Мнение К.Е.Гололобова.

Хорошо одетый кобель с выраженными муфтой и баками.

VIя Свердловская областная зимняя выставка лаек.

В январе текущего года, автор статьи и А.Н.Волков, были приглашены в гости в Екатеринбург. Приятным дополнением к нашей поездке стало предложение Екатеринбургского союза ОиР быть председателем и ассистентом в рингах кобелей ЛЗС на очередной, шестой по счёту, зимней выставке лаек, услышав которое, мы не стали противиться искушению и с радостью его приняли.

Урал – один из крупнейших центров по разведению высокопородных западносибирских лаек, славящийся не только традиционным подходом в охоте с ними (так мне всегда думалось), но ещё и известный собственной школой экспертизы – обладающей своим, сформированным взглядом на экстерьер ЛЗС. Словом, очень ортодоксальный (в смысле лайковедения) регион. Под томительное ожидание встречи с лайками уральской селекции и долгие разговоры на темы, им посвящённые, прошёл путь от Москвы до Екатеринбурга.

Тотчас, по прибытии в столицу Урала (и вплоть до самого отъезда из неё), мы с Александром Николаевичем, попали  под дружескую опеку наших коллег Г.З.Насырова и В.О.Блаженкова, за что им искреннее от нас – спасибо.

К.Гололобов на выставке в Екатеринбурге.

Утро 26 января выдалось морозным. Сев в автомобиль, управляемый В.О.Блаженковым, мы отправились к месту нашего назначения – посёлок «УралНИИСХОЗ», что на восточной окраине города. После забитой пробками Москвы, поездка по Екатеринбургу оказалась довольно неутомительным занятием.

Территория садового товарищества вышеназванного посёлка, стараниями активистов секции лаек превращённая в выставку, всё же не та площадка, которая подходит для подобных мероприятий, в основном из-за невозможности вместить всех прибывших. Думается, что областному союзу следует перестать полагаться лишь на альтруизм рядовых членов и найти возможность проводить последующие мероприятия в более приспособленных для этих целей местах, уже потому, что это, ожидаемое уральскими лаечниками событие – стало доброй традицией. А количество и география её участников, вполне соответствуют областному статусу.

После недолгого приветствия и представления экспертных бригад, выставка была открыта. В возглавляемую мной комиссию, помимо А.Н.Волкова вошли: Г.В.Мезенин — эксперт I-й категории из Невьянска и стажёр С.М.Петроградских из Алапаевска. Слаженные действия этих людей, заметно облегчили мне работу, как председателю, за что им искренне признателен.

Перед началом работы в рингах  было объявлено о решении организаторов – поменять порядок, а именно, начать экспертизу с представителей старшей возрастной группы. Следуя поговорке, про чужой монастырь и устав, было решено не спорить и опробовать нововведение. Впечатлениями от которого готов поделиться. В целях увеличения времени для подсчёта баллов в старшей и средних возрастных группах – решение вполне оправданное, но вряд ли целесообразное в зоотехническом смысле. Попробую объяснить. Начиная осмотр поголовья с младшей группы, можно разглядеть проблемы, с которыми предстоит столкнуться в ближайшем будущем и, уже зная их, во время экспертизы средней и старшей групп, попытаться подкорректировать ситуацию, путём продвижения в лидеры тех производителей, которые свободны от недостатков, получивших распространение в младшей группе. Сохраняя эту последовательность, мы получаем возможность оперативно влиять на будущее, тем самым, определяя тенденцию развития породы. А в этом, как мне кажется, и заключается основная цель проведения выставок. Оценка каждого экспоната, лишь на предмет соответствия стандарту, в отрыве от остального демонстрируемого поголовья – слишком упрощённая схема экспертизы, сводящая её к чистой формальности.

Следуя хронологии того дня, приведу цифры. В старшей возрастной группе экспонировалось 25 собак. Результаты экспертизы: 7 «отлично», 8 «очень хорошо», 9 «хорошо», 1  «удовлетворительно». Средняя возрастная группа – 22 собаки, из них: 8 «отлично», 9 «очень хорошо», 5 «хорошо». Младшая возрастная группа – 21 собака, при следующих результатах: 10 «очень хорошо», 11 «хорошо».

Мой комментарий, в первую очередь, будет касаться тех собак, которые удостоились высоких племенных оценок («отлично», «очень хорошо»). Характеризуя их, скажу, что это довольно стабильная группа животных, с хорошими, породными головами, неплохой анатомией, обладающая сухостью сложения, правильными сбалансированными движениями, демонстрирующая свойственные породе темперамент и нрав.  Из общих для группы недостатков, выделю один – мало правильно одетых собак. Многим экспонируемым кобелям не достаёт украшающего волоса (муфты, баков, гачей). Редки собаки с развитой щёткой на лапах. Хочу напомнить, что выставка проходила в разгар зимы, т.е. в ту пору, когда к шёрстному покрову лайки применяются самые жёсткие требования. Более того, в рингах встречались кобели, в стадии активной линьки. Возможно, что одной из причин, могут служить столь популярные (особенно в прошлом) летние выставки лаек. Ежегодно проводя которые, мы невольно способствуем смещению сроков линьки, т.к. любой эксперт, работающий в ринге, всегда предпочтёт плохо одетой собаке – хорошо одетую, не взирая на время года. Но насколько это полезно для лаек? Ведь шёрстный покров, помимо эстетики, имеет большое практическое значение, т.к. обеспечивает теплоизоляцию и защиту от неблагоприятных воздействий внешней среды. К примеру. Правильно (и по сезону) одетая лайка не тратит лишних калорий на согревание в зимний период, в связи с чем, во время продолжительного использования на охоте – лучше «держит тепло» (заметно не теряет в весе), что в конечном итоге положительно сказывается на выносливости, которая активно коррелирует с работоспособностью. Продолжая тему правильности шёрстного покрова, хочу обратить внимание, что на прошедшей выставке был предоставлен экспонат с мягковатой и немного удлинённой псовиной, а также несколько кобелей с излишне опушенными хвостами. В этой связи, хочу обратиться к истории отечественного лайководства и напомнить, что на начальном этапе все северные собаки (лайки) разводились в «общем котле», поэтому нет ничего удивительного в том, что иногда (благодаря рецессивным  генам), появляются животные с признаками оленегонных лаек, которые проявляются, в том числе и в удлинённости шёрстного покрова. Действующий стандарт ЛЗС требует, чтобы остевой волос был прямым, жёстким и приподнятым за счёт хорошо развитого, густого, мягкого и пышного подшёрстка. То же касается опушенности хвоста, на нём не должно быть подвеса (привеси). Согласно старому изречению: «хвост лайки – должен быть валиком». Имея у себя фотоархив с изображениями уральских ЛЗС 60-70 годов прошлого века, могу отметить (субъективно), что большинство собак той поры, в сравнении с предоставленными на данной выставке, имели меньше проблем с псовиной. В качестве примера, можно привести потомков ч.Бурана 1688лзс О.В.Толкачёва, через его сына Бурана М.К.Банных, которые в то время смотрелись особенно эффективно.

Культивирование породных признаков, к коим, несомненно, относится шёрстный покров, одна из важнейших задач заводчиков, потому что размытие этих признаков или их утрата, превратят породную лайку в дворняжку.

Продолжая разговор на тему экстерьерных достоинств увиденных мною ЛЗС, скажу, что далеко не все экспонаты данной выставки удовлетворяли «Инструкции по методике, технике и организации экспертизы охотничьих собак, которая требует, чтобы собаки, претендующие на получение оценок «очень хорошо» и «отлично» — находились в выставочных кондициях. Помимо упомянутых ранее кобелей в разлиньке, встречались собаки в «слишком» рабочей кондиции, у которых отчётливо просматривались отдельные части скелета, а также лайки со следами «боевых» ранений – с участками выстриженной шерсти и зияющими на них шрамами – щедро смазанными зелёнкой. Предстань, эти ЛЗС в другом виде – количество высоких оценок увеличилось бы. На будущее, владельцам таких собак, следует дождаться более презентабельной формы своих питомцев и уж после, показывать их на выставке. Благо, в регионе эти мероприятия — не редкость.

Упоминая, в начале статьи, традиционный подход к охоте с лайкой на Урале, я имел ввиду охоту на пушного зверя, глухаря, лося. И, соответственно, надеялся увидеть высокий процент собак с дипломами по этим видам, но результаты проведённого анализа говорят об обратном. Так, например, в старшей возрастной группе на 7 дипломов по вольным видам, пришлось 22 – по подсадным. В средней на 3 вольных – 11 подсадных. В младшей — вольных нет, подсадных – 2. Соответствие по трём возрастным группам у кобелей выглядит как 10 : 35. Сравнение, как видно, не в пользу традиционности.

Говоря о традициях, невозможно упомянуть тему преемственности. Очень обрадовал тот факт, что на выставке (в добром здравии), присутствовали люди – чьи имена в графе «владелец» встречаются в родословных документах ЛЗС с 70-х годов прошлого столетия! На этих людях лежит ответственность – передать молодому поколению лаечников свои знания и опыт. Так как, именно они стали живой частью истории уральского лайководства трёх последних десятилетий ушедшего века. Когда на весь лаечный мир, тогдашнего СССР, были известны клички таких «полевиков» как: ч.Мирта 2200лзс Н.Д.Буденкова (70-е), ч.Вайгач 4437лзс Е.А.Романюка (80-е), ч.Дымка 6127лзс Л.З.Маслова (начало 90-х).

Завершая обзор по выставке, остаётся добавить, что в ней не смогли участвовать другие, достойные ЛЗС. Это выяснилось сразу по её окончании. Когда нам с А.Н.Волковым было предложено проехать, что называется «по дворам» и посмотреть тех собак, которые по каким-то причинам не были представлены в рингах. Согласившись на это, мы после ничуть не пожалели о случившемся. Потому как увиденные нами лайки, помимо доставленного эстетического удовольствия, подтвердили ранее сказанное: Урал – по-прежнему крупный кинологический центр по разведению высокопородных западносибирских лаек, которые могут стать украшением любой выставки самого высокого ранга.

Эксперт К.Е.Гололобов (Владивосток), 2013 год.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *