Полуволки-полусобаки

Волкособ

Часть 2. “Плоды любви”.

При любых комбинациях родительских пар среднее число гибридных щенят в выводке близко к таковому у чистокровных волков и в среднем составляет 6 штук. Собаки-суки, жившие с волками, потомство выводят вблизи человеческого жилья – в старых нежилых домах, в скирдах соломы. Гибридные суки, так же как волчицы, щенятся в глухих лесных массивах в расширенных норах лисиц, барсуков. Иногда они перетаскивают щенят в посевы пшеницы (Бибиков).
Чистокровные и гибридные волчицы после спаривания с собаками воспитывали потомство самостоятельно. Волк-самец старался увести собаку с собой, а если она его не покидала, выращивали щенят вместе. В дальнейшем они, как и волки, образовывали родственную стаю (Рябов, Гурский). Так же по-волчьи жили хищники, когда вырастало потомство у гибридных родителей.
Волко-собачьи гибриды имеют черные, белые, пегие окрасы, встречаются также с интенсивной красной окраской, напоминающей лисью.

Живут гибриды с настоящими волками, с собаками и самостоятельно. При совместной жизни гибриды чаще скрещиваются с волками, а не с собаками. Признаки дикого вида при гибридизации обычно доминируют, из-за чего гибриды восстанавливают облик волка. В том случае, когда невысококровные по волку гибриды живут в природе самостоятельно, возможно их вытеснение вновь пришедшими в эту местность волками. Тогда они оттесняются ближе к населенным пунктам, где неизбежны более тесные контакты с собаками. В итоге гибриды могут частично “раствориться” среди бродячих собак.

Помесь волка с собакой

В отличие от волков волко-собачьи гибриды менее осторожны, что подтверждается появлением хищников вблизи населенных пунктов в светлое время суток и нападением на домашних животных в присутствии людей; иногда агрессивностью к человеку, выбором места для логова неподалеку от построек человека, мест для лежёк в постройках. Несомненно, такое поведение обусловлено собачьей наследственностью. Однако Гурский указывает на большую хитрость гибридов из некоторых стай: “Видеть их почти не удавалось, на вабу ни взрослые, ни детеныши не отзывались. Облава же на волчье-собачьих гибридов ничем не отличалась по сложности от волчьей, флажков они боялись. Гибриды первого и второго поколения, как щенки, так и взрослые, выли и взбрехивали только по-волчьи”.

Друзья или враги?
На протяжении нескольких десятилетий люди пытались гибридизировать волка с собакой для получения более сильных, смелых особей, с лучшими, чем у собаки, слухом и обонянием. Но все эксперименты ни к чему не привели. Гибриды в основном были трусливы, а по обучаемости и в подметки не годились собакам. Хотя описаны случаи, когда гибриды, взятые малышами и выращенные в условиях неволи, очень любили своего хозяина, к чужим же, как почти все прирученные волки, были доверчивы, ласковы и позволяли себя гладить. Хорошо знали маршрутный автобус, который дважды в сутки проходил мимо и часто останавливался для того, чтобы показать пассажирам “волков”. Звери привыкли получать от людей угощение, поэтому охотно встречали их, прыгали, визжали. Мясо ели всегда с присущей волкам жадностью, в том числе и собачье. В лесу ходили с хозяином без поводка и никогда не пытались убегать. Всегда реагировали на свежий след кабана, лося, лисицы, но, пройдя по нему немного, возвращались. С азартом охотились на кошек.

“Суперсобаку” человеку вывести не удалось, но хищника мы получили отменного. В отличие от настоящих волков, гибриды образовывали крупные стаи – до 18 особей. На Урале волко-собачьи гибриды стали главными истребителями косуль. Гнались они за косулями на большое расстояние (до 1-4 километров), что не свойственно волку, но типично для собак.

Ника А.А.Киселёва от Урмана Н.В.Гобова и Явы 9823/18 – тоже есть кровь волка

Зато в стаях, как и у волков, применялось “разделение” труда: загоны и засады на вероятном пути бегства жертвы (Данилкин). Гибриды успешно охотятся также на зайцев и лисиц. Пойманных зайцев хищники съедали на месте без остатка, лисиц же давили и зарывали, иногда съев семенники, реже печень (Новиков). В отличие от волков, гибриды предпочитают поживиться домашними животными, даже если хватает дичи. Так, у многих гибридов, обычно с осени, появлялась потребность к активной охоте, не всегда связанной с недостатком корма на свалках. Естественно, что добычей в первую очередь становились отнюдь не лесные звери. Наиболее частыми их жертвами были ягнята, которых они убивали не только ночью, в сумерках, а часто и днем (Гурский). Сформировавшаяся в 1970 году в Воронежской области стая из дворовой суки, волка и восьми прибылых гибридов кормилась сначала на свалке, а когда щенки подросли, начала нападать на скот. Хищники неоднократно набрасывались на овец, выжидая из-за укрытия, когда их выпустят из загона, после чего тут же, в присутствии людей, их разрывали. Днем ходили гуськом, один за другим, добычу обычно съедали тут же, после чего устраивались неподалеку на отдых. Сходно вели себя хищники и в том случае, когда стаю составляли гибриды, рожденные в природе волчицей. Звери из волко-собачьих стай на отдых располагались, как и волки, преимущественно в глухих местах. Гибридная волчица, выкармливающая щенят (гибридного самца из этой семьи убили) в течение всей весны таскала со свинофермы поросят. Возле норы со щенками валялось много поросячьих, а также овечьих костей, гусиные и куриные перья. Добывала она исключительно домашних животных, за которыми уходила от норы за 9-14 километров. В отличие от волков, её можно было видеть и днем.

В послевоенные годы волко-собачьи гибриды регистрировались в бывшем СССР в 11 краях и областях центра и юга – Европейской части РСФСР, на юге Урала, в Бурятской АССР, в Латвии, Молдавии, на Украине, в Туркмении, Узбекистане (Бибиков). Жили они очагами и существовали долго. По мере возрастания с 1970-х годов численности волка случаи гибридизации с собакам и стали реже.
“Любовный треугольник” человек – собака – волк складывался не одно тысячелетие. За это время человек (вопреки своему латинскому названию) не всегда вел себя разумно. Сейчас у него появляется шанс реабилитировать себя, поскольку тревожная ситуация, когда собаки занимают экологическую нишу волка, заставляют нас всех принимать незамедлительные меры. 

Яна Мурашова, биолог-охотовед
Алексей Мурашов, “Друг собак” №10 – 2002.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *