Опыт разведения лаек Волошинских кровей в Екатеринбурге

Резвый Л.Л.Фетисова (справа)

Часть 2. История появления лаек Волошинских кровей.
Резвый, Шмель, Челна 6364лзс  и Сибиряк.

Разведение же зверовых линий – это объективность и факт неизбежный. Хотелось бы  только, чтобы в этом вопросе была ясность и не было допущено случаев протаскивания мелочниц в ряд зверовых. К сожалению, не редки случаи, когда владелец, не имея возможности натаскать или испытать своего питомца по белке и другой мелкой дичи, вытягивает её в племенные, каким-то образом получая незаслуженный зверовой диплом. Тут, думается, уместно вспомнить старых уральских лаечников Ф.Ф.Крестникова, Г.Г.Сосновского, которые говорили, что лайка-медвежатница редкость. Она встречается в пропорции — один к ста. Посмотрите, какое соотношение сейчас? Каждая десятая лайка Екатеринбурга имеет диплом по подсадному медведю. Напрашивается вопрос, не озверела ли лайка за 70 лет балконно – гаражного содержания в городах? А может мы занизили планку определения рабочего досуга? Всё может быть, крепко бы надо подумать над этим…? Отбор в зверовые должен быть жёстким, убедительным и бескомпромиссным. Ну, а что касается таковых, то они у нас как в области, так и в Екатеринбурге, есть. К одной из таких групп я беру смелость причислить лаек Волошинских кровей, вывезенных в Екатеринбург из Серовского района. История такова: в 1982 году лаечник Л.Л.Фетисов привёз из Серовского госпромхоза трёх щенков. Рыжего кобелька, названного «Резвым», взял Фетисов. Белый кобелёк был назван «Шмелём» и достался Г.З.Насырову. Белая с лёгкой желтизной сука «Челна» до года  принадлежала Л.Л.Фетисову, а затем была передана Насырову для временной охоты, а после смерти Л.Л.Фетисова осталась в собственности Г.З.Насырова.

Отец этих щенков —  «Сибиряк» В.Н.Ракова имел трёх-коленную родословную, состоящую из лаек династии потомственных зверовых охотников Волошиных. Линия эта велась в тесном инбридинге. Мать и отец «Сибиряка» были однопомётниками, в четвёртом колене были повязаны мать и сын. В основном все предки «Сибиряка» были лосятниками, были и выдающиеся медвежатницы (речь не о высоких дипломах).

Мать завезённых щенков была приобретена В.Н.Раковым в посёлке Шанталь Гаринского района. По сообщениям В.Н.Ракова, «Дамка» была куплена взрослой, и прельстился он тем, что это была рабочая собака-соболятница. Привезённые аборигены были очень скептично приняты кинологической общественностью города. На то, конечно, были объективные причины.

Челна 6364лзс Г.З.Насырова

Действительно, выросший у меня кобель «Шмель» в годовалом возрасте не вызывал восхищения. На первой же выводке он получил «хорька» и замыкал ринг своих сверстников. И поделом, было, за что ходить последним: ухо, мягко говоря, не изысканного рисунка, неудалённые прибылые пальцы, морда же по длине, по любым меркам не  дотягивала до общепринятых идеалов. Хвост был серповидный и только кончиком касался крупа. Некоторые эксперты, не бывавшие в промысловых районах, признавались, что прямой обрез морды у лайки видят впервые. В довершение портрета «Шмеля» нужно добавить, у него была разорванная мочка носа. Он стал для экспертов чем-то вроде наглядного пособия для изучения недостатков в экстерьере. Помнятся до сих пор довольно едкие товарищеские подшучивания. Радоваться, как видите, было нечему.

«Резвого» и «Челну» я увидел молодыми собаками в годовалом возрасте. Тут дело обстояло значительно лучше: «Резвый» вообще был красавцем, а впоследствии он даже занял первое место на Свердловской областной выставке. «Челна» мало чем отличалась от своих сверстниц заводского разведения, только имела чуть укороченную морду, что и определяло в дальнейшем её оценки «очень хорошо» и «отлично». В годовалом возрасте «Шмель» и «Резвый» легко были натасканы в парковой зоне по белке. Этой же осенью «Шмель» и «Челна» впервые попали на охоту в промысловые районы Тюменской области. Будучи только высажены из вертолёта, обе собаки тут же залаяли на белку.  В эту охоту с ними было взято около десяти глухарей, двухсот белок, один соболь и добыт один медведь из берлоги. Эта же охота показала, что «Шмель» очень вязко облаивает лося. После охоты моё пренебрежительное отношение к этим собакам развеялось. Результаты охоты первой осени с «Резвым» были так же весьма и весьма обнадёживающими. В 1985 году в возрасте трёх лет «Шмель» и «Челна» были увезены на постоянное место жительства в промысловые районы Тюменской области. Со «Шмелём» был добыт ещё один медведь с берлоги и отстреляно значительное количество лосей. Три года постоянной охоты с «Челной»,  «Шмелём» и выросшим там сыном «Челны», «Лешим», меня всецело убедили, что с такими собаками «жить можно».

Эксперт второй категории по лайкам
Г.З.Насыров. Екатеринбург,   1992год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *