Охота на медведя с лайкой

М.Г.Дмитриева-Сулима.

Лайка употребляется для охоты на следующих хищных зверей: барсука, куницу, рысь, росомаху, соболя, горностая, ласку, выдру и др. мелких пушных зверьков. Реже охотятся с лайкой по лисицам – по ним охотятся в Якутской области, в Томской губернии, а по волку – колымчане и киргизы. За исключением гг. Огильви и Иохельсона, мы подробных сведений об этой охоте в литературе не имеем. С лайкой охотятся на грызунов и травоядных: лося, оленя, козу, а также на кабанов, дикого барана и кабаргу. Есть лайки, идущие за тигром.

Охота на медведя с лайкой производится различно. Собака отлично понимает всю серьёзность охоты на этого зверя, а потому далеко не все, как мы уже видели, лайки идут на него, особенно сразу. Молодые часто выказывают спервоначала некоторую сдержанность и осторожность. Промысловые, например, т.е. приспособленные исключительно для охоты по птице и мелкому зверю (в Сибири) берут медведя не иначе, как вдвоём-втроём. Назначение лайки при охоте на медведя троякое: во-первых, они отыскивают берлоги; во-вторых, задерживают раненого зверя после выстрела; в-третьих, во время охоты на медведя облавой гонят его голосом, побудив его в берлоге. Но в Сибири по чернотропу на медведя с лайкой охотятся вдогон верхом на лошади и на оленях.

Большинство промышленников только требуют от лайки, чтобы она как по белотропу, так и по чернотропу указывала берлогу, и тем её роль кончается. Охотник в сопровождении собаки ходит по лесу, по  местам, которые наиболее любимы Мишенькой. Собака, отыскав берлогу, облаивает её, но она не должна лезть в берлогу. Хорошая собака облаивает, не подходя вплотную. От лая медведь не встаёт. Надо, чтобы лайка не была очень горяча и молода, а то если она кинется к берлоге и побудит медведя, то по чернотропу уже трудно проследить, где он, и медведь снова заляжет, особенно если сухо и нет следа. По снегу же, конечно, легче найти новое логово, но и то промышленнику много новых хлопот. Когда лайка найдёт берлогу, охотник замечает её и возвращается, а затем уже один или с товарищем идёт бить его, оставив собаку дома. Это самое обыкновенное употребление лайки для охоты на медведя. Очень редко, охотясь на берлоге, пускают лайку будить зверя. Это опасно и довольно бесполезно. Опасно потому, что охотник легко может убить собаку, а если будет думать о ней, может промахнуться и осложнить дело, т.к. часто собака заслоняет собой отверстие и значительную часть показавшейся туши; к тому же собака щиплет и удерживает медведя, почему редко бывает удобно целить. Даже опытные охотники делают промахи. (Известно, что хорошие стрелки часто убивают собак, что видно из печати). Чаще всего собак держат на сворках до выстрела, а если медведь уходит или лезет драться, то собаку моментально спускают и она его останавливает. В такой охоте обыкновенно участвуют двое-трое.

Берлоги отыскивает всякая лайка, а для охоты второго рода нужна притравленная, опытная собака. В одиночку останавливают медведя далеко на все лайки, да и то очень опытные. Обыкновенно берут для этой охоты двух-трёх.

Волк медведю не конкурент, но мешает.

При охоте вдогон роль лаек – преследовать, догнать и остановить медведя, давая знать хозяину голосом. Преследуемый лайками медведь спешит забраться на дерево, а собаки не дают ему спуститься, пока не явится охотник. То же говорит г-н Ящеров о промысловых лайках. Лучше всего молодые собаки притравливаются при опытных; хорошо, если кто имеет возможность достать медвежонка и изредка, раз, два,  три, смотря по собаке, натравливать, но не позволять осваиваться и играть с медвежатами. Если всё это невозможно, то не надо упускать случая притравить на тёплую тушу, дать крови, мяса. Всё это, конечно, в худшем случае. Почти все лайки идут на медведя, но не все идут в одиночку и далеко не всякая идёт сразу. Некоторые осваиваются на вторую, третью осень, вообще погодовав. Вообще щенят не берут на медведя. Сибиряки раньше года или двух тоже не берут собак на зверя, т.к. только к этому времени крепнет собака и начинает надеяться на свою силу и ловкость. Собака, хорошо притравленная к медведю, не требует особой натаски для охоты облавой, но не притравленную наганивать труднее, т.е. нужна практика постоянной охоты, опыта для развития вязкости и злобы. Последнее тоже в худшем случае, а в лучшем, т.е. очень часто собака гонит медведя сразу.

Вот что говорят охотники на медведя с лайкой (журнал «Охоты» за 1876г.): «Охотясь на медведя в Олонецкой губернии, позволяют собакам по чутью отыскивать логово, а догонять вспугнутого не пускают». Ныне в Пудожском уезде той же губернии (в «Охотничьей Газете» статья Ярошевича) лайки на медведей не ходят и медведей почти не бьют. Князь Ширинский-Шихматов говорит о разновидностях I группы лаек (зырянская, финно-карельская, вогульская, черемисская, остяцкая, тунгусская, норвежская, галицкая, костромская, вотяцкая и бурятская), что лайка облаивает, коль скоро ей удастся найти медведя, сохатого, оленя, рысь, росомаху, куницу, соболя или белку. Если зверь тронется, лайка преследует его и, замучив гоном и хватками за наиболее чувствительные места, заставляет зверя остановиться. Её лай и шум призывают на помощь хозяина. Вышеприведённым качеством обладают, однако, не все разновидности обширной группы северных собак.

Слишком злобные собаки лезут близко к берлоге и мешают стрелять.

Существовало убеждение, что все представители II-й группы (лапландские, самоедские собаки юкагиров и камчатские ездовые собаки) не лают вовсе, а лишь хрипло и коротко воют. Это явление, впрочем, замечалось только на самом Дальнем Севере. Та же самоедская собака, которую можно слышать лишь воющую на берегу Ледовитого океана, попав в руки к остяку или вогулу и привыкнув к лесу, начинает не только лаять, но и подлаивать всякого зверя и птицу. Побывав на Дальнем Востоке в Якутской, Приморской и других областях, я нигде не видала собак, не умеющих лаять. Может быть это перерождение? Что касается самоедских собак, то это даже большие любители полаять. Да и вообще всякая лайка делается тем, чем её делает хозяин. В Пермской губернии, по свидетельству г-на Белдыцкого, лайка гонит медведя  голосом «получше любой гончей». На Южном Урале лайки спускаются за раненым зверем. В Вятской губернии и иных местах употребляются для отыскивания берлог; в иных – для «постановки» раненого зверя. В Казанской губернии черемисы спускают за раненым зверем. В Сибири, по единогласным показаниям охотников, лайки отыскивают, гонят и останавливают зверя во всякое время года. Даже кое-где бывают садки на медведя; собаки и медведь состязаются в единоборстве (статья Ящерова). Таким образом, употребление собак для медвежьих охот различно и зависит от требований местных условий и вкусов охотников. Но плохому стрелку спускать лайку на берлогу, будить зверя никогда не следует, да и из обширной  охотничьей литературы мы почти не видим случаев, чтобы при охоте промышленников на берлоге лайки будили зверя. В Сибири лайки стайкой держат медведя на месте до прихода хозяина и не дают ему ходу. Лай на медведя похож на лай на чужую скотину, на человека; вообще по зверю – редкий. Специально зверовая сибирская собака уходит далеко от хозяина и её отыскивают иногда даже на третий день (статья Ящерова). В Восточной Сибири также охотятся на медведя с лайкой, догоняя на лошади.

Книга «Лайка и охота с ней» 1911г.
Автор М.Г.Дмитриева-Сулима.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *