Мои встречи с росомахой

Росомаха напоминает собой маленького медведя

Росомаха – это гигантская куница, хотя своим обликом больше напоминает маленького медведя. Самый крупный представитель семейства, промысловый вид. Масса самцов в зимний период достигает 21,5, самок – 16,8 кг. Обычно же в пределах 19,5 – 16,5 кг.
В старину росомахе приписывали какие-то сверхъестественные свойства. Считалось, что раз в четыре года медведица рожает детёныша, который не может вырасти большим, – это и есть росомаха. Суеверие возникло, скорее всего оттого, что найти логово росомахи очень трудно.
Средняя весовая нагрузка на ступню у росомахи 22 г/см2 – наименьшая среди всех хищников, весящих более 1 кг (Тепов, 1960 г.). На территории нашей страны определены три подвида (Гептнер и др. 1963г.).
Росомаха обитает в таёжной части лесной зоны, в крупных лесных массивах, вдалеке от населённых мест. В поисках пищи часто заходит в лесотундру, а летом в тундру до побережья Северного Ледовитого океана. Известны отдельные заходы зверей в лесостепь Западной Сибири и Казахстана (Громов и др. 1963).
Ведёт бродячий образ жизни, свободно одолевая за сутки до 50 км. Оседло живёт только в период выкармливания детёнышей и при обилии корма. Питается чаще всего падалью и остатками добычи волков и медведей. При необходимости добывает пропитание самостоятельно, дерзости и смелости росомахе не занимать. Вот какой случай рассказывают пастухи-оленеводы: не смущаясь присутствием людей, росомаха выдернула у важенки ещё не совсем родившегося телёнка и была такова.
Весьма распространённый способ охоты росомахи – подкарауливание жертвы на тропах и прыжок на неё с дерева. Таким способом охотится росомаха на лосей и северных оленей. В 1979 году, а начале августа в Мурманской области произошёл такой случай. Охотник пошёл собирать морошку. Начался мелкий дождь. Чтобы укрыться от него, охотник одел на голову эмалированное ведро. Вдруг удар в голову – охотник падает, ведро слетает. Он оглядывается и видит убегающую росомаху. Охотник понял, что зверь прыгнул на него с сосны. Прибежал в селение, попросил в помощь четырёх собак и пустился с ними по следу хищника. Собаки догнали зверя – росомаха-самец нормальной упитанности была добыта (Новиков, 1993).

Там, где хозяйничают волки, росомахи поблизости не бывает, и наоборот. В тесный контакт ни с волком, ни с медведем росомаха не вступает, а вот у рыси готова оспорить добычу и даже кое-что отнять. Известны случаи успешной охоты росомахи на нерпу. Летом и осенью в местах, где в реки идут на нерест тихоокеанские лососи, они составляют основу питания росомахи. В голодные периоды поедает и ягоды.
У коренных жителей Камчатки до прихода русских мех росомахи, ноский и практичный, ценился гораздо выше собольего (Крашенинников, 1975). В настоящее время он является обязательным элементом отделки национальной одежды.
Росомаха – полигам. Половой зрелости достигает в возрасте старше двух лет. Гон протекает с апреля по июль. Молодняк в количестве 1-4, чаще 2-3 появляется с конца февраля по май. Продолжительные сроки беременности обусловлены длительной,  до девяти месяцев, латентной стадией.
В местах относительно высокой численности приносит вред, уничтожая охотничьих животных. Промысловые охотники, как правило, росомаху ненавидят – она поедает всё без разбора, что попадается в самоловы.  Сжирает приваду и изощрённо грабит лабазы с запасами продуктов, как бы хорошо они ни были спрятаны.
Из-за своей своей неразборчивости в питании, неосторожности и дерзости довольно легко ловится в самые грубые, плохо замаскированные самоловы. Так, два моих знакомых товарища промышляли пушнину в ханты-мансийской тайге. Чтобы пополнить и разнообразить запасы продуктов, они ставили крупные капканы на заячьих тропах. После того, как косые были пойманы, ребята обратили внимание, что в те же места стали наведываться росомахи. Охотники разбросали обрывки заячьей шкуры и насторожили капканы. У промысловиков такая постановка капканов, где бился зверёк, называется «на бардак» или «бедлам». Таким образом, ими были пойманы две изумительной красоты росомахи. Когда я промышлял пушнину в Горном Алтае, то росомахи мне досаждали тем, что сжирали приваду, предназначенную для соболя, и захлопывали мелкие капканы, попасть в которые они не могли.

Специально за росомахой с лайками, как правило, никто не охотится, и не только по причине её повсеместно низкой численности. Из-за бродячего образа жизни в зимнее время и очень широкого хода можно безрезультатно преследовать росомаху весь световой день. Это зверёк прекрасно чувствует возможности и бойцовские качества лайки. Собаке, с которой не охотятся по зверю, она даёт настолько серьёзный отпор, что может нанести, орудуя когтями и зубами, серьёзные и даже смертельные раны. В промысловых районах лайки часто помечены боевыми щрамами – следами общения с росомахой. Хотя не редки случаи, когда одна либо несколько зверовых собак загоняют росомаху на дерево. Охотнику остаётся только сделать меткий выстрел.
На севере Сахалина моя западница несколько раз работала по медведю, хотя раньше склонности к зверовой охоте я за ней не наблюдал. Причём однажды разыскала и выгнала двух медведей, не облежавшихся в берлоге. Она не делала хваток, не останавливала перемещающегося зверя, чего, я больше чем уверен, не сможет сделать ни одна лайка, – слишком разные возможности и весовые категории. Собака мне просто показывала, где находится зверь, и отвлекала его внимание. Если норная собака не может выгнать зверя из норы – это беда: охотник, будь он даже пигмей, не сможет туда залезть и помочь собаке. Но на поверхности осторожно подойти к зверю и сделать меткий выстрел должен уметь любой охотник, собирающийся на серьёзную охоту. Слишком вязкие собаки, которые сутками напролёт гоняют зверя (лично мне за всю жизнь видеть таких не приходилось) и которых невозможно отозвать, будут непременно потеряны. А безрассудно смелые, которые не чувствуют реальной опасности, исходящей от дикого, а не подсадного зверя, погибнут от медвежьих когтей или лосиных копыт, что и бывает сплошь и рядом.
Там же, на севере Сахалина, моя западница дважды гоняла росомаху, что было прекрасно видно по следам. Скорее всего, собака сидела на хвосте у зверя, потому как работу её я слышал постоянно. Несколько раз они останавливались. Тогда я чуть ли не ползком пытался прийти лайке на помощь, но хитрый зверь непременно обнаруживал меня ранее, чем я мог увидеть его. Меняя тактику, я пытался обрезать росомаху, оказавшись на пути её движения, но она и тут обманывала меня и уходила невредимой. Измученный  погоней за неуловимым зверем, в полной темноте, едва передвигая ноги, я добрался до избушки и не ложился, а замертво падал на нары.

Желание добыть этого зверя было настолько велико, что превратилось в навязчивую идею. Когда в очередной раз я спешил к работающей лайке, то, даже не видя собаки, понял, что работает она хоть и на одном месте, но отнюдь не по соболю или по белке. Лай был грубее, и в него вплетались рычащие нотки, работа лайки по росомахе очень похожа на работу по медведю. Вариант с медведем сразу отбросил. Землю покрывал довольно приличный слой снега. Наконец-то росомаху загнала! – с радостью подумал я и, не соблюдая элементарных правил безопасности, чуть ли не бегом направился к собаке. Лайку увидел издалека, работала она на большой поляне, около огромной, почти в два обхвата лиственнице. Задрав голову к небу, стал разглядывать огромную голую крону. Подойдя к дереву метров на тридцать и не обнаружив на дереве желанного трофея, я опустил глаза долу и посмотрел на собаку. Только тут я заметил, что лает она не на дерево, а куда-то в корни. Особенно раскидывать мозгами было некогда, потому что ещё через мгновение под деревом стоял медведь. Появился он не «как из-под земли», а именно из-под земли. Берлога была выкопана между двух огромных корней лиственницы. Меня в первый момент удивило не столько появление медведя, сколько его размеры. Высота в холке была приблизительно мне по плечо, а я низкорослым не был. Зверь не бросился на собаку, хоту она была не далее двух метров от его морды, даже не посмотрел в мою сторону. Он просто обошёл дерево с другой стороны и довольно быстро скрылся в лесу. Лайка проводила его недовольным лаем, мол, ходят тут всякие, и быстро вернулась ко мне. По следам я понял, что он полез через кедровый стланик, где преследовать медведя может только умалишённый.
Так мне и не удалось добыть с собакой росомаху. Хотя, как сказано выше, это вполне реально. Просто, я никогда не держал зверовых, в моём понимании, лаек.

Игорь Шперов, охотовед.
Журнал «Охотничьи собаки» №2 за 2001 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *