Лаечник из Туринска

А.Д.Боярский с Грозным.

На этих фотографиях запечатлён лаечник Урала из г.Туринска Боярский Александр Дмитриевич.  Это был интереснейший человек, прежде всего интереснейший лаечник. Особенность его, как лаечника, заключается в том, что он сначала предвоенных лет и до конца своей жизни, умер в 80-е годы прошлого века. 

Держал своих аборигенных кровей лаек. В переписке со мной он рассказывал, как ездил с отцом-лаечником  по деревням своего края и подбирал себе собак. Приобретая ту или иную понравившуюся ему лайку, Боярский Александр Дмитриевич  собирал сведения о её рабочем досуге и не останавливался при затруднениях, возникающих при оплате стоимости лайки. Оплата больше представляла товарообмен: собака – овца. Видимо были и другие виды товарообмена, но чаще эквивалентом оплаты фигурировала овца.  В далёкие 30-е годы 20 века для сельских жителей собачий бизнес был не ведом, ну а бартер – существовал. В сельской местности это вроде и не «за подло», выражаясь нашим языком. Имя А.Д.Боярского свердловским кинологам в начале 70-х годов было хорошо известно, но крови собак Боярского широко расходились по другим областям и краям. Вначале 70-х мы несколько раз встречались на свердловских рингах, но очень сожалею, что не познакомился с ним тогда. Помню хорошо его очень эффектного сильного Сокола, занявшего второе место в головке большого ринга. В более поздние времена между нами возникла оживлённая переписка. Причиной того послужили не лайки Александра Дмитриевича, а то что в военные годы в г.Туринске находились два питомника лаек: так называемый «Красная Звезда» и «Заготживсырья». А мне очень хотелось собрать сведения о деятельности этих питомников в годы войны на Урале. Александр Дмитриевич писал очень интересные письма, обнаруживая при этом отсутствие элементарной грамотности, но полные чистой большой любви к уральским лайкам. Трудно было расшифровать его каракули, но необычайно интересно. Следует сказать, что ко времени моего знакомства он разводил своих лаек с ведением родословных документов. Большинство его лаек носили клички: Барин, Барыня, Сокол, Кукла с бесконечным цифровым добавлением: Барин-I, Барин-II, Барин-III и т.д. Cуку он называл «выжловка», а на бумаге выходило – «узловка». Но содержание писем было, как я отмечал выше, очень интересное, а фотографии, дополняющие письма, открывали для меня неведомые, новые страницы разведения лаек на Урале. Очень сожалею, что письма не сохранил, как впрочем, и письма от многих других интересных лаечников, лайководов или простых людей, любителей охоты. А копии некоторых фотографий А.Д.Боярского я сохранил и представляю для обозрения лаечникам Урала.

Добавлю к этому, что лайки Боярского мне встречались во многих регионах: на Всероссийских состязаниях 1990 года, которые проводились под Н.Тагилом, из Приморского края участвовала лайка, имеющая происхождение от лаек  Александра Дмитриевича. Из Уренгоя в конце 80-х годов получил письмо и фотографию охотника-соболятника, который охотился с лайками из гнезда Боярского. Об этих лайках он отзывался хорошо. В 50-80 годы  Александр Дмитриевич нередко посещал выставки в Свердловске и области, но упорно продолжал вести свои крови. Не знаю по чьей рекомендации, но очевидно уральских экспертов, он всё же прилил к своим лайкам крови заводских собак. Но у меня опять вызывает удивление то, что были использованы крови чисто московской селекции. Почему? Где логика? Как говорили раньше, эта «очередная неразгаданная загадка Севера».

Что касается самих фотографий – на них изображен  Боярский  в разные годы жизни. На фото с серым крупным кобелем была надпись: «… на выставке с Грозным, III-й класс, получил I-е место малую золотую медаль и жетон. 1951.

Сокол I.

На фотографии, где запечатлён  Александр Дмитриевич с белым кобелем, есть надпись, сделанная рукой А.Д.Боярского: Сокол рож. 1971г. На выставке в Свердловске 39 получил II-е место в 1973г. На выставке в Ирбите 1976г. I-е место Сокол IV. Найда – мать.

Третья фотография: коллективный снимок, скорее всего, на выставке в г.Туринске.

На лицевой стороне фотографии надпись: «I-е место Сокол-I, Тузик – II-е место». Сокол видимо предок Сокола IV, который на 39-й Свердловской выставке прошёл в ринге 2-м. Фотография, возможно, была сделана в 50-60 годы прошлого века. На оборотной стороне надписи нет. На снимке узнать Александра Дмитриевича несложно. Он снят с двумя лайками, рядом, видимо, его сынишка. Лайки на первый взгляд неброские, но следует всегда помнить, что это были аборигенные собаки и заводская работа с ними не производилась. Исключение составляли только такие люди как А.Д.Боярский.

Пока готовились к помещению в Интернет три фото, нашлись ещё две из архива.

На одной позирует А.Д.Боярский с сынишкой и двумя лайками. Фотография сделана в 1946 году. Тогда и в тылу не сладко жилось, собак зачастую кормили картофельными очистками. Надпись на обороте (сделана не рукой  Александра Дмитриевича, а скорее одним из членов его семьи) повествует нам о том, что собаки, это 2 суки – мать и дочь – Елка и Верба. У обеих оценка за экстерьер «оч.хорошо», а в рингах они занимали первые места. Собаки могли участвовать на выводках Ирбита или Туринска. Судейством в тех краях занимались А.Н.Егоров из Ирбита и Г.М.Веселовский из Тавды. Ими было проделано много просветительной работы среди охотничьих масс. То, что Елка и Верба занимали первые места в рингах, не удивительно, лайки были аборигенными, а ринги – маленькими, поэтому кого-то и надо было ставить первым.

Следующее фото. Коллективный снимок судейской комиссии и участников ринга русских гончих. На лицевой стороне фотографии типографическим шрифтом напечатано: «Выставка охотничьих-промысловых собак. Туринск, 1955г». На обороте надпись рукой самого  А.Д.Боярского: «Мысовского выжловка у стола стояла сын руку положил (…) неё судья из Ирбита лесничий председатель общества охотников комиссия. Я рядом (…) со своей Волгой». Мысовких – это известный гончатник в послевоенные времена. Судья из Ирбита – это Алексей Николаевич Егоров – большой любитель гончих и эксперт по этой породе.

Коллективное фото.

Каждая пожелтевшая фотография – это яркий свидетель кусочка истории. Из этой фотографии я узнаю, что А.Д.Боярский был любителем  и гончих, судя по фотографии, очень породных. Возможно, гончие Боярского были потомками знаменитых «Алексеевских кровей», которые прославились ещё в дореволюционное время. Ведь «Алексеевские крови» держал рядом в Ирбите А.Н.Егоров.

Возвращаясь к личности А.Д.Боярского, как заводчика лаек, видим, что перед нами предстаёт житель глубинки, лаечник божьей милостью, который в трудных условиях оторванности от себе подобных, занимался селекцией лаек. Он упорно подбирал аборигенных лаек, не желая уводить со двора очень нужную в семейном бюджете овцу, затем другую и так всю жизнь. Он достиг таких высот один.  Такой результат мог быть добыт лишь общими усилиями таких крупнейших кинологических центров, как Московским, Свердловским и другим, вместе взятым. Об этом свидетельствует Сокол, занявший 2-е место на Свердловской областной выставке. Это характеризует А.Д.Боярского, как талантливого селекционера, как человека настойчивого и преданного своей мечте, которой он был верен всю жизнь.

А.Д.Боярский был несомненно большим, ярким лаечником. Мы должны помнить о нём и не забывать.

Эксперт-кинолог Всероссийской категории по
лайкам Г.З.Насыров (Екатеринбург). 2014 год.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *