сантиметров. Площадь отпечатка задней лапы немного меньше.

С появлением снежного покрова обнаружить следы рыси в местах её обитания нетрудно. Однако они не такие четкие, как летом, и почти в половину крупнее. Да это и понятно, т. к. зимой подошвы лап зверя густо обрастают длинной жесткой шерстью, которая увеличивает размер отпечатка и скрывает подушечки пальцев и ступни. В морозные дни, когда снег сухой и сыпучий, отпечатки пальцев на следу совсем неразличимы. Зима для рыси, как и для многих других животных, тяжелый период. Несмотря на длинные ноги, хорошо развитые межпальцевые перепонки, доходящие почти до концевых фаланг, густое опушение лап, увеличивающее опорную площадь, глубокий рыхлый снег очень затрудняет передвижение хищника. Поэтому в такой период способны добывать себе пищу лишь взрослые здоровые рыси.  Рыси-первогодки всю зиму держатся рядом с матерью. Во время охотничьих походов выводок идет обычно размеренным шагом, ступая след в след. В начале зимы шаг у матери шире, чем у детенышей, и она глубже проваливается в снег. Её шаг 45—47 сантиметров, а глубина следа при средней плотности снега около 16 сантиметров. У молодого зверя, если он идет отдельно, шаг короче, 35—37 сантиметров, а глубина следа 14 сантиметров. При спокойном ходе по мелкому снегу, где-нибудь под пологом густого ельника, звери идут вразнобой, оставляя после себя цепочку отпечатков, сливающихся в узкую тропку. Здесь молодые звери при ходьбе не попадают в следы матери: у них более короткий шаг. На глубоком снегу детенышам приходится тянуться за матерью, и они ступают за ней след в след. Шаги взрослого самца на охотничьем поисковом ходу более крупные, 50—60 сантиметров, а когда зверь пересекает открытую местность — поляну или широкую просеку, — шаг его достигает 70—80 сантиметров в длину.

На глубоком и рыхлом снегу, когда рысь оседает на 25 сантиметров и более, она уже бороздит снег, т. е. при движении не поднимает лапу выше снеговой поверхности, а волочит её, оставляя глубокую борозду. Если на мелком снегу цепочка следов рыси представляет почти прямую линию, то на глубоком зверь оставляет тропу шириной 20—23 сантиметра. При ходьбе по такому снегу рыси быстро устают и потому стараются выбирать места малоснежные, часто пользуются заячьими тропами, лесными дорогами, лыжней. При броске на добычу, когда шаг сменяется прыжками, зверь тонет в снегу глубже, чем на поисковом ходу.

Во время переходов рыси часто отдыхают. Лежки их располагаются под открытым небом на небольшой поляне, чаще всего среди густого елового подроста. По степени уплотненности снега на месте лежки можно определить, долго ли звери отдыхали. На лежке-днёвке самка ложится вместе с молодыми, даже если они не отличаются от нее по росту. Звери спят, свернувшись в тесный клубок: 3 зверя могут занимать меньше 1 квадратного метра. Иногда один из детенышей или самка ложатся отдельно.

В конце зимы молодые рыси проявляют большую самостоятельность. Они удаляются в сторону от следа матери на 100—200 метров, делают петли, останавливаются для осмотра местности, что характерно для охотящейся рыси, ведут самостоятельный поиск, а через 400—600 метров все члены семейства опять собираются вместе.

Экскременты рыси представляют собой хорошо сформированные валики 10—15 сантиметров длиной. Обычно они черного цвета, что указывает на поедание мясной пищи, и содержат много шерсти жертвы. При потребности дефекации рыси, если их несколько, поочередно отходят в сторону. Экскременты тщательно закапывают и делают это аккуратно, нагребая маленький холмик снега. Следы таких «захоронений» ясно видны. Иногда так же маскируют они и мочевые точки. Самка при мочеиспускании низко присаживается на снег, а самец обрызгивает мочой какой-нибудь предмет, заснеженную ветку или пень, поворачиваясь при этом к нему спиной. В отдельных случаях так поступают и взрослые самки.

Поисковый наслед рыси очень извилист. Когда хищники находят кормежку зайцев, их передвижение замедляется, они расходятся развернутым фронтом и часто останавливаются. При переходе от одной заячьей кормежки к другой хищники обычно придерживаются следов своей жертвы, и создается впечатление, что они вытрапливают добычу.

Следы рыси. На мягком грунте (слева) отпечатки задних лап располагаются впереди передних, а на снегу отпечатки задних лап совпадают точно с отпечатками передних.

Во время охоты рыси ориентируются с помощью чутья, слуха и в меньшей степени зрения, которое у них, как и у многих обитателей лесных чащ, развито слабо. Однажды я шёл по следу рыси-самца по заснеженной дороге. Было видно, что он внезапно остановился, осторожно поднялся на снежный вал обочины дороги, прошел по нему несколько шагов, замер на миг, как бы прицеливаясь, и затем коротким, но точным броском накрыл передними лапами рябчика, спавшего в снежной лунке. Расстояние, с которого рысь могла почуять птицу в лунке, да к тому, же и за снежным валом, равнялось восьми метрам.

При поиске добычи рысь чаще использует слух, чем зрение. Звери часто взбираются на заснеженные пни, колодины, отвалы у дороги и подолгу на них сидят, чутко вслушиваясь, не появится ли добыча. Нередко по следам можно увидеть, что один зверь из выводка, взобравшись на двухметровый выворот, устроился там, в то время как остальные члены семьи расположились внизу.

При троплении рыси часто замечаешь, что зверь вдруг переходит на мелкий шаг, временами ложится, поджав под себя лапы, или двигается, чуть-чуть переставляя ноги и бороздя снег грудью. Обычно через несколько десятков метров такой след приводит к кормежке зайцев. Это значит, что рысь издали учуяла или услышала кормящегося зайца и пыталась незаметно подойти к нему. Известно, что зайца, грызущего веточку, рысь слышит за 50—60 метров.

На европейском Севере рыси приспособились использовать для охоты на зайцев тракторные дороги. Зимой такие дороги обычно бывают расположены несколько ниже уровня всей местности (за счет глубины снега) и скрыты большими снежными валами. По обочинам растет бурьян, кустарник, есть поросли березняка и осинника, т. е. то, что может служить зайцам пищей. Рыси бесшумно передвигаются по дороге и под прикрытием снежных валов подходят к кормящемуся зайцу, ориентируясь исключительно на слух. Иногда вскакивают на придорожный барьер, а если он невысок, то просто выглядывают из-за него, ставя на край лишь передние лапы. Когда хищнику удается приблизиться к добыче на расстояние одного-двух десятков шагов, он пытается внезапно броситься на жертву. Неоднократно такую охоту я наблюдал по следам. Однажды за зайцем кинулись одновременно две рыси. Следы их прыжков расположились по обе стороны гонного следа беляка. Прыжками рыси преодолели около 40 метров, а поняв, что зайца им не догнать, остановились и разом повернули назад, сошлись вместе и шагом вышли на дорогу. При глубоком и мягком снеге рысь прекращает преследование, пробежав порой ещё меньшее расстояние.

Рысь не преследует добычу долго и прекращает погоню, если жертву не удалось схватить сразу же. Лишь однажды я прочитал по следам, как крупный самец гнался за зайцем на расстоянии 120 метров. Это было возле таежной избушки. Заяц выкапывал что-то из-под снега у засыпанного кострища всего в нескольких шагах от избушки. Заметившая его рысь долго лежала на краю поляны почти в полусотне метров и наконец, выбрав момент, мгновенно преодолела отделяющее её от жертвы расстояние двух-трехметровыми скачками. Хищник круто развернулся на кострище, выпустив когти, но заяц, заметив его, бросился в сторону и едва спасся, перемахнув через кучу хвороста, покрытую снегом. Здесь рысь глубоко увязла, преимущество внезапности нападения было потеряно. Пробежав за зайцем ещё несколько десятков метров, она прекратила преследование и легла отдохнуть, прежде чем отправиться на поиски новой жертвы. Вынужденный отдых после охоты объясняется тем, что сердце хищника небольшое: так, например, у взрослой рыси, добытой в Вологодской области, сердце весило всего 76 граммов, что составляло 1/260 массы тела зверя. Понятно, что при таком низком сердечном индексе охота вдогонку для рыси исключительно тяжела.

Предполагаемое поведение рыси при точении дерева (установлено по следам на снегу и коре)

Наблюдения показывают, что рыси удается добыть далеко не каждого зайца, которого ей удалось разыскать. Добычей её бывает иногда третий, а порой и шестой найденный заяц. Поэтому жертвой хищника становятся в основном слабые, больные особи. Можно сказать, что рысь выступает как селекционер заячьей популяции.

Пойманного зайца массой 2,5—3 килограмма взрослая рысь съедает в 2 приема. Мне удалось проследить, как после нескольких неудачных попыток хищник добыл беляка, съел половину тушки и устроился тут же на лежку. Днем недоеденного зайца обнаружили кукши или сойки, и хищнику пришлось перетащить добычу на несколько сотен метров в густой ельник, где следующей ночью заяц был доеден рысью. Обычно рысь оставляет от зайца только шкуру, содержимое желудка, часть кишечника и лапы. Мне неоднократно приходилось видеть, как аккуратно складывают рыси останки жертвы на месте трапезы: со шкурой зайца в одной кучке лежат все 4 лапы зверька. Зоолог М. Каал рассказывал мне, что в Эстонии рыси так же поступают при поедании косули. Правда, из этого правила бывают исключения. Однажды при вскрытии рыси я обнаружил у неё в желудке заячьи лапы вместе с когтями и около 1 килограмма мяса с лоскутами шкуры беляка.

Рысь, несущая зайца, оставляет характерный след. Она захватывает жертву поперек тела и идет, высоко подняв голову и широко расставляя ноги. При этом лапы зайца либо волочатся, оставляя борозду рядом со следом рыси, либо чертят по снегу при каждом шаге хищника. Периодически рысь останавливается, опускает жертву на снег и перехватывает её поудобнее. Иногда она далеко уносит зайца от места поимки: в одном случае на расстояние 270 метров.

У места трапезы можно видеть следы когтей рыси на стволе дерева в виде глубоких царапин. Привычка «точить когти» характерна для многих видов семейства кошачьих и скорее является мечением территории, нежели необходимостью очистить когти после еды.

Нередко охота оказывается неудачной для зверя; он остается без крупной добычи 2—3 дня. В такое время хищник довольствуется мышевидными грызунами, мелкими птицами. Как-то в марте при троплении выводка рысей, состоящего из матери и двух уже крупных детенышей, я заметил, что хищникам дважды удавалось поймать белок. В обоих случаях это произошло во время дневного отдыха рысей. Белки, у которых в это время активность была очень высока, много бегали по земле и, не замечая хищников, порой набегали на лежку рысей.

Иногда охота выводка рысей бывает более успешной. В год высокой численности зайцев в вологодских лесах я тропил семью рысей, состоящую из самки и двух молодых. Звери в течение двух с половиной суток держались на ограниченном участке леса площадью в 600 гектаров. За этот период они добыли четырех зайцев и двух рябчиков.

Во время охотничьих «походов» молодые рыси, несмотря на то, что по размерам они уже не меньше матери, нередко начинают игру: гоняются друг за другом, пугают внезапным нападением. Однажды следы выводка рысей более трех километров вели меня по мрачному густому ельнику. Рыси не встречали никакой дичи. Унылой и однообразной цепочкой тянулся их след. Наконец я вышел на край вырубки. После мрачной глуши леса здесь, на открытом пространстве, освещенном солнцем, показалось особенно светло. Судя по следам, оживились и рыси, хотя вышли они на опушку, освещенную не солнцем, а луной. Они были возбуждены, принялись гоняться и наскакивать друг на друга, кататься по снегу, который утоптали на площади не менее сотни квадратных метров. Как мне показалось, в игру была вовлечена и взрослая самка.

Как-то мне удалось наблюдать еще один интересный момент из жизни рысей, который показывает, что степень их рассудочной деятельности довольно высока. Я тропил выводок, состоящий из матери и двух уже больших рысят — самца и самки. Это было в конце зимы, в марте, когда члены рысиной семьи частенько удаляются друг от друга на значительные расстояния. Так было и на этот раз. Молодой самец отошел в сторону и некоторое время бродил в одиночестве. Затем он вышел на открытое место и, издали заметив приближающихся родичей, залег на их пути за заснеженной елочкой. Когда обе самки проходили мимо него в восьми—десяти метрах, он внезапно выскочил из своей засады, видимо, с целью напугать их. И это ему удалось. По следам было видно, как мать и ее детеныш (самка) шарахнулись в сторону при таком внезапном нападении, но, уяснив, кто вызвал их испуг, быстро успокоились. Далее, выстроившись гуськом, вся семья продолжала путь уже вместе.

После сытной трапезы «чистка когтей» тоже иногда переходит в игру. Рысь не только дерет кору дерева когтями передних лап, принимая при этом характерную позу, но иногда и пытается вскакивать на дерево, обхватывая ствол передними лапами. Следы когтей зверя я находил на высоте 180—210 сантиметров от поверхности земли.

При низкой численности зайцев или при длительной непогоде, затрудняющей охоту, рыси голодают, а иногда и гибнут от истощения. Во второй половине зимы случается, что снег долгое время покрыт тонкой хрустящей ледяной корочкой, не выдерживающей массы хищника. В такое время рысь не может передвигаться бесшумно, а потому и заяц и птица для нее недоступны. Истощенные хищники выходят на поля, к населенным пунктам, заходят на окраины даже крупных городов и чаще, чем обычно, становятся добычей охотников.

Единственный враг рыси — волк. В тех местах, где волки многочисленны, рысь не обитает. Истребляя волков, человек способствует увеличению численности рыси.

В Карелии, на Алтае и в других местах отмечалось, что рысь преследует и уничтожает лисицу. На севере Вологодской области, где мне много пришлось ходить по следам рыси и лисицы, случаев столкновения между этими хищниками я не наблюдал. Увеличение открытых пространств, вызванное интенсивными рубками леса, улучшило кормовую базу лисицы, численность этого зверя здесь возросла, и следы хищника в последние годы встречаются во всех лесных угодьях. Лисицу стали привлекать районы охоты рыси. Однажды, прочитав следы, я понял, что лисица похитила спрятанные рысью останки зайца-беляка, утащила их за несколько сотен метров и зарыла в снег. Во время тропления рысей постоянно встречаются следы лисиц, передвигающихся по рысьим следам «в пяту», возможно, чтобы воспользоваться остатками добычи более сильного хищника.

Во время охоты рыси постоянно обнаруживают следы таких зверей, как куница, горностай, выдра. Первые 2 вида не вызывают у зверей никакого интереса, выдру же они воспринимают как возможный объект охоты.

До недавнего времени рысь в нашей стране считали вредным хищником. Охота на неё разрешалась в течение всего года. В некоторых областях за уничтожение хищника даже выплачивалась премия. Это привело к резкому снижению численности зверей, и во многих районах они совсем исчезли. Дело в том, что основным кормом рыси действительно являются полезные промысловые животные. Однако если учесть, что темпы размножения, а следовательно, и естественного прироста рыси во много раз ниже, чем объектов её охоты, то промысловым животным не грозит опасность истребления.

В настоящее время отношение к рыси меняется. В большинстве районов время охоты на этих животных регламентируется, в некоторых областях они взяты под охрану. Ценность рыси как объекта охоты, высокая стоимость её шкуры на мировом рынке во много раз покрывает ущерб, приносимый ею. Нельзя также забывать и об эстетической ценности этого прекрасного животного, о его роли в процессе естественного отбора.

«По следам лесных зверей». Н.Н.Руковский.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *