Из истории лайководства

Удачная охота приносит радость. Е.И.Щмелёв

Часть 2. Первые притравки и испытания по вольерному кабану и размышления об испытаниях по вольерным видам.

Григорьев и Ильенко бились за кусок земли, одновременно разрабатывая первые правила испытания в вольере. Благодаря многолетним усилиям появилась первая  в СССР вольера около станции Авангард под г. Серпуховом. Душутин немного не дожил и не увидел детище своих трудов. Хотя с 1975  по 1986 года мне приходилось охотиться только на кабана, и В.В.Григорьев об этом знал, он ни разу не привлёк меня к созданию правил ни по вольерному, ни по вольному кабану. Он только расспросил меня о наиболее рациональной работе одиночки и пары и нужно ли включать чутьё с крупными баллами.
Что касается размеров вольера, то я считал, что он должен быть без ограничения, но не менее 4-х га. Так это и было записано в правилах. Принимая второй в СССР вольер в Белоруссии и будучи главным экспертом на 1-х Белорусских состязаниях по кабану, я был озадачен вопросом простого деревенского охотника «Сколько времени вы дадите на поиск собаке, если вольер будет 10 га?» За долгих 10 лет в Подмосковье появилось несколько притравочных вольер: в Талдомском районе (ст. Мельдино), Румянцевском военном охотхозяйстве, Серпуховском районном обществе охотников. Но только на станции Мельдино из них отвечал условиям стандарта.

Очень оригинальный, но маленький, притравочный вольер, был построен под Серпуховом. Он напоминал гладиаторскую арену, по периметру которой были построены высокие мостки, на них могли передвигаться ведущие, притравщик и находиться зрители, а если собаки были злобными, то под ними прятался кабан.

Вольерные испытания по кабану

После смерти В.В.Григорьева председателем секции лаек стал Илья Давыдович Перельмитер. Он попросил меня взять в свои руки вопрос строительства вольера, а также назвать фамилии экспертов, которых мне хотелось бы видеть своими помощниками. Подумав, остановился на Олеге Ивановиче Шевченко, Викторе Ивановиче Мунистове и Зое Алексеевне Скидан. Фанатично преданные лайководству, работая на общественных началах, безвозмездно, они внесли большой вклад в развитие и становление испытаний лаек по вольерному кабану. О.И.Шевченко – практически один из последних здравствующих лаечников послевоенного поколения, внесший огромный вклад в становление и развитие породы русско-европейской лайки (особенно Московского региона), охотится и сейчас в 83 года. Здравомыслящий, рассудительный и спокойный он был противоположностью  В.И.Мунистову и З.А.Скидан, энергия и активность которых била через край.

Наконец весной 1983 года принятие первого вольера неподалеку от ст. Авангард под Серпуховом Московской области поручено экспертам О.И.Шевченко и В.П.Заседателеву. Сразу после принятия решено провести первые Всероссийские состязания лаек по вольерному кабану. От Москвы и области решено выставить две команды. Для отбора собак назначена бригада экспертов: В.П.Заседателев – старший, В.И.Мунистов, З.А.Скидан и охотник-практик В.Т.Зимин. Всего было просмотрено около 250 номеров. Отбор был произведён в основном на станции Мельдино. В вольере находился секачок на 3-м году жизни и небольшая свинка. Секачок был очень сильный, злобный и быстрый, порезавший не одну собаку. Вольер стандартного размера, практически весь заросший лесом с густым подлеском, болотистый, местами труднопроходимый, принадлежал обществу «Динамо». Почти половина испытываемых собак зверей не нашли. Первый и третий вольер в СССР мы принимали вдвоём с О.И.Шевченко (ст. Авангард и Фрязино Московской области), один принадлежал МООиР, второй ВОО. Второй вольер был принят 3 октября 1985 года недалеко от г. Брест в Белорусской ССР комиссией в составе: В.П.Заседателев (Москва) – председатель, эксперт I категории В.А.Старцев (Брест), эксперт II категории А.И.Гуринович (Минск), стажёры Н.М.Бумлик и Н.И. Снапкова.

А это ситуация на охоте

Сразу после принятия вольера были проведены республиканские состязания по вольерному кабану. В вольере оказались три кабанчика вместо одного (два сеголетка, одна из них свинка, и подсвинок по второму году). Все звери были недавно пойманы, быстрые и сильные. Предложил пустить собак, которые ловят сеголеток, т.к. в вольере должен был остаться один подсвинок. Бесполезно, ни одна из собак даже не попыталась это сделать, а последующие – даже не находили кабанов. Зашло несколько помощников, прочесали, прочесали весь вольер – кабаны как улетели. Предположил, что сеголетки могли уйти через довольно жидкие жердины, которыми был огорожен вольер, но никак не подсвинок. Предложил запустить собаку с очень хорошим поиском – результат тот же. Решил запустить своего Рыжика – рост под 65см, сухой, очень сильный и злобный кобель. Не прошло и 3-х минут, как он залаял возле четырёх ёлочек у входа в вольер с высокой травой. Мы замерли, в это время оттуда вылетели три поросёнка. На первом же круге маленькая свинка проскочила через жерди и была такова. Попросил на помощь Рыжику запустить пару ловящих собак, мелькнула мысль – лишь бы не подрались. Запустили лучшую пару из команды Минска, вскоре началась драка. Подбежав, увидел, что один кобель уже выведен из строя, а второго волтузит Рыжик. Собак из вольера убрали, но в результате команда Минска выступала в неполном составе. Лишнего кабанчика пришлось отловить с помощью рыбацкой сети.

На торжественное открытие и первое состязание по вольерному кабану приехал Председатель Президиума Р.С. БООиР Эдуард Болеславович Банад, который присутствовал на всех мероприятиях от начала до конца. Кроме вышеописанной заминки, всё остальное было организовано хорошо, что характерно для Белоруссии.

Постепенно вольерные испытания становились всё более популярными, испытательных станций становилось всё больше, и, к моему сожалению, «игрушечные» дипломы превратились в настоящие, равные по статусу дипломам по вольному кабану, чего не должно быть. Никакой диплом I степени по вольерному кабану нельзя даже сравнивать с дипломом III степени по кабану вольному. Дошло до того, что «Полевыми чемпионами» и «Полевыми победителями» стали собаки по вольерному и подсадному зверю, а самое большое поле, которое они видели – 4 га вольера, квартира, балкон. И такие собаки становятся «Элитой», а в угодьях от ног не отходят.

Такая же печальная участь постигла  мою вторую инициативу – дополнительные баллы за универсальность. В то время я был членом бюро секции лаек, но ещё не экспертом, помогал в организации  выставок, выводок и учился. Своё предложение о дополнительных баллах  доложил В.В.Григорьеву. Он встретил моё предложение без энтузиазма, сказал, что сейчас некогда. В итоге разработка этого предложения была поручена доктору биологических наук А.И.Ильенко, и тот сумел «пробить» его утверждение Министерством сельского хозяйства (МСХ) в 1981 году. Думается, что только в России могут испортить любое хорошее начинание. Стали появляться лайки (довольно много) с 5-6 дипломами I степени, причём по белке и медведю одновременно. Особо отличались обилием дипломов лайки Смоленского клуба, у которых не было дипломов только по динозаврам.

Такого кабана сложно остановить, а в лесу с ним опасно встречаться

Гонка за чемпионскими баллами приняла уродливый характер, всем стало ясно, что обилие дипомов высокой степени у одной собаки – липа. Пришлось сократить количество видов за универсальность. Врали много – врать стали поменьше, вопрос упирается в обыкновенную человеческую порядочность, культуру общества, мораль. Завышение оценок экспертами за экстерьер и сложение не влияет на рабочие качества, а завышение дипломов уродует ведение племенной работы. Считаю, что предложение поощрения за универсальность было абсолютно правильным, но давать их надо только за работу по вольному зверю и птице. Собака, имеющая дипломы любых степеней и в любых количествах по подсадному зверю по бонитировке должна быть не выше II класса.

Третьим, и самым большим вопросом, поднятым мной и не решённым по сей день – изменение правил испытания лаек, принятых в 1981 году.

Коротко суть. К 1981 году опыт охоты у меня был 31 год, а по кабану – 12 лет. Причём был фанатом охоты на этого зверя и остаюсь таковым до сих пор. Считаю ходовую охоту на кабана с собакой одну из самых эмоциональных, сложных  и уступающей только ходовой охоте на медведя.

В.П.Заседателев. Журнал «Охота и охотничье хозяйство» №2 за 2010г.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *