Рысь. А.Черкасов

Дикая кошка

Много охотников на Руси, но многим ли счастливцам дово­дилось на своем веку не только убивать рысей, но даже и ви­деть их убитых?.. Животное это довольно редко не только в Европейской России, но даже и у нас, в необъятной Сибири. А скажите, где же и быть зверям в настоящее время, как не в матушке Сибири, ещё так мало заселенной и представляющей для этого все наивыгоднейшие условия? Хотя я и принадлежу к числу тех счастливцев охотников, которым случалось убивать рысей, но, всё же, с этим зверем я знаком менее, чем с другими, не знаю тонкостей его характера, привычек, образа жизни и скажу только то, что успел уловить своею наблюдательностию и слышал от старых, закоренелых сибирских охотников. Старая рысь довольно велика, так что бывает с порядочную дворовую собаку, но рысь относительно собаки длинна и при­земиста – вытянутая шкура самца бывает длиною до двух аршин и более. По наружному же виду рысь гораздо больше сходна с кошкою, чем с собакою. В особенности голова её чрезвычайно сходна с кошачьей, нрав же в особенности. Движение, уловки, манеры, походка, побежка совершенно кошачьи. Туловище покрыто густою, мягкою шерстью, которая особенно удлиняется на морде и образует длинную жёсткую бороду; она раздвоена, и концы её висят по обе стороны морды. Цвет шерсти рыси се­ро-светло-жёлтый с рыжевато-бурыми круглыми пятнами; брюшко белое, такого же цвета, с темными пятнами, большие усы и чрезвычайно острые, как у кошки, зубы. Уши у неё коро­тенькие, треугольные, на концах которых находятся прямо вверх торчащие клочки волос черного цвета. Когти крепкие и весьма острые, загнутые, как у кошки; они выставляются из мякишей пальцев только в известных случаях – при нападе­нии, обороне и влезании на деревья. Хвост короткий, прямой, всюду ровной толщины, на конце черный. Рысь одарена креп­кими и мускулистыми ногами с довольно большими ступнями. След её круглый, с ясными отпечатками мякишей пальцев; когти бывают видны только в случае быстрого, как стрела, бега.
Рысьего самца здешние сибиряки называют туземным словом оморочо, а самку – просто рысью. Последняя всегда бывает несколько меньше оморочо и не так красива, как он; это замеча­ние относительно зверей и птиц не есть ли общее и нельзя ли его отнести ко всем тварям? Кроме того, на оморочо всегда шерсть несколько темнее, чем на самке, а усы гуще и темнее, зато самка свободнее и грациознее в движениях.
Глухие дремучие леса, высокие скалистые горы, лесистые гор­ные утёсы с нависшими скалами, каменистые россыпи – словом, места крепкие, как выражаются сибиряки, уединенная, глухая тайга – вот родина и постоянное пребывание рысей. Никогда вы не встретите рыси поблизости от жилых мест. Странно, что шкур­ки тех рысей, которые живут в местах гористых, всегда бывают лучше тех, кои водятся в дремучих лесах на равнинах. Как объяснить это обстоятельство – не знаю. Шерсть на рысьих мехах чрезвычайно прочна в носке, мягка и пушиста. Рысья шу­ба не уступит теплотою лисьей, а прочностию меха превосходит. Мездра у неё весьма крепкая. В старину рысьи меха были в боль­шом употреблении и ценности, особенно в нашем крае, потому что китайцы были большие любители этих мехов. Хотя и в настоящее время цены на рысьи шкурки порядочные, но всё же не прежние. За хорошего оморочо и теперь можно взять до 20 руб. серебром, а в старину давали и по 200 руб. ассигнациями. Странно, почему это так? В старину зверей было больше и потребности тоже, нынче наоборот.

Кошачьи игры

Течка рысей бывает зимою, обыкновенно в феврале месяце, в местах непроходимых, в самых глухих частях глухой сибир­ской тайги, в местах отбойных, говорит здешний промышлен­ник, преимущественно около горных утёсов, в каменистых рос­сыпях и никогда на открытых или луговых частях тайги. За одной самкой ходят по два и по три оморочо, между которы­ми, как вообще между любовниками одной особы, происходят весьма неприятные сцены, начинающиеся обыкновенно косыми взглядами, а кончающиеся страшной, до невероятия злобной дракой; шерсть у них летит клочьями, кровь льётся и, красно-бурыми пятнами обагряя снег, ясно указывает любопытному охотнику место арены. Течка рысей, как и течка кошек, сопро­вождается громким мурлыканьем и мяуканьем; далеко и глу­хо раздаются их резкие голоса по глухой тайге, особенно ве­черней и утренней зарей, и как-то неприятно действуют на ухо каждого человека, даже охотника. В вытье волка слышится что-то печальное и страшное, а в неистовых криках рысей, осо­бенно во время течки, именно что-то неприятное, тяжело действующее на нервы охотника. Человек, в первый раз услышав­ший эти звуки, особенно в ночное время, и когда эхо, вторя им, далеко уносит их по глухой безграничной тайге, невольно содрогнется, сердце застучит сильнее, и непременно дрожь про­бежит по его телу. Я всё это испытал на себе, когда услышал эти резкие звуки в первый раз, сидя около походного котелка, из которого я так аппетитно прихлебывал горячую козью похлёб­ку уже поздно вечером; я не знал, за что принять их, пока бывший со мной товарищ, старый сибирский промышленник, подтрунивая надо мной, не объяснил мне причины. Как не принять этих диких звуков суеверному простолюдину за крики сата­ны! Не отсюда ли и произошли лесовики, кикиморы, букушки, полуденки и прочие произведения быстрого воображения суе­верного народа?.. Как происходит процесс самого совокупле­ния у рысей – не знаю; мне видеть не довелось, а слухам не ве­рится… Редко случается, чтобы в это время видели только одно­го оморочо с самкой. В другое время года самцы живут от­дельно, в одиночку, поэтому надо полагать, что они не принимают участия в выкармливании молодых.
Самка носит не долее 9 недель, потому что в начале мая находят уже молодых, которые родятся слепыми и, как гово­рят промышленники, дней девять не проглядывают. Рысь гнез­до своё делает преимущественно в горных утесах, под нависшими скалами и плитами, иногда в неглубоких пещерах, в рас­селинах гор и редко просто в лесах под большими пнями и корнями дерев. Не думаю, чтобы рысь была нежная мать, по­тому что, сколько я заметил, детей своих она содержит доволь­но грубо, а видя опасность, не защищает их, как другие звери, даже не одаренные природой орудиями к нападению или за­щите, тогда как рысь – зверь хищный, который не дает себя в обиду плохому неприятелю. Рысь даже не способна схитрить для того, чтобы отвести человека или собаку от своего гнезда; в случае опасности она заботится только о своем сохранении и, по-видимому, нисколько не скорбит о тяжелой участи своих детей. Мне дважды случалось видеть рысье гнездо, и оба раза в больших утесах в глухой тайге. Молодые, ещё слепые, лежали под камнями, которые, в свою очередь, прикрывались огромны­ми нависшими скалами, просто на голой земле. Я хотел их унести домой, чтобы выкормить, но не взял, потому что они были ещё слепы; неделю спустя я нарочно отправился на то место, чтобы взять молодых, но их уже не было на том месте. Вероятно, мать перетащила в другое.

 А.Черкасов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *