Работа лайки

Лайка зырянских отродий

Коротая когда-то ссыльные годы в области Коми (Зырянский край), мне приходилось много охотиться с зырянской лайкой по тетеревам, глухарям, уткам, с ними же, белковать, и в процессе охоты делать свои наблюдения.
Начнем с белки. У зырян есть пословица: «по рысь пон рейе оз увт» (старая собака не лает на пустое дерево). С ранней осени любая собака находит белку и подлаивает, т.к. белка не выкуневшая держится открыто. Но вот зимой, когда белка уже чистая держится тайно, скрытно, в густых еловых пармах, тогда с плохой собакой белку взять невозможно, просто плохая собака её не найдет.
По моим наблюдениям, работа хорошей опытной лайки состоит в том, чтобы, пользуясь ветром и острым верхним чутьем, найти по поеди (шкурка от шишки, сбрасываемой белкой) место, где находится белка. Зверек обычно сидит на густой высокой ели и лущит шишку. Лайка, найдя по поеди место жировки белки — где находится белка, осторожно заходит под ветер, издает короткое «ав» и, взлаяв один раз, чутко слушает и смотрит, где, на каком суке белка. От неожиданного «ав» белка подпрыгнет, «тронется», как говорят охотники, а этого для лайки вполне достаточно, чтобы приметить, где находится зверек. Тут Серко или Соболько начинает реденько ав… ав… ав… до прихода хозяина.
Белковать обычно ходят вдвоем: один с ружьем, а другой с топором для выколачивания обухом по стволу затаившейся белки. Подошедшие промышленники начинают выживать затаившуюся белку. Один стоит наготове с ружьем, другой стучит обухом по стволу, ель вздрагивает, а белка всё сидит вытянувшись на еловой лапе (ветви). Соболько чутко и внимательно наблюдает… Но, вот, не выдержал зверёк и выдал свое присутствие, тут уж Соболько ревмя ревёт, предупреждая хозяина, чтобы он был готов к выстрелу. А пошла белка или куница верхом, то тут Соболько её не упустит и гонит её до тех пор, пока зверёк снова не затаится.

Князь А.А.Ширинский-Шихматов со своими лайками

Немудрёное дело для любой собаки подлаять молодого тетерева или глухаря, которые всегда от собаки, если не видят человека, вешаются шапкой на первое попавшееся дерево и сидят там, пока не подойдёшь и не убьешь этих глупых птиц. Собака настолько привлекает их внимание, что и сам подход к ним прост. Иное дело — старый глухарь или косач. Лайка, зачуяв птицу на земле, со всех ног кидается её преследовать, и как только птица залопочет крыльями — собака по звуку взлета и дальше на глазок, на слух, бросается бежать в том направлении, куда птица полетела. Затем по слуху же находит и дерево, на которое птица села. Глухарь, садясь, цепляется лапами за сук, издает звук, который ловится чутким ухом собаки. А дальше лай неистовый по глухарю, с подскакиванием и прыгиванием и осторожный по тетереву-косачу.
Глухарь бывает так занят собакой, что опытный охотник всегда к нему подойдёт даже на дробовый выстрел. Косач, обычно, осторожнее, но тоже часто делается добычей стрелка.
Были у меня лайки, гонявшие зайцев (беляков).? Немало косых я перебил из-под них, ходили они и по уткам. Молодежь они, обычно, ловили, а стреляных выносили из воды.
Работа хорошей лайки во всех случаях отличается большой осмысленностью, движения её быстры, красивы, темперамент проявляется ярко. И чем чище лайка в отношении своей крови, чем породнее она, тем стиль работы выше.
А сообразительность лайки проявляется, например, в том, что по глухарю собака лает заливисто, неистово, по тетереву осторожно, а по рябчику хорошие собаки вовсе не лают. Найдя табунок рябчиков, такая собака ложится и тихим повизгиванием дает знать хозяину о своей находке. Лая рябчик не выносит, слетает и забивается в вершинник, где западает, и взять его, испуганного, очень трудно.

На далеком востоке Азии, в Приморье, Восточной Сибири, Забайкалье, где сохранился ещё крупный зверь, лайку употребляют для охоты на зверя. И здесь чистая, хорошая лайка в работе по кабану, изюбрю, сохатому, медведю, барсу проявляет такой стиль, какой недоступен, конечно, разным помесям лайки.
Не выживать медведя из берлоги, когда помогают ещё и ерши, а держать вольного, таёжного зверя, держать и не давать ему хода — тут нужна сноровка, ловкость, увёртливость, если хотите, инстинкт, граничащий с умом. Хорошая зверовая лайка не отличается злобой меделяна или овчара — она не злится, но, отличаясь смелостью, ловкостью, как бы сознательно делает своё дело — не дает зверю идти, рвет его сзади за гачи, отмётывается в случаях нападения зверя и так занимает его внимание, что охотнику представляется возможность осторожного подхода и выстрела.
Особенно опасен для собак кабан-секач; малейшая оплошность и из собаки может получиться две — так быстры и ловки броски и удар секача.
Вот в виду этого, особенно важно обращать внимание на сложку — экстерьер лайки. Нередко промышленники Приморья идут за кабанами с 15 — 20 собаками, разнопородной сборной стаей, а возвращаются с 3-5, ибо остальные погибают. Погибают они, конечно, прежде всего, от излишней своей злобности, столь свойственной дворнягам и от неловкости, частью обусловливаемой складом.
Лайка, прежде всего, должна быть легка, суха, с сильной спиной, грудью достаточно глубокой и бочковатой колодкой. Передние ноги должны быть прямы, сухи, стоять на коготках, плечи должны быть длинными, косыми. Задние ноги должны быть слегка оттянуты назад, что достигается упражнением, гоньбой. У собак с малой практикой постав задних ног почти всегда прямоват (отвесен).
Голова лайки далекой Азии широковата во лбу, с сильно развитыми жевательными мышцами, помогающими перекусывать довольно крупные и крепкие кости. Щипец длинный. Псовина грубая, звериная, с подшерстком. Глаз косой, волчий, отнюдь не на выкате. Окрас большей частью волчий, темно-серый, черный с подпалинами. Ухо стоячее, заостренное, подвижное. Голос громкий, приятного, металлического тембра.

Таежник, “Охотник” №10 – 1927.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *