Лайка и время

Алей 6965/07 Г.З.Насырова – яркий представитель ЛЗС

Часть 2. Консолидация пород. Ценность лайки.

Процесс формирования пород охотничьих лаек прошел на удивление быстро и довольно безболезненно. Начавшись в 50-х, он был, в основном, завершен к началу 70-х годов прошлого века. Этому способствовали не только грамотно разработанные стандарты, но в первую очередь серьезная организация кинологической работы в СССР: единообразие ведения племенной работы с породами на всей территории страны; серьезный и ответственный подход кинологов и заводчиков к работе с поголовьем лаек; большая организаторская деятельность обществ охотников по проведению мероприятий (выставок и полевых испытаний) по отбору племенных собак, повышению уровня кинологической грамотности охотников-любителей лаек.
Краеугольным камнем, на котором строится грамотная и успешная племенная работа с хозяйственно ценными (не декоративными) животными, является продуктивность. В применении к охотничьим собакам это их полевые (рабочие) качества.
Именно многовековой бескомпромиссный, жёсткий, даже жестокий отбор в этом направлении сделал «дворную остроушку» охотничьей лайкой с её уникальными рабочими качествами.

Урман Н.В.Гобова – сильный работник по кабану

Во времена, когда лаек ещё не использовали в спортивной охоте городские охотники и разведение их велось в районах профессионального охотничьего промысла методами «народной селекции», отбор по рабочим качествам вели на промысле. Собаки, не проявившие или плохо проявившие себя в работе, возвращались с промысла зачастую «в виде рукавиц» и, естественно, себе подобных на свет уже не производили.
С ростом популярности лаек в среде городских охотников, имеющих иные, более гуманные взгляды на своих четвероногих друзей, с началом их заводского разведения возникла потребность и необходимость выявления полевых качеств животных, планируемых к разведению на специально организуемых испытаниях, или пробах, как их изначально называли. Цель испытаний, как зоотехнического мероприятия, выявить и оценить в первую очередь наследуемые полевые достоинства собак, необходимые для успешного их использования на охоте и передачи этих качеств потомству. Для охотничьих лаек диапазон этих качеств достаточно широк. В настоящее время с целью выявления и оценки этих качеств, одинакового подхода к этой оценке составлены и приняты единые на всей территории России «Правила проведения испытаний и состязаний охотничьих собак» по видам дичи. Для оценки способности лаек работать верхним чутьем (обоняние, зрение, слух) служат испытания по белке, кунице, боровой дичи – объектам, затаивающимся от охотника на деревьях. Для оценки следовой работы – испытания по мелким куньим, прячущимся от охотника в завалах, норах и других наземных укрытиях. Смелость, злоба к зверю, умение атаковать и не попасть под удар обороняющегося опасного крупного зверя оценивается на испытаниях, вернее пробах, по подсадному медведю и чаще всего вольерному кабану, реже по вольному. Врождённая способность лаек умело преследовать и останавливать крупных копытных до подхода охотника оценивается на испытаниях по лосю и оленю. Способности лаек к аппортировке и работе на воде оценивают на испытаниях по водоплавающей птице.

Пыжик и Тайга Н.В.Гобова с барсуком

Оценку полевых (рабочих) качеств собак по тем же правилам, но с возможностью некоторого их устрожения производят также на состязаниях. Здесь основной целью ставят выявить лучших по полевым достоинствам собак. Обычно подход к оценке элементов работы на состязаниях бывает строже, нежели на испытаниях, поэтому повелось «состязательные» дипломы считать достойнее «испытательных».
Рамки статьи не позволяют подробно описывать историю становления и метаморфозы правил полевых испытаний лаек. Однако следует обратить внимание читателя на тот факт, что первыми пробами лаек были пробы по медведю (1890,1894,1898 гг. – в Иркутске, 1910г. – в Москве). Изначально они носили скорее показной, пропагандирующий лайку среди охотников – горожан и состязательный характер, а с точки зрения племенного отбора ничего не значили. Лишь в 1927 году уральский эксперт Ф.Ф.Крестников предложил простейшие правила с 40-балльной расценочной таблицей, где выявлялись и оценивались: смелость, злоба, манера и тактика атаки, голос и вязкость – наследуемые, характеризующие нервный тип собаки качества, учитываемые при оценке племенных достоинств производителей и необходимые при охоте на крупного, опасного зверя.
Как в конце XIX века, так и ныне, полевые испытания лаек по медведю, пробы, по-моему, вернее проводят по зверю, ограниченному в свободе передвижения длинной цепи и троса, к которым он привязан. Другие варианты невозможны – техника безопасности не позволяет. Этот вид испытаний дает возможность выявить у собаки лишь уровень развития приведенных выше качеств или их отсутствие. Лайка с нормальной психикой при первой встрече с привязанным медведем на притравке, безусловно, проявляет активную оборонительную реакцию. При последующих встречах, понимая, что активность ее нужна и приятна хозяину, а зверь не так уж и страшен, демонстрирует агрессивность: облаивает зверя, пытается делать щипки и хватки. В результате диплом III степени в кармане, а если почаще возить лайку на испытания, то, возможно, и II степени.

Ника А.А.Киселёва – дочь Урмана Н.В.Гобова и Явы 9823/18

Однако наличие у собаки диплома, даже высшей степени, по подсадному зверю вовсе не гарантирует её успешной работы по медведю на охоте. В то же время отмечалось, что некоторые лайки, из-под которых взят ни один медведь, не интересуются привязанным узником. То ли принимают его за домашнее животное, то ли считают делать это ниже своего достоинства. Сказанное, но в меньшей степени, относится и к другим видам «вольерных» испытаний – по кабану и барсуку, где зверь так же ограничен в свободе передвижения.
Тем не менее, такие виды испытаний сейчас наиболее популярны. Почему? Во-первых, полевые дипломы по вольерным медведю и кабану, совершенно справедливо, считаются дипломами по основным видам, позволяющим собаке претендовать на высокий племенной класс. Во-вторых, не нужно утруждать себя хождением по лесу, да и звучит – «лайка-медвежатница», «лайка-кабанятница»… Какая реклама для потенциального потомства!
В настоящее время результаты «медвежьих и кабаньих проб» с точки зрения племенной работы с лайками – фактор весьма значимый. При отмечаемом рядом экспертов преобладании в выставочных рингах крупных, мощных (пока в пределах стандарта) собак зверового типа (экстерьер и полевые качества в данном случае неразрывно связаны) мы в перспективе можем ожидать последствий нежелательных. Такой пес, конечно, может в одиночку прижать подсвинка килограммов на 50-60 и держать, пока хозяин его не зарежет. Но все-таки основное назначение лайки – не травля, а тонкая, зачастую филигранная работа по пушному зверю и птице. Здесь равных настоящей лайке нет и не будет. Так что с точки зрения сохранения и совершенствования породных качеств лаек сравнительно легкий набор бонитировочных баллов – занятие не совсем «невинное».

Отличная работа собак и есть желанный трофей

Основным критерием оценки рабочих качеств при определении племенных достоинств лайки, безусловно, должны быть результаты полевых испытаний, проводимых по вольному объекту: пушному зверю, копытным, птице. К тому же правила этих испытаний максимально приближены к условиям охоты, а это позволяет эксперту выявить тонкие нюансы работы и правильно оценить наследственные качества испытуемой собаки.
Последнее десятилетие XX и первые годы XIX века, к сожалению, нанесли тяжелый удар по всему охотничьему собаководству России и лайководству в частности. Отказ от государственной заготовки пушнины, развал охотпромхозов, закрытие питомников, сокращение территорий для охоты «простых» охотников, трудности с содержанием и транспортировкой собак заметно снизили поголовье лаек, особенно в промысловых районах. Коммерциализация собаководства, стремление к превращению изначально племенных мероприятий в шоу, попытки затолкать самобытное, имеющее собственные традиции охотничье собаководство России в европейские рамки ни к чему хорошему нас не приведут. Кроме того, по здравому разумению, необходима координация работы кинологических организаций, как внутри страны, так и с сопредельными, постсоветскими государствами, куда ушла, да и сейчас уходит часть генофонда лаек страны. Но это тема для другого разговора.
Времена меняются, меняется уклад жизни, однако охотники никогда не смогут жить без охоты, а охота невозможна без настоящей охотничьей собаки. Ее нужно беречь и по возможности совершенствовать. Об этом забывать нельзя, только зная это, мы сможем сохранить для наших потомков гордость российской кинологии – лайку и радость охоты с ней.

Алексей Евреинов,
“Российская охотничья газета” №41(1001) – 42(1002) 2013г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *