Глухарь

Глухарь обыкновенный распространен у нас очень широко. Область его обитания захватывает с запада на восток всю лесотаежную зону европейской и азиатской частей Советского Союза от Кольского полуострова до западного побережья Лены и Байкала.Северная граница распространения проходит между 60° с.ш. (Лапландия), 66° с.ш. (на Урале) и 64° с.ш. (на Лене). Южная граница проходит от Карпат через волынское и киевское Полесье, брянские и приокские леса, Алтай, Саяны до южного Прибайкалья.

Голос глухаря

Характерные угодья, где обитает обыкновенный глухарь, это высокоствольные леса преимущественно с наличием сосны, а в Сибири кедра. Водится в смешанных и широколиственных лесах, в частности дубовых (по реке Суре, Чувашская АССР). Предпочитает наличие в лесу ручьев, ключей и речек, светлых лесных полян, где в изобилии растет разная лесная ягода.

Область распространения каменного глухаря с запада отграничена зоной обитания глухаря обыкновенного, т.е. рекой Леной и озером Байкал. Однако в некоторых местах область распространения каменного глухаря вклинивается в зону обитания глухаря обыкновенного. Он водится в среднем течении Подкаменной Тунгуски и в верховьях реки Оки (приток Ангары). Обитает в Якутской АССР, в южном и восточном Забайкалье и по Баргузинскому хребту. Особенно много каменного глухаря в районе Баргузинского заповедника. Но далее на юг от хребта Хамар-Дабан уже обитает глухарь обыкновенный. На восток область распространения каменного глухаря доходит до верхнего течения Анадыря, водится он также на Камчатке, на острове Сахалине и по хребтам Сихотэ-Алиня.

Мне приходилось охотиться на глухарей по р. Суре (Чувашская АССР), в Мордовской АССР и на Алтае, где, как упоминает профессор С. С. Туров, водятся белобрюхие глухари, но нигде не встречал глухарей, близких по цвету оперения и по своему виду к южно-уральским белобрюхим глухарям.

Изредка в природе встречаются помеси глухарей с тетеревами. Такие промежуточные особи называются “межниками”, причем отклонение в преобладании того или иного признака бывает и в сторону глухаря и в сторону тетерева.

Межняк обычно имеет более длинный, чем у тетерева, хвост, причем последний без лиры, а цвет оперения более темный с синеватым оттенком, напоминающим оперение тетерева самца.

Межняки весной способны токовать, но приплода они не дают.

Биология глухаря.

Летом и осенью глухари живут как в хвойных, так и в смешанных, а иногда и в чисто лиственных лесах. Такое явление я наблюдал на Южном Урале по р. Суре и в ряде мест Сибири. Но на зиму, как только на землю ляжет снежный покров, глухари из лиственных лесов перекочевывают в хвойные. Иногда такие миграции местного значения бывают на расстояние до сотни километров. Перекочевки глухарей наблюдаются в Коми АССР в бассейне р. Печоры, на Южном Урале, где глухари все лето живут, гнездятся, выводят и выращивают молодняк в широколиственных лесах, а к зиме перебираются в сосновые боры, вкрапленные здесь отдельными островами в огромные массивы чернолесья. Таким образом, зимой в сосновых борах получаются иногда довольно значительные концентрации этой дичи. Подобные же резко выраженные сезонные переселения глухарей мне пришлось наблюдать в Хакассии (Красноярский край). Все лето с начала токов глухари обитают здесь по отрогам Кузнецкого Алатау, покрытых преимущественно по северным склонам листвягами. По этим “заверткам”, как говорят сибиряки, здесь много глухариных токов, на которые слетается по нескольку десятков петухов.

Вырастив молодняк, к началу зимы все глухари откочевывают из лиственничных лесов километров за сто на юго-восток на более высокие восточные склоны Кузнецкого Алатау, где сохранились еще значительные массивы кедровников.

Глухари в основном одиночные птицы. Очень редко, только осенью и зимой, приходится иной раз наблюдать небольшие табунки глухарей голов по 15-20, причем одни группы состоят преимущественно из петухов, другие – из глухарок.

Глухарь – тяжелая и сильная птица. При сравнительно коротких крыльях полет его стремителен. С земли он поднимается с сильным шумом. Навечерней заре в тихую погоду на току на подслухах нередко сперва услышишь, а затем, повернув на шум голову, увидишь летящего на токовище глухаря. С громким хлопаньем крыльев, иногда повторяющимся несколько раз, усаживается прилетевший глухарь на суку, чтобы на вечерней заре, когда уже почти стемнеет, спеть несколько песен и остаться здесь же на ночь до утреннего тока.

Иногда в зимнее время глухари на ночь от мест кормежки отлетают в соседние урочища, а на утренней заре один за другим летят кормиться в кедровники или участки соснового бора. Таким образом, иногда получаются у них выраженные перелеты. Подобные перелеты – тягу глухарей мне довелось наблюдать на Южном Урале в районе селения Кулгунино.

Взрослые глухари питаются растительной пищей: молодыми побегами растений, березовой почкой, различными лесными ягодами (брусникой, черникой, голубикой, костяникой, морошкой, смородиной, калиной, рябиной, а по моховым болотам любят собирать позднеосеннюю клюкву). Осенью, где есть дубняки, охотно поедают желуди. В это же время они вылетают на осины клевать вянущие листья и сережку, а где есть лиственницы – склевывать завядшую лиственничную хвою. Глухари, живущие в кедровниках, в урожайные годы всю осень кормятся кедровыми орехами. В зимнее же время основной их пищей является хвоя сосны, кедра, пихты.

Молодые первое время питаются преимущественно животными кормами, поедают насекомых, их личинок и слизняков. Точно так же, как и все куриные, глухари клюют мелкие камешки – гальку, способствующие лучшему перевариванию пищи. На вылетах глухарей на гальку основан один из видов охоты на глухарей “на гальке”.

В первой половине марта в лесу еще стоит обычно зима и лишь днем солнце начинает по-весеннему пригревать. Уже с этих пор глухари посещают места своих токов и, спустившись на снег, начинают “чертить”. Распустив крылья, бродят они по снегу, оставляя на нем заметные следы. По таким “чертежам” охотники находят иногда новые глухариные тока. В конце марта в средней полосе Союза начинаются уже и тока.

Излюбленными местами токов бывают: в сосновых борах – сухие гривы среди моховых болот и мелкие сосняки высотой 6-8 м, растущие по моховому болоту; смешанные леса с примесью сосны; там, где нет боров, глухари иногда токуют по дубравам. Такие тока мне пришлось видеть на р. Суре. В Сибири (в Красноярском крае) мне довелось охотиться на глухарином току, который был в спелом чистом осиннике, причем невдалеке от тока был сосняк и кедрач, а глухари все же предпочитали почему-то осинник.

На отрогах Кузнецкого Алатау я охотился на нескольких токах, которые были расположены по склонам гор, покрытых чистым листвягом.

Привязанность глухарей к своим токовищам удивительна. В Закерженье на одном из многих знакомых мне там токов глухари пели по отдельным очень редким, оставленным на большой вырубке соснам – семенникам. В четыре часа утра, выйдя из барака, я услышал песню глухаря, который пел всего в каких-нибудь тридцати шагах.

Токующий глухарь.

Иногда глухари по трудно объяснимым причинам меняют место тока. Так, охотясь в Закерженских лесах, один старый лесник с кордона Лужки рассказал мне, что когда он жил на другом кордоне, что в 25 км от Лужков, то знал там у одного озерка, на северном его берегу, большой ток. Я отправился на этот ток и нашел его, но он оказался на противоположном – на южном берегу озера. В первый же вечер я просидел на подслухах на северном берегу, но ни один петух ко мне не прилетел, не запели они и утром. А сосняк по болоту и по гривам там был цел и невредим, не было заметно ни следов пожара, ни ветровала.

Площади, занимаемые глухариными токами, в зависимости от количества слетающихся птиц и характера местности бывают различными и иной раз, при большом скоплении глухарей, достигают 1 км2 и более. На отрогах Кузнецкого Алатау и на Саянах, где мне приходилось охотиться более двадцати лет тому назад, на некоторые тока слеталось по полсотни петухов и более, и тока там по склонам гор тянулись на расстоянии до 2 км.

Охотники-хакассы рассказывали мне, что они знают тока, на которые слетаются до сотни петухов и более.

В горной местности глухари чаще всего поют на восточных и юго-восточных склонах. Глухариные тока, где этой птицы порядочно, отстоят один от другого обычно на расстоянии 3-4 км, а иногда и ближе – 1,5-2 км, что мне и приходилось наблюдать в Сибири (в Хакассии).

Глухарки на тока начинают прилетать несколько позже, когда снег в лесу почти уже весь сойдет. Прилетают они, как правило, только утром. На вечерних подслухах глухарок мне никогда не приходилось ни слышать, ни наблюдать.

Когда на току бывает много глухарок, своим тревожным квохтаньем они часто мешают охотнику.

Как только взойдет солнце, глухари один за другим прекращают петь и на призывное, ласковое, немного стонущее квохтанье копалух с грохотом слетают к подругам на землю. Но нередко в ясное погожее утро глухари, если их никто не тревожит, продолжают петь и при солнце, иногда часов до семи утра.

Однажды в Калининской области мы втроем возвращались с глухариных токов берегом глухой лесной речки. День выдался погожим – солнечным и теплым. Брести по глубокому снегу выше колен было крайне тяжело. Перейдя разлившийся ручей, мы сели на колоду отдохнуть. Сквозь весенний концерт пернатых и говорливое журчанье вешних вод я услышал звуки, схожие с концом глухариной песни. Когда мы прислушались, то услышали едва доносившуюся до нас из-за реки, которая в том месте разлилась метров на сотню, песню глухаря. Было два часа дня. Я впервые услышал токование глухаря в столь неурочное время, в середине дня. Объясняли мы это крайне интересное явление только тем, что вследствие очень поздней весны сроки токов у глухарей были сокращены и, видимо, отдельные особо страстные певцы, не укладывались в рамки утреннего тока.

Спаривание у глухарей происходит иногда на самом току, но чаще они улетают с копалухами в сторону от токовища.

К концу весенних токов распеваются и молодые годовалые петухи-скиркуны, которые до этого только прислушивались к пению старых и скиркали, издавая неблагозвучные гортанные давящиеся звуки.

Звуки, издаваемые глухарями, особенно поющими на току петухами, очень своеобразны. Глухари утром на токах квохчут по-разному. Если они заслышат появление натоку человека, квохтанье их тревожное, отрывистое, а когда они приглашают к себе поющего кавалера, их голоса звучат совсем по-иному. Тут легко уловить ласковые нотки, квохтанье протяжное, со стонущими звуками.

В летнюю пору, когда у копалухи молодые, при опасности она издает также тревожное квохтанье, но не совсем такое, как весной на току, а квохтает особенно тревожно и, лишь отлетев и усевшись где-то на дерево, предупреждает об опасности свой выводок, редко пококивает: кок-кок-кок…

Песня глухаря натоку звучит приблизительно так: сперва раздаются одиночные негромкие гортанные звуки: тэк! тэк! Иной раз петух замолчит, прислушается, затем снова: тэк! тэк! тэк! тэ-ке тэ-ке… Все учащающиеся и переходящие в сливающуюся трель трррр, которая без интервала переходит в собственно песню. Во время последней глухарь ничего не слышит и плохо видит. Про эту вторую заключительную часть песни говорят, что глухарь заточил, защебетал и, пожалуй, и то и другое верно. Это последнее колено песни звучит более нежно, певуче и мелодично и походит на звуки: чи-чу-вшя, чи-чу-вшя (5-6 колен), причем последнее колено несколько протяжнее. Песня глухаря настолько оригинальна и захватывающа, что никакие другие звуки в природе на нее не походят.

Иногда на вечерней заре приходится слышать, когда петух как бы распевается. После тэканья и учащенной трели, вместо обычного заключительного колена он точно срывается и издает гортанные звуки: у-а-а-а-а… Пропев несколько раз так неблагозвучно, после одного из колен – тэканья и трели он запоет, наконец, по-настоящему.

Когда “посаженного” на дерево глухаря облаивает собака, он гортанно скыркает на нее. Почти так же скыркают и молодые петухи, пока еще не научились петь.

Весенний ток глухарей длится около месяца. Наши старые заволжские охотники-промышленники говорили: “Вот, как только лист на березе будет с пятак, ну тадымошники и перестают петь”. И это верно.

В сентябре у глухарей, так же как и у их сородичей-тетеревов, наблюдаются осенние (ложные) тока. По сообщению известного зоолога С. В. Кирикова, на Южном Урале в Башкирском заповеднике осенние тока у глухарей хорошо выражены и происходят ежегодно. Все добытые на ложных токах глухари оказывались молодыми, прошлогоднего вывода, т.е. в возрасте 14-15 месяцев. Подобное же явление наблюдается и в Беловежской пуще – между 11-17 сентября. Глухари пели на тех же токах, что и весной. С.И.Семенов-Тяньшаньский сообщает о слышанном им в Лапландском заповеднике токовании глухарей 20 сентября.

По окончании весенних токов, а иногда значительно раньше, глухарки где-нибудь в укромном месте – в густом кусту, под елью или в можжевельнике, устраивают на земле гнезда, устилают их пухом и откладывают от 8 до 14 яиц. Яйца глухарки грязно-желтоватого цвета, со светло-бурыми разной величины пятнышками. Размером они немного меньше куриных. На яйцах глухарка сидит около месяца. Вылупившиеся птенцы, обсохнув, сразу же начинают бегать. Первое время они питаются исключительно животной пищей: насекомыми, их личинками и слизняками. Глухарята поедают много муравьиных яичек (куколок), доставать которые им помогает мать, разгребая муравьиные кучи. Попутно глухарята клюют и самих муравьев. С двухнедельного возраста глухарята начинают поедать и различные растительные корма – побеги растений и разную лесную ягоду: землянику, костянику, чернику, голубику и др. На обильных животных и растительных кормах птицы быстро растут и к началу августа становятся уже с тетерку. В это время по пробивающемуся черному оперению уже легко отличить петушков от самок. К сентябрю молодые самки почти уже с матку, а петухи перелинивают в черно-серое оперение и становятся крупнее старки. Рост молодых самцов прекращается осенью на второй год. Отличить их от старых можно лишь по клюву. У старых клюв более массивный и твердый, а у молодых он еще довольно мягок.

В середине лета (в июле) у старых петухов и холостых самок происходит линька. В это время они скрываются в самых глухих затененных лесных крепях. К концу августа они окончательно перелинивают в зимнее перо. В течение лета, особенно во второй половине, когда стоит сухая погода, глухари любят купаться в сухом песке и в пыли. “Порхалища” – ямки в пыли, где купались глухари и тетерева, являются подтверждением того, что где-то поблизости находится эта дичь.

Кормятся глухари рано утром и вечером. Старки с молодыми, пока те еще не подросли, более активны: они подобно курам, хлопотливо почти весь день разыскивают корм и лишь в самую жаркую погоду отдыхают где-нибудь в лесной чаще. В сентябре, когда молодняк вырастает, выводки разбиваются. К этому времени в воздухе становится прохладнее, начинаются холодные утренники, опадает ягода, и с конца месяца глухари начинают уже кормиться на деревьях. По зорям глухари вылетают на осины кормиться увядшей листвой и сережкой, а там, где есть лиственницы, склевывать закисшую, как говорят охотники, лиственничную хвою. В Сибири на Алтае и на Саянах глухари вылетают на кедры клевать орех. Охотники-хакассы рассказывали, что сронив с кедра несколько шишек, птицы слетают на землю и тут уже кормятся орехами.

С наступлением зимы глухари переходят на свой зимний рацион – на сосновую, а там где есть кедрачи, на кедровую хвою. Они также склевывают березовые почки и осиновые сережки. Необходимые для нормального пищеварения камешки глухари находят у корней поваленных деревьев и на обрывах по берегам рек и ключей.

У глухарей довольно много врагов: ястреб-тетеревятник, филин, заунывные крики которого очень часто приходится слышать весной на глухариных токах, лисица, рысь, росомаха, куница и енотовидная собака. Кроме того, на численность глухарей отрицательно влияют сокращение лесных площадей, вырубка, а следовательно, и уничтожение глухариных токовищ и, наконец крайне интенсивное преследование этой крупной дичи человеком.

Как и все другие пернатые, глухари часто бывают заражены различными глистами. Особенно сильно бывают поражены молодые глухари в летнее время. К зиме количество паразитов в кишечнике глухарей значительно уменьшается. Этому, очевидно, способствует смена кормов, так как поедаемая ими хвоя обладает сильными дегельминтизирующими свойствами.

В оперении глухарей иной раз бывает масса и наружных паразитов: пухоедов, а в летние время – кровососок.

Биология длиннохвостого каменного глухаря мало чем отличается от биологии глухаря обыкновенного. Обитают эти глухари преимущественно в смешанных лесах и в кедровниках. На Камчатке эти глухари живут в березняках с богатым травостоем и с подлеском рябины, жимолости и других кустарниковых. В Амурской области каменные глухари обитают в лиственничных лесах. Подобно обыкновенным глухарям, они слетаются весной на тока, но песня их совершенно не похожа на пение нашего глухаря, и во время пения каменный глухарь отлично и слышит и видит. Песня его походит на отрывистое щелканье, сперва редкое, а затем все учащающееся. Профессор С.С.Туров описывает эти звуки так: трэк, трэк-тэк, трэк-тэк, трэк, трэк-троу..

Багира обнаружила дичь.

Из всех существующих видов охоты по перу ни одна так не волнует и не создает таких глубоких эмоциональных впечатлений, как стрельба глухарей на токах. Эта охота предъявляет к охотнику целый ряд серьезных требований. Охота на токах ранней весной, когда еще в лесу снега по колено, нелегкая забава. Иной раз прежде, чем доберешься до заветного далекого тока, приходится и через разлившиеся речки перебираться, и по глубокому снегу брести не один километр. По ночам в эту пору случаются еще сильные заморозки. Естественно, следует хорошо знать технику этой охоты. Чтобы иметь возможность охотиться на глухариных токах, нужно точно знать их местонахождение. На тока вас может повести местный охотник, а в охотничьих хозяйствах штатный егерь. Но если вы живете где-либо в глухом районе или имеете возможность выезжать в глухие отдаленные охотничьи угодья, нужно самому уметь разыскивать глухариные тока. В тех лесах, где водятся глухари, естественно, есть где-то и тока. Поисками их нужно заняться в середине марта, пока снег в лесах почти еще не тронут. Хорошо, если до этого были оттепели и снег уплотнился – занастел. Ходьба на лыжах по насту много легче, чем по рыхлому не осевшему снегу, поэтому за длинный весенний день, даже не спеша, можно успеть обследовать большой участок леса.

В окрестностях, где вам приходилось летом охотиться по глухариным выводкам или не раз спугивать глухарей, и следует искать их тока.

Во второй половине марта глухари, почуяв приближение весны, начинают прилетать на места токов и на рассвете бродить по снегу. Распустив хвост и крылья, они ходят по току, иногда подпрыгивают, сильно ударяя крыльями, и звуки этих подлетов бывают слышны очень далеко. Но чтобы разыскать ток, необязательно даже слышать эти звуки. Посещая токовища, глухари оставляют здесь заметные следы. Увидев в лесу в эту пору хотя бы один глухариный след и побродив в этом месте, вы, вероятно, найдете то, что нужно. Под некоторыми деревьями вы увидите свежий помет, а где-нибудь и так называемые “чертежи” – следы, оставляемые на снегу распущенными крыльями глухарей. Если вам удалось найти подобные приметы, то, очевидно, вами найден ток. Случается, что такие следы глухари оставляют и в стороне от токовищ, но так бывают редко. Хорошенько заметьте место, где вы обнаружили ток, чтобы несколько позднее – в апреле, как только будет разрешена охота, придти сюда.

Во время разыскивания токов нужно помнить, что в сосновых лесах тока нужно искать по гривам среди лесных болот и в самих моховых болотах с низкорослой сосенкой невдалеке от грив. Иногда тока находятся, казалось бы, и в не совсем свойственных участках лесных угодий: осинниках с редкими соснами и елями и даже в дубравах. Вблизи населенных пунктов глухариных токов обычно не бывает. В Сибири, как уже упоминалось, глухари часто поют в листвягах и кедрачах.

Чтобы окончательно убедиться, что вы действительно нашли ток, хорошо за полчаса до захода солнца придти на место и посидеть где-нибудь на пеньке, ожидая, когда скатится за лес солнце и наступит темнота. Прилетая на токовище, глухари с сильным лопотаньем-шумом усаживаются на деревья. Эти звуки в тихую погоду слышны чуть ли не за полкилометра. Убедившись таким образом, что вы разыскали ток, вам остается лишь ожидать срока охоты.

Итак, вы знаете, где находится один или несколько глухариных токов. Вдвоем с товарищем вы отправляетесь на охоту. За два часа до захода солнца вы добрались до места. Этого времени вам хватает, чтобы выбрать где-нибудь, метрах в трехстах от токовища, под густой елью у ручья или у речки уютное сухое место. Здесь из кольев и елового или пихтового лапника вы сооружаете стан и заготавливаете на ночь дрова. Балаган нужно сооружать с той стороны, откуда тянет ветер. Нелишне сверху покрыть его толстым слоем лапника на случай дождя. На землю нужно настлать толстый слой мягкого лапника, а поверх положить сухую траву, которую всегда можно найти в лесу у речки.

Очень удобна для ночлега в лесу на токах палатка-балаган, сшитая из тонкой плотной непромокаемой ткани. Весит такая палатка всего 2 кг, а в лесу она надежно защитит вас от холодного резкого ветра и дождя.

Соорудив балаган и заготовив дрова, вы идете на вечерний подслух. Уходя со стана, каждый раз тщательно гасите костер.

Идя на подслух, вы с товарищем расходитесь в разные концы токовища, чтобы с разных точек слышать слет глухарей.

Лесной красавец.

В лесу быстро сгущаются сумерки, с каждой минутой становится темнее и тише. Вот и последние лучи солнца, позолотив вершины сосен, быстро померкли. Умолкли дрозды, последними заканчивающие свои весенние песни, и, наконец, в лесу наступает полнейшая тишина. Вот до вашего напряженного слуха донесся звук рассекаемого воздуха. Обернувшись, вы видите, как со стороны болота быстро летит глухарь. Где-то впереди вас, лопоча могучими крыльями, он долго умащивался на сосне. Скыркнув раза два, он затих. Минуты через две в той же стороне зашумел второй глухарь. Он несколько раз принимался хлопать крыльями, пока не успокоился. За первыми двумя прилетели еще три глухаря и больше, как вы не напрягали слух, посадок птиц не слышали.

Ближний петух, что прилетел первым, щелкнул раз, другой, сперва осторожно, несмело: тэк… и умолк, затем тэк, тэк,тэ-ке, тэ-ке… звуки участились и перешли в дробную трель, после которой без интервала петух запел свою чарующую любовную песню: чи-чу-вшя, чи-чу-вшя… В этих, казалось бы простых, шипяще-свистящих совсем негромких звуках чувствуется такая страсть, такая сила жизни, что от волнения невольно замирает сердце, и вы жадно слушаете эти удивительные, сокровенные лесные звуки.

Скоро запел и другой петух, но до вас доносятся лишь последние заключительные звуки песни.

На вечерней заре к глухарю лучше не подходить. Подождав, когда глухари закончат свое вечернее непродолжительное пение, и дождавшись темноты, осторожно уходите обратно на стан, где вас, возможно, уже ждет товарищ. Он слышал посадку четырех глухарей, из которых два также пели. Если погода не изменится, утром должна быть хорошая охота.

Огня вблизи тока ночью глухари почему-то не боятся, но громкого разговора и шума на стане во время ночлега нужно избегать.

Весенняя ночь коротка. В три часа нужно уже подниматься. Едва успели умыться, как уже на востоке, точно на фотопленке, на бледном небе стали фиксироваться неясные кружевные контуры сосен и елей. Пока вы осторожно пробираетесь до тока, небо заметно посерело. Придя на ток, вы застаете полнейшую тишину. Лишь на соседнем болоте прокурлыкали журавли, и снова тишина. Слух напряжен до предела, вы улавливаете малейшие звуки, и вот, справа издалека послышалось точно щебетанье пичужки, но ведь еще слишком рано; прислушались еще внимательнее, да это же он поет, вы ясно различили конец глухариной песни. Осторожно, крадучись, пройдя шагов тридцать, остановились и теперь услышали всю песню. И только было начали подскок, сделали три крупных шага, как совсем близко услышали: тэк, тэк, и снова тишина, затем опять: тэк, тэк, тэ-ке, тэ-ке и запел, да как запел-то! Переждав, пропустив несколько песен, не спеша (в лесу все равно еще совсем темно), делая под песню по два-три шага, вы направились к ближнему глухарю. При этом нужно помнить, что подходить к глухарю можно только под заключительное колено песни. Во время “тэканья” охотник должен оставаться на месте и избегать каких бы то ни было движений. До певца совсем недалеко. Вот где-то на одной из этих трех сосен он и поет. Но на северной стороне небо еще совсем темное, и разглядеть силуэт глухаря пока невозможно. Осторожно (под песню) перескочив на другую сторону группы сосен, вы сразу же его увидели. Он сидит низко от земли и совсем не на той сосне, на которой вы его искали. Сдерживая волнение, вы с упоением слушаете чарующие звуки. Глухарь так близко от вас, что вы ясно слышите, как, заканчивая каждую песню, он издает хвостом еще один слабый, едва слышимый шуршащий звук.

Прислушавшись к пению второго дальнего глухаря и уловив момент его песни, стреляете. После выстрела, ломая сухие сучья, первый глухарь тяжело падает. Положив трофей в заплечную сетку, можно подскакивать ко второму петуху. Позади вас громко ударил выстрел вашего товарища. Глухарь замолчал. Долго продержал он вас. Несколько раз начинал щелкать, вот, вот только бы запеть и снова замолкал. Но утро такое ясное, где-то близко заквохтала глухарка, да таким низким стонущим голосом: коок, коок… и не вытерпел певец – запел.

Теперь уже рядом, только вот эту сосну обежать. И действительно, сделав два шага, вы увидели его. Он сидит в полдерева. Под песню стреляете, и глухарь валится на землю.

Добыв двух огромных сказочно прекрасных зеленошеихкраснобровых птиц, вы довольны и вполне удовлетворены и ясным погожим утром, и голосами проснувшихся, на разные лады распевающих птиц.

Издалека послышался второй выстрел вашего напарника, и вы искренне радуетесь его удаче. Плечо приятно оттягивает тяжелая ноша. Сорвав несколько фиолетовых подснежников и воткнув их в петлицу тужурки, не спеша направляетесь к стану.

На токах разрешается стрелять только петухов. Большой позор стрелять на току копалух.

Глухари в весеннем плотном пере на рану крепки, поэтому для стрельбы их патроны нужно снаряжать дробью № 1.

Поющего глухаря стрелять лучше в основание крыла или в шею.

“Записки охотника Восточной Сибири” А.А.Черкасов.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *