Из глубины истории западносибирской лайки на Урале

Упряжка лаек для пробега по России

Часть 3. Попытки классифицировать лаек.

Росла и крепла Свердловская школа судей.
В начале 30-х годов с мощной плановой индустриализацией страны меняется и экономическая политика страны. Закрываются сильнейшие охот.объединения Всекохотсоюз, Уралохотсоюз. Охотничье собаководство передается в комитет по делам физкультуры и спорта. Это был большой удар успешно начатому разведению заводской лайки. К началу 30-х Уралохотсоюз держал небольшой питомник лаек. Влияние на формирование предков современных западносибирских лаек он не оказал.
Лайки эти перешли в ведение Свердловского клуба служебного собаководства. Клуб был одним из самых больших и значимых в стране. Лайки в Клубе применялись как ездовые собаки для развозки кормов по дворам для служебных собак. Интересен факт организации и осуществления пробега на упряжке лаек по маршруту: Свердловск – Магнитогорск – Свердловск и второй от Свердловска до Москвы (обратно лайки вернулись поездом). Говоря о деятельности клуба и влиянии его на охотничье лайководство, в Свердловске отметим, что здесь работал инструктором Григорий Степанович Шестаков – заводчик гнезда прекрасных лаек. Он первый открыл ‘Грозного 69″, купив его у охотника Горохова, в последствии “Грозный 69” принадлежал клубу. Шестаков Г.С. возил “Грозного 69” (вместе с дочерью “Грозного” “Тайгой” Преснякова) в г. Иваново, на Всесоюзную выставку служебного собаководства.

Владелец рабочих лаек Г.С.Шестаков

В конце 30-х годов из гнезда лаек Шестакова приобретается в Москву «Ойра». Эта “первая ласточка”, когда московские лаечники начинают пожарным порядком улучшать лаек “с Острова Канин” Уральскими лайками.

Но вернемся чуть назад, к середине 20-х годов. К этому времени назрела проблема определения рабочих качеств лаек на лесных испытаниях. В журнале “Уральский Охотник” по предложению А.М.Сарафанов начались полемика по правилам испытаний лаек по мелкому пушному зверьку. В разработке правил приняли участие авторитетные биологи, ученые, охотники: проф.Благовещенский, Бутурин, Смирнов, Ливеровский, Крестников, Клер В.Л., Белоусов В.И., Долматов. С появлением лайки на выставках с середины 20-х годов возникла проблема классификации массы всевозможных лаек.

В предреволюционные годы до середины 20-х годов в центральной России судьей и авторитетом по лайке был А.А Ширинский-Шихматов. Его питомник охотничьих собак, в основном лаек, превышал сотню голов. Им предпринимались неоднократные попытки классификации лаек по отродьям. Но описания признаков отродий делались, по имеющемуся поголовью лаек в его питомнике, а не на основе изучения лаек в местах их коренного обитания. И поэтому были не совершенны. У очень близких отродий мансийских (вогульских) и хантыйских (остяцких) лаек, он, желая найти отличительные черты в статях, порой противопоставлял друг другу. Если мансийскую разновидность он видел высокопередой, хантыйскую наделил высокозадостью, где крестец был выше холки  аж до 2-х см. Бесспорность этого сомнительна. Далее первую он видел «с богато одетым плечом”, тогда как “изящной и короткошерстной” – видел остяцкую.

ч.Тайга В.И.Преснякова-р.1935г. от Грозного 69 и Пурги. Чемпион 16 смотра с/с в 1940г.

После смерти Ширинского-Шихматоав (1926г.) в Москве, Ленинграде лаек судили все разновидности в одном ринге или по усмотрению судьи в разных рингах. Нередко одна и та же лайка год была вогульской, а следующий год она становилась остяцкой и т.д. Были даже лайки, которых представляли «Мансийская лайка вогульского типа». Многие передовые лаечники сетовали на такой разнобой в толковании типов (т.е. пород, отродий). В Ленинграде по предложению профессора Н.А.Смирнова, лаек делили на два типа – «зверовой и промысловый». При отнесении к тому или другому типу не бралось во внимание из какой географической зоны вывезена лайка, а ориентировались только на рост и костяк. При классификации фенотип превалировал над генотипом. Ошибочность теории заключалась в том, что автор полагал, что предками лаек были несколько видов псовых: волк, шакал, лиса и т.д. (Полифелия – многообразие исходных форм). Эта теория не нашла признания среди кинологов.

Значительно лучше обстояло дело в Екатеринбурге. Лайки, привозимые из промысловых районов, были довольно породными. Подсекия лаек взяла на себя ведение карточек на лаек, получивших награды за породность. В те годы официального звания судьи (до 1939г) по охотничьим собакам не было. Первым знатоком среди охотников заслуженно считался Ф.Ф.Крестников. Думается, что заслуга Крестникова в породообразовании западносибирской лайки ещё ждет своего осмысления и признания. Поскольку он в 1937г. был репрессирован, его имя постоянно умалчивалось и постепенно предавалось забвению. Его манеру судейства, его терминология описания портрета лайки, его высказывания были в последующем заимствованы уральскими экспертами, но все реже и реже при этом упоминалось его имя. Судил (имеется в виду экспертиза породности) Крестников жестко, бескомпромиссно, но справедливо. Многие могли быть недовольны судейством Крестникова: немало собак приводимых в ринг оставались без награды и признавались не пригодными как племенной материал. Для примера вспомним его экспертизу в 1927 году в Ленинграде, куда он был приглашен.

Грозный 69-основоположник ЗСЛ в России

Лаек тогда на Ленинградских рингах демонстрировалось примерно такое же количество, что и в Свердловске. Но лайки в Ленинград завозились со всех дальних окраин СССР, от Камчатки до Шпицбергена. Многих фаворитов, имеющих высшие награды Ленинградских и Масловских выставок, Крестников признал нетипичными и малопородными, чем вызвал большое недовольство лайковедческой элиты тогдашнего Ленинграда. Судил в эти же Крестников и в Перми, но наши близкие соседи очень тепло отзывались о Крестникове, хотя последний не восторгался и не исходил дифирамбами об увиденных лайках. Высокие требования Крестников предъявлял и к рабочему досугу лайки. Он полагал, что чистых типов (отродий) мансийских, хантыйских, зырянских лаек не сохранилось, и что они на Урале «представляют смешанную расу», которую он назвал «Уральская лайка». В 1930 году он написал очень подробный, понятный стандарт «Уральская лайка». По сути это мало чем отличающийся стандарт западносибирской лайки.
Благодаря этому лайковедение на Урале было ориентировано на много лет вперед на разведение высокоэкстерьерных лаек.
Крестников писал в статьях, что голова уральской лайки в идеале должна походить на голову молодого волка.
Жизнь Крестникова оборвалась в 1937 году при сталинских репрессиях.

Судьей по лайкам был Сарафанов Анатолий Маврикиевич, им написано много статей, очерков, рассказов о работе лайки. Он был блестящим организатором всех мероприятий: выставок, полевых проб, проведений обследований лаек. Сарафанов первый предложил провести испытания лаек по мелкому пушному зверьку и медведю. Он держал легавых, лаек. Из лаек наиболее знаменитая была «Цапка» в 1924г. привезенная из Таборинского района. Говоря о лайках из Таборинского района, нельзя упустить возможность рассказать о «Соболько» Распутина Якова Дмитриевича из деревни Слобода.
Соболько – серо-бурый 1920 г.р. На третьей уральской выставке, под судейством Крестникова, он прошел первым на золотую медаль и отнесен к вогульской разновидности. А знаменит он был не тем, что получил золотую медаль (хотя эти награды были очень редки), а своим рабочим досугом и тем, что спас хозяина от смерти. Дело было так: осенью, выслеживания куницу, Распутин наткнулся на берлогу и был подмят довольно крупным медведем. Выстрелить охотник не успел, зверь сильно покалечил руку и не давал возможности выхватить нож. Жизнь охотника была близка к трагическому завершению, но на шум прибежал “Соболько”, который распутывал в тумане ночные наброды куницы. Сильными покусами и злобным лаем “Соболько” отвлек внимание медведя на себя, тем самым дав возможность хозяину собрав силы убить зверя из валявшегося тут же ружья. Сильно покалеченный Распутин был госпитализирован в Свердловск. Здесь его навещали городские охотники, с которыми быстро завязалась дружба. Охотник долго лечился, выздоровел, но глубокие шрамы на лице и покалеченная рука остались напоминанием о трагедии в лесу.

С.А.Бутурлин

О 20-30-х годах можно вспоминать многое. После ликвидации Уралохотсоюза (1932г) прекращается издание в Свердловске журнала “Уральский охотник”. Это было большой потерей для лайководства на Урале. К концу 30-х годов резко сокращается издание охотничьей литературы. Но приближались еще более тяжелые времена сталинских репрессий. В 1931 году были арестованы Крестников, Сарафанов, Суханов П.Ф., Беренов Б.Н.- ведущие судьи Свердловска. Приведение полного списка энтузиастов лаечников Свердловска и Свердловской области, подвергшихся репрессиям, можно было бы продолжить. После ареста вскоре все они были расстреляны. Началась Великая отечественная война, унесшая жизни многих лаечников Свердловска и Свердловской области. С начала войны ушли на фронт Шестаков Г.С. и Силантьев В.С., начинающие судьи. Ушел на фронт молодой электрик гостиницы “Центральная” Замятин В.П., владелец “Буяна” – отца “Таежника”, и унес с собой тайну происхождения “Буяна”. Многие “счастливцы” вернулись калеками. Да, что там люди? И собак брали в действующую армию. Из Свердловской области было мобилизовано в действующую армию огромное количество собак, в том числе и лаек. Из армии некоторые лайки истощенные, с потертостями до мяса от упряжных ремней, с ранениями, попадали обратно в Свердловск на лечение к хозяевам. В военные годы в г. Туринск Свердловской области были дислоцированы два питомника Центральной школы дрессировщиков служебных собак ордена “Красной Звезды” – далее “Кр.Звезда” и Центральный питомник заготовок животного сырья – далее З.Ж.С.

Насыров Г.З. Эксперт-кинолог Всероссийской категории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *