Инбридинг

Юган 9206/91 Н.М.Поршевникова

Часть 1. Разведение и размножение собак.

Размножение собак отнюдь не тождественно их разведению. Для первого всего-то необходимы сука, кобель, минималь­ные познания о собаках и место в квар­тире. Второе подразумевает целенаправленную работу с породой, т.е. заводское собаководство. Увы, лишь ничтож­ная часть людей, гордо именуемых “за­водчиками”,  на самом деле являются таковыми, если, конечно, речь идет не о простом увеличении числа потомков со­баки, качество которых обычно не под­даётся прогнозированию и контролю.
В то же время, кинологический опыт, накопленный до революции – опыт помещичьих псарен, благодаря которым, в частности, мы сегодня можем восхищаться изяществом борзых – заслуживает пристального внимания и переосмысления. Нам, предстоит заново “от­крыть” законы селекции, действующие на практике в течение веков и постараться дать им современное научное объяснение.
Общепринятый у нас подход к раз­ведению собак не заключает в себе сколь-нибудь грамотной системы или программы. Всякая работа строится по принципу “от простого – к сложному”. Нет очевиднее и банальнее истины, что ка­чество потомства непосредственно за­висит от качества родителей и наслед­ственных факторов. В связи с этим, да­леко не каждая собака может произве­сти на свет хорошее потомство, что предполагает необходимость тщатель­ного отбора и выбраковки собак.

При выборе племенного кобеля наи­более ценными считаются препотентные производители. Препотентность – способность животного стойко передавать потомству характерные особенности, даже при спаривании с особями, не сходными с ним и отличающимися друг от друга. Как правило, хороший кобель обладает сильно выраженным половым типом, который выражается не только в его экстерьерных данных. Он должен быть активным, агрессивным в преде­лах естественной для породы нормы. Многие очень красивые, но вялые и бес­характерные кобели оказываются малоценными производителями. С древних времен было подмечено, что “сильный” кобель должен иметь мощный, глубокий голос, без “гнуси” и слабости, обладать выраженным стремлением доминиро­вать среди собратьев. Здесь же заме­тим, что, согласно исследованиям зоо­логов, стремление животных к лидер­ству непосредственно связано с активностью эндокринной системы и, следо­вательно, имеет самое непосредствен­ное отношение к функциям половой сферы.

Дельта 7365лзс В.С.Журбина

Важным фактором полового отбора является привлекательность кандидатов в партнеры для представителей проти­воположного пола. При составлении пар практически невозможно найти идеальных партнеров. В связи с этим прихо­дится иметь дело с реальными собака­ми, обычно имеющими те или иные не­достатки с различной степенью выра­женности. Опыт показывает, что, отбирая производителей, следует неукосни­тельно придерживаться следующего правила: ни в коем случае не вязать со­бак с недостатками по одному и тому же признаку, пусть даже и противопо­ложного свойства. Не рекомендуется, к примеру, составлять пару из излишне высоконогих производителей (хотя та­кое вряд ли кому придет в голову), но так же нельзя спаривать высоконогую собаку с излишне приземистой: в пер­вом случае всё потомство будет однообразным высоконогим, во втором мы получим оба дефекта сразу и не исключены какие-нибудь ещё нарушения пропорций. То же самое справедливо как по отношению к экстерьеру, так и темпераменту.

Если вы знаете за своей собакой ка­кой-либо явный или скрытый недостаток, то её потенциальный партнер дол­жен быть не только от него свободен, но и передавать его отсутствие по на­следству. Это правило сотни раз при­водилось в различных книгах и пособи­ях по собаководству, но ему почему-то не всегда уделяют достаточное внима­ние в практическом разведении. При изучении будущих производителей об­ращают внимание на выставочные дип­ломы и родословные. Здесь уместен разговор о производителях и титулах, об их взаимосвязи, а точнее — о воз­можном отсутствии таковой. Многочисленные титулы оказывают поистине ма­гическое воздействие на неокрепшие души неискушенных заводчиков. Одна­ко гораздо важнее, если победы при­надлежат не столько потенциальному партнеру, сколько его предкам и потом­кам, т.к. это уже свидетельствует, что собака происходит из хорошей линии и не обязана своим успехом случайному стечению обстоятельств.

Точное прогнозирование наследуе­мых  признаков возможно только тогда, когда достоверно известны механизмы их наследования и взаимодействия, а также есть полные генетические карты (схемы, на которых указаны абсолютно все гены) родительских форм. Механиз­мы наследования большинства призна­ков у собак изучены лишь на уровне гипотез, а генетические карты на каждую собаку составить при нынешнем состоянии науки нереально.
Существуют два метода, две стра­тегические программы разведения жи­вотных инбридинг (родственное скре­щивание) и аутбридинг (кросс) — скре­щивание особей, не состоящих между собой в родстве. Оба метода применяются в собаководстве и взаимодополняют друг друга.

Отношение большинства отече­ственных любителей к обоим методам можно охарактеризовать как двойствен­ное и непоследовательное. Ещё совсем недавно инбридинг, как метод разведе­ния считался безусловным злом. Подоб­ный взгляд сформировался в ту пору, когда генетика ходила в “продажных девках империализма”, но заблуждения по поводу методов разведение и по сей день сильны в сознании неопытных со­баководов.
На протяжении многих лет киноло­гический истеблишмент нашей страны состоял лишь из стойких приверженцев аутбридинга. В последнее время инте­рес к инбридингу значительно возрос, но, несмотря на декларативную поддер­жку метода, немногие рискуют быть последовательными в его применении. Од­нако пытаться стабилизировать пород­ный тип при помощи одного лишь крос­са не менее проблематично, чем сде­лать одну лужу чище, наливая в неё воду  из такой же соседней. Попытаемся понять, почему так происходит и откуда берутся многие предрассудки и заблуждения.

Что такое инбридинг?
Выделяют различные его формы:
1. Тесный инбридинг – скрещивание животных, находящихся в непосредственном кровном родстве (брат – се­стра, отец – дочь, мать – сын: II-II; II-I, I-II в родословной таблице).
2. Близкородственный инбридинг – скрещивание животных, находящихся в близком родстве (двоюродные братья и сестры, дядя и племянница, дедушка и внучка и т.п; I-III; II-III; III-II в родословной таблице).
3. Умеренный инбридинг – скрещива­ние животных, имеющих общих предков в III-IV колене родословной таблицы.
4. Отдаленный инбридинг – общие предки скрещиваемых животных находятся за пределами четырехколенной родословной таблицы (IV-V; V-V; IV-VI). Здесь заметим, что племенные собаки некоторых боевых пород, например, пит-були, должны иметь шестиколенную родословную.

Какой зуб лишний? Это результат чего?

Инбридинг, при котором в родословной потомства имеется пара или не­сколько общих предков, называется комплексным.
Все формы инбридинга с разной скоростью и интенсивностью способ­ствуют переносу и концентрации одних и тех же генов из поколения в поколе­ние. Как мы знаем, в конечном итоге такой процесс приводит к генетическо­му однообразию – гомозиготности полу­чаемых потомков. Это не значит, что всё потомство будет однородным, как раз наоборот, будут появляться отдельные щенки, в которых накопились рецессивные гены  (гомозиготы по рецессивному признаку), т.е. те качества, которые никак не проявляли себя у родителей.
Идеалом во всех отношениях можно считать собаку, гомозиготную по всем признакам, соответствующим требова­ниям стандарта или представлениям конкретного заводчика.

Такое животное, обладая идеальным экстерьером, будет передавать потом­ку генотип своих внешних данных в чи­стом виде, т.е. без каких-либо скрытых  качеств и признаков. К сожалению, шансы на получение подобных произ­водителей ничтожно малы, но, тем не менее, именно такое животное теорети­чески может стать конечным продуктом инбридинга, и его потомство будет однообразно и стабильно.
Стремление вывести производите­лей, стабильно передающих свои выда­ющиеся качества потомству, естествен­но, присуще каждому заводчику. Выве­сти подобных собак, не прибегая к инбридингу невозможно, поскольку с каждым кроссом генетическое разнообразие потомства увеличивается, и неопределенность наследственных качеств последующих поколений нарастает в геометрической прогрессии.

С другой стороны, когда заводчик делает инбридинг основным рабочим методом, спустя короткое время (часто значительно раньше, чем обнаружатся первые обнадеживающие результаты) он получает целый букет дефектов, пороков и уродств среди потомков внеш­не нормальных, здоровых производителей. В наших условиях дело кончается скандалом, ползут слухи о вырождении и инбридной депрессии, руководство клуба обвиняют во всех грехах и инбри­динг зарывают в могилу. Такое поведение вообще-то присуще возбудимым детям, впадающим в истерику при виде сломанной игрушки, нежели взрослым людям, занимающимся таким серьез­ным делом, как селекция животных. Произнося, словно заклинание, магическое слово “вырождение”, многие не пытаются понять, что стоит за этим явлением. На самом же деле происходит вот что: инбридинг сам по себе не создал гены, отвечающие за дефекты, он лишь сконцентрировал их в части потомков. А гены, как всякая материя, не возникают из ничего и не исчезают, они изначально присутствуют у производи­телей.

Барс 5193лзс В.Т.Ситникова

Инбридинг не вносит в генофонд ничего нового, он лишь способствует проявлению уже имеющегося, делает тайное явным. Вы не можете получить уродство или порок путем инбридинга, если обуслав­ливающие отклонение гены отсутствуют у производителей. Собаки, содержа­щие в генотипе скрытые дефекты, при аутбридинге будут распространять их шире и дальше, причем от их проявления застраховаться не удастся: они “выскочат” при подходящем сочетании генов независимо от метода разведе­ния. Инбридинг же, наоборот, позволяет выделить и сконцентрировать поро­ки и уродства в части потомков, выявить их и отсечь от полезного набора качеств путем жесткой и, бескомпромиссной выбраковки. Только так выводят собак экстра класса, и пусть необходимость отсева части щенков кому-то покажет­ся жёсткой, но всё же лучше это де­лать сразу и сознательно, чем превра­щать поиск дефектов и “зловредных” генов в игру в жмурки, растянутую на годы и поколения.
Инбридинг и кросс не изобретены человеком, поскольку давно известны в дикой природе. Эволюция и сохранение видов диких животных неразрывно свя­заны с взаимодействием и чередовани­ем способов размножения. Методом разведения в стабильной группе, занимающей конкретную территорию (аре­ал), является преимущественно инбри­динг. И для стад копытных, и для хищ­ников характера ситуация, в которой более сильный самец спаривается с большим числом самок, принуждая менее сильных конкурентов держаться на от­далении. Часто его потомки женского пола, оставшиеся в стаде, спариваются с ним же.

Наиболее конкурентоспособные самцы, очевидно, передают свои “силь­ные” наследственные качества потом­кам. Естественный отбор жесток и це­лесообразен: всё лучшее, приспособ­ленное, активное выживает и распрост­раняется, а слабые, больные и уродли­вые особи либо быстро уничтожаются естественными врагами, либо почти не имеют шансов на продолжение рода. Как правило, место состарившегося патриарха занимают сильнейшие из его потомков, вынужденные в период рас­цвета отца-монополиста держаться на периферии группы и не участвовать в размножении. Так природа накапливает и консолидирует ценные для вида признаки до тех пор, пока изменения условий жизни, характера среды или конкурентоспособности (“силы”) геноти­па не вызовет потребность в обогаще­нии новой наследственной информаци­ей. Проявляется это по-разному: бес­кормица или изменение климата вызы­вают кочевку или распад группы с пос­ледующей встречей с самцами иного стада, которые бьют вожака и занима­ют его место; болезни, уносящие жизнь части поголовья, приводят к миграции чужаков на освободившуюся террито­рию группы; самец, изгнанный из чужой семьи, побеждает патриарха и занима­ет его место. Во всех случаях – самые приспособленные и конкурентоспособ­ные имеют и лучший генотип, поэтому кросс происходит сразу, как только в стаде (группе) появляются признаки наследуемой слабости – независимо от того, связаны ли они с изменением вне­шних факторов или таким нарастанием гомозиготности, которое ведёт к инбридной депрессии. Хорошее передаёт­ся из поколения в поколение в одной группе до тех пор, пока не столкнется с лучшим, перевешивающим чашу весов естественного отбора.

Хорошо выращенная лайка-Музгар С.Бадамшина от Варнака 7127/07 и Багиры 6859/07

Аналогично разводились все поро­ды домашних животных, т.к. человек, в своей сельскохозяйственной деятельности неукоснительно следовал методам природы, хотя критерии отбо­ра были совершенно иными. Заменив естественный отбор искусственным, животноводы издревле пользовались инбридингом для закрепления полезных свойств и выщепления интересных ре­цессивных признаков, а гибридизаци­ей и кроссом линий – с целью экспери­мента, ведущего к получению новых по­род и разновидностей животных.
Если представить породу как изоли­рованную популяцию вида “собака до­машняя”, то заводскую линию можно рассматривать как стадо или группу. Следовательно, стратегию заводчика можно смоделировать аналогично дей­ствию отбора в дикой природе. Суть её сводится к накоплению и консолидации как ценных и полезных свойств, так и нежелательных, требующих тщательной и жесткой отбраковки животных, несу­щих вредные и бесполезные наслед­ственные качества. Методом служат различные формы инбридинга. Резуль­татом же являются стабильность типа, накопление ценных признаков, получе­ние животных, гомозиготных по интере­сующим качествам, т.е. идеальных представителей породы и производите­лей, наследственность которых известна с высокой степенью вероятности.

Цигельницкий Е.Г. Перепечатано
из “Вестника РКФ”
№7(46) 2003г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *