О родословии лаек

Остяк В.П.Каменева

Вопрос разведения кровной лайки является неясным не только в среде охотничьих масс, но даже и тем охотникам, которые понимают суть ведения породы вообще. Причин к этому слишком много и путь разведения лайки очень тернист.

Породная лайка размножается слабо. Из имеющихся на учёте в Свердловском товариществе собаководства 12 лаек-сук (Цапка, Ирма, Тундра, Альфа, Танга, Тавда и др.) ни одна не щенилась больше одного раза в год, оставляя в потомстве не более 4-5 щенят. То же явление наблюдается и на севере. Проезжая по северным выводкам, мне часто приходилось слышать от охотников – промысловиков следующее заявление:
— Суку то хвалишь… и сам я знаю, что хороша, да вот щенят не носит, а то принесёт 1 или 2 щенков в год и баста

Что за причина кроется в этом, судить не берусь, но это так. Таким образом приводить таблицы лаек, участвовавших на выставке не интересно, ибо мы в разведении кровной лайки пока что сделали куриный шаг.
Кроме того, лайка недостаточно популярна среди городского культурного охотника. Хотя охоткооперация и даёт призы на выставках лайкам, принадлежащим промысловикам, но цели это почти не достигает, т.к. промысловики в массе своей незнакомы с сущностью ведения породы. Городской же охотник практически не знает охоты с лайкой, потому что обычно собака научает охотника охоте, а хороших собак – лаек в руки городского охотника не попадает,  Покупать же на севере хорошую лайку приходится дорого, и она в городе попадает в большинстве случаев лишь в руки имущего человека не охотника или плохого охотника. Во – вторых, как ни странно, среди многих, даже культурных охотников существует мнение, что лайка, попавшая в город, перестаёт работать. Конечно, если лайка будет сидеть годами на привязи, то от неё не приходится ждать хорошей работы, но ведь и от легавой собаки, если её «использовать» в качестве украшения для гостиной или для прогулок по городу в течение ряда лет, также ждать хорошей работы не приходится. Это, однако, не говорит о том, что её дети не будут обладать охотничьими качествами. Охотничий инстинкт в собаке заложен не на одно, а на сотни поколений. У лайки же он нисколько не менее силён, чем у легавой.

Если некоторые охотники думают, что хорошую лайку достать с севера легко, то они ошибаются. Хорошую лайку искать нужно, и если найдёшь, и она окажется хорошей, то купить её у хозяина почти невозможно. Промышленник не может не ценить свою рабочую собаку, потому что она даёт ему средства к существованию.

Из просмотренных мною на Сомве, Оби и Конде 1330 собак, только 250 выданы дипломы, а дипломами  I-й степени награждены лишь 12 собак. Отчасти это объясняется наличием значительной примеси крови других пород. «Чистые» лайки встречаются редко. Русское население уже проникло на север и привезённые ими собаки других пород смешались с лайкой. В то время как лайка размножалась весьма медленно, этой помеси наплодилось больше, чем достаточно. Если помесь пойнтера с сеттером изменяет охотничьи качества собак лишь в смысле стиля, хода и темперамента, не уничтожая основных признаков работы легавой собаки, то смешение любой породы с лайкой не может не отразиться на основных качествах её работы, т.к. только одна лайка обладает свойством облаивать зверя и птицу.

Грозный 69

Если на крайнем севере, возможно, и есть места, куда не попала ещё наша собака, а имеются только лайки, то и там трудно рассчитывать  на «естественное сохранение» чистой породы. Надо иметь ввиду, что, например, ездовая самоедская собака не обладает охотничьими качествами, и примесь её крови к охотничьей лайке также не может не отразиться на лайке в смысле ухудшения её полевых качеств.

Основной вывод из этого  следующий:                                                                                      Нужно теперь же заняться отбором породных лаек и разводить кровных, т.е. таких по родословным которых можно было бы уверенно сказать, что по крайней мере, в последних поколениях этих собак нет посторонней крови. Севером же следует пользоваться, как базой, откуда можно достать, хотя и с большим трудом, свежий материал, нужный для подновления и освежения крови. Как при разведении легавых собак приходится прибегать к выписке из-за границы производителей, так и в разведении лайки нужно пользоваться привозным с севера материалом, но только безусловно, исключительно хорошим.

Организованные Уралохотсоюзом на севере выводки безусловно являются исключительно хорошим мероприятием. Это самый большой сдвиг в лайководстве на севере. Плюс этих выводков заключается в том, что во-первых, будет отобран интересный материал, и во-вторых, охотники севера через беседы с судьями будут иметь хоть какое-то понятие о культурном содержании собаки вообще, и лайки в частности.

Но на севере имеется очень много обстоятельств, которые будут тормозить разведению лайки. Сводятся они к следующему:
Первое – редкая и малая населённость, почему в некоторых местах собаки разводятся в родстве, а это ведь, как известно,  ведёт к вырождению.
Второе – монотонность жизни севера, в силу чего появление на севере собаки другой породы, другого вида сразу привлекает внимание остяка. Остяк моден, всё новое для него интересно. Во время моей поездки на север, имел, например, место следующий эпизод. Остяк увидел у меня коробку из-под табаку «Рейд» и стал просить меня уступить ему её, хотя бы за 10 рублей и только по тому, что она была красиво раскрашена. А когда я ему её подарил, благодарности не было границ.
Третье – переселение на север русского населения. На Оби, например, среди почти исключительно остроухих собак, я встретил вполне приличную гончую, оказалось, что один высланный гражданин, осев на жительство на севере, привёз с собой с родины из Симбирской губернии костромскую гончую. Этот выжлец, бегая среди юрт на свободе производит потомство от лаек, а его владелец доказывает остякам преимущество гончей собаки над лайками, которых он называет дворняжками, но сам мечтает отвести от этих лаек и своего выжлеца – собаку, обладающую качествами гончей. Конечно,  успеха в этом деле не будет, но он своим выжлецом уже нагадил и ещё больше нагадит – факт.
Четвёртое – эгоизм промышленника и вызванная этим дикая традиция кастрировать работающих кобелей, что в некоторых районах носит буквально массовый характер. На Конде, например, на выводках было обнаружено, что все лучшие кобели кастрированы.

 Вот почему и нужно обратить особое внимание на разведение кровных лаек, т.е. таких, которые не имеют посторонней крови, что можно установить только при наличии родословной с определёнными условными знаками. 

Свердловским кооперативным товариществом охотничьего собаководства заведена предварительная родословная книга (РКСТС), в которую может быть записана только собака, получившая на выставке награду не ниже малой серебряной медали или диплома на полевых испытаниях, при условии, если эта собака отвечает требованиям экстерьера. До настоящего времени записано всего лишь 36 лаек, из них 7 погибло, 8 проданы.
От записанных собак отведено потомство, родословные некоторых приведены ниже. Выделяются по родословной: «Кучум» Трубина, имеющий два полных поколения – из его предков 6 собак имеют номер РКСТС, т.е. имеют серебряные медали на выставках и кобель «Матрос» Рябова, имеющий 5 предков с серебряными медалями. Сами по себе «Кучум» и «Матрос» не уйдут с выставок без серебряных медалей, но, к сожалению, ничего не приходится сказать о рабочих качествах, как этих собак, так и их предков, т.к. основываться на рассказах владельцев и даже свидетелей не приходится, а полевых испытаний лаек на Урале ещё не было.

Нужда в организации полевых испытаний лаек по мелкому зверю и птице совершенно очевидна. С организацией их на уральских выставках появятся и в лайках ценнейший класс, «класс полевых победителей», а в дальнейшем по родословной удастся определить достоинство лайки, как производителя, не только как имеющей выставочных предков, но и полевых работников.
Ни один порядочный собаковод настоящего времени не купит щенка легавой собаки, не просмотрев его родословной, не убедившись по ней в хороших в полевом отношении родителях. Этого же мы должны требовать и от лайки. А требовать мы можем только при условии разведения кровных лаек (т.е. имеющих родословные) при организации систематических полевых испытаний лаек по мелкому зверю и птице.
Привожу родословную некоторых лаек, записанных в РКСТС и имеющих право на запись:

 

 

 

Грозный Чистякова

 

Мильтон

РКСТС 21

   
 
   
 
 

Пурга

РКСТС

 

Остяк

РКСТС 4

Приятель Серёгина
Гекта РКСТС 56
Муха

Долматова

 
 

 

 

 

 

Арма Поткина

 

Мильтон

РКСТС 21

 

Пурга

РКСТС

 

Остяк

РКСТС 4

Приятель Серёгина
Гекта РКСТС 56
Муха

Долматова

 

 

Вильва

РКСТС 38

 Остяк

РКСТС 4

Приятель Серёгина
Гекта РКСТС 56
Цапка

РКСТС 5

 

 

Сомко

Бельтюкова

Остяк

РКСТС 4

Приятель Серёгина
Гекта РКСТС 56
Альма

Бельтюкова

 

 

 

Демон Шабурова

Шайтан

РКСТС 21

Приятель Серёгина
Дина Серебрякова
Тайга

РКСТС

 

 

Рекс

Креннер

Остяк

РКСТС 4

Приятель Серёгина
Гекта РКСТС 56
Тундра

РКСТС 55

Сомко РКСТС 12
Янта Фёдорова

 

Гая

РКСТС 45

Малко Кочкина
Вильва РКСТС 8

 

Норма

РКСТС 47

Мильтон 21
Дама Язновского

 

Ю—Ю

РКСТС 1

Мильтон 21
Муха Долматова

 

Не участвовали в выставках:

 

 

 

Кучум

Трубина

 

Леший

РКСТС 41

Шайтан

РКСТС 22

Приятель Серёгина
Дина Серебрякова
Альфа

Горнева

 

Вильва

РКСТС 38

Остяк

РКСТС 4

Приятель Серёгина
  Гекта РКСТС 56
Цапка

РКСТС 5

 

 

Матрос Рябова

Кучум

РКСТС 46

Сомко РКСТС 12
Вильва   РКСТС 8
Гая

РКСТС 45

Малко Кочкина
Вильва РКСТС 8

Журнал «Уральский охотник» № 6-7 за 1930 год. Б. Беренов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *