Опыт обслъдованiя соболинаго промысла и промысловой охоты вообще въ Чердынскомъ и Верхотурскомъ уъездах Пермской губернiи

Косач готов взлететь

Часть 5. Охота на птицу. Экономическое значение охоты.

Из промысловых птиц с лайкой добывают на свою потребу глухарей и косачей. Последние, впрочем иногда идут и в продажу, в одной цене с рябчиками, т.е. по 30-50 коп. пара. Вследствие такой низкой цены, косачи почти полностью идут на еду самим промышленникам; точному учету убиваемые косачи и глухари поэтому не поддаются. Во всяком случае, число их должно быть весьма значительно.
Добрая лайка, найдя где-нибудь глухаря или косача, начинает полным голосам лаять, стараясь при этом не подходить очень близко к дереву, на котором сидит птица. Когда охотник подойдет поближе, то хорошая лайка ещё более усиливает лай. Про хороших тетеревятниц говорят в таких случаях, что лают «словно рассыпаются». Под громкий лай к глухарю или косачу можно подходит почти совсем не прячась от него. Если они увидят охотника, то и в таком случае обыкновенно не слетают. Здешние промышленники говорят, что  «глухари и «косачи» заслушиваются громкого лая. Это объяснение похоже на истину. Пока глухарь или косач не будут убиты, хорошая лайка лает сколько есть силы, не обращая ни на что внимания и не приближаясь к дереву. В охоте на этих пернатых резко сказывается природный ум лаек. Обыкновенное явление, что хорошая беличья собака лает хорошо и тетеря (глухаря и косача по местному). Тут ясно выступают разносторонние способности лаек в такой степени, до которой далеко  «умной» легавой. Одна и та же лайка проделывает подряд, (без всякой дрессировки), следующие трансформации. Найдя белку «когтем», она, призвав хозяина умолкает. Приметив на дереве тетеря, лайка не прикасается к этому дереву, как к какому-нибудь священному предмету, а чем ближе подходит хозяин, тем громче и громче раздается в тиши леса её победный голос. Ещё ярче выступают инстинкты природной охотницы лайки, во время охоты с нею на рябчиков. Лайка видит, что хозяин её упорно преследует, упорнее, чем глухарей и косачей, обитателей лесных трущоб – рябчиков. Она, как может, помогает ему в этом преследовании. Найдя рябчиков, лайка не примется их разгонять по деревьям. Иные лайки при этой даже слегка взлаивают, чтобы дать знать о случившемся хозяину. Как только рябчики рассядутся по деревьям, лайка ими перестает интересоваться.

Агат 5203/04 А.В.Томашевского облаивает глухаря

Будь это глухарь или косач, так лайка сразу же подняла бы свою музыку, а тут некоторые лайки даже перестают искать другую дичь, ожидая, когда хозяин кончит подманивать рябчиков пищиком. Из всего вышесказанного видно, до чего может применятся лайка к предъявляемым к ней требованиям и с какой поразительной сметливостью помогает своему хозяину на охоте.
Рябчиков в Чердынском уезде бьют из ружья, подманивая их исключительно только на пищик. Каких-нибудь ловушек на рябчика там не употребляется. Общее число добытых во всем уезде рябчиков можно приблизительно определить в 80.000 шт. в средний год. Средним добытком считается 150—200 шт. на ружье в год.
Теперь, после выяснения количества добываемой дичи, можно установить экономическое значение промысловой охоты в Чердынском уезде, принимая деление его в промысловом охотничьем отношении на два района. В бассейне Камы, где охота служит только приработком, дающим небольшой доход, экономическое её значение не велико. Те 50—100 руб., которые удастся местному промышленнику налесовать, играют в его бюджете далеко не первую роль. На первом месте в бюджет местного крестьянина стоят земледелие и разработка лесных богатств края. Другое дело у крестьянина Верх-Печорского бассейна. В его бюджете охота стоит на первом месте. Его охотничий добыток в 250—300 руб. помогает ему жить в таких местах, где суровость климата не позволяет уже пропитываться одним землепашеством, посторонних же заработков, по причине глухости края, в Верх-Печорском бассейне нет. Всё это указывает на большое экономическое значение охоты на севере Чердынского уезда. Посмотрим теперь, каково экономическое значение охоты для всего Чердынского уезда.
Принимая во внимание выше приведенные цифры добываемых птиц и зверей в цены на их шкуры и мясо, мы можем сказать, что во всем Чердынском уезде ежегодная выручка от промысловой охоты достигает, приблизительно, 60.000 руб. Чтобы нагляднее представить из чего составляется эта сумма, привожу ниже таблицу добытых птиц и зверей. При составлении этой таблицы я руководствовался как данными Уездной Земской Управы г. Чердыни, так и сведениями, полученными от местных скупщиков пушнины и от самих охотников промышленников.

Глухарь на току

В эту таблицу я поместил, оценив в ничтожную цифру 1800 руб. таких птиц и зверей, которые или идут для еды промышленникам или очень малоценны. Такие птицы и звери трудно поддаются учету. Всех охотников промышленников в Чердынском уезде можно считать приблизительно в 2 1/2 тысячи. До последней переписи (1897г.) жителей в Чердынском уезде числится 105000 человек. Площадью вес уезд 62.200 кв. верст. Отсюда выходит, что на одну кв. версту приходится 1,7 человек. В 1912г. можно считать, что число это удвоилось, т.к. со дня переписи прошло уже 15 лет. Население за это время увеличилось от естественного прироста и от разных пришлых людей. За последние 10—15 лет в уезде начинает всё больше и больше развиваться лесопромышленность и горное дело. Это конечно привлекает массу пришлых рабочих людей и увеличивает общую цифру населения уезда. Факт увеличения населения уезда за последнее время заметили даже сами крестьяне. Больно уж людно ноне стало, лишня вовсе плохая из-за этого, просто хоть не лесуй; а то помрешь с голоду, если лешней-то одной заниматься станешь. Подобного рода фразы можно услышать на каждом шагу, если начать распрашивать об охоте крестьян Чердынского уезда, в особенности, если спрашивать живущих в Камском бассейне. В будущем горное и лесное дело совместно со всё увеличивающейся культурой края оттеснят промысловую охоту в Чердынском уезде на последнее место и сведут на нет её экономическое значение.

Охотник народов севера, 1929г.

Лет через 100 может быть все лесники (охотники промышленники) Чердынского уезда исчезнут с лица земли, и их лешня станет достоянием предания. Тогда будут ходить, наверно, по теперешним лесобным местам спортсмены-охотники со своими садочными ружьями, ягдташами, патронташами и «умными» легавыми. И будут тогда показывать в музеях (неляди, чуни, лузони, разные кляпчи, порошницы, припешники) и прочие вещи  амуниции теперешнего промышленника и будут удивляться героям-людям, не боявшимся ни холода, ни голода, проводившим половину своей жизни на охоте и ходившим на кого угодно с ружьишком, которым в пору только перегребать в печи угли.

 

В.И.Белоусов. Матерiалы къ познанiю русскаго охотничьего дъла.
Выпускъ VII, Петроград. 1915г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *