Гибридизация лайки с волком. Продолжение

Войлочникова Светлана Дмитриевна

Часть 1. Эксперимент в питомнике.

Продолжение истории о гибриах волка и ЗСЛ, идущих от первопроизводителей: ЗСЛ Рекса и волчицы Найдой, полученных в первом помете 1974 года в Кировском ВНИИОЗ…
Вот, что пишет Михаил Овчаренко – самарский биолог-охотовед, который великолепно изучил характер и повадки волков и сам занимался разведением волэндов – собак с примесью волчей крови. «В 1974 году в Кирове в ведомственном питомнике ВНИИОЗ, от вязки крупного кобеля западносибирской лайки Рекса 1349/лзс, хорошо работавшего по зверю, с волчицей Найдой был получен гибрид 1-го поколения Улька, которая потом была повязана с Самуром (от Гусара 1352/лзс и Найды пит-к ВНИИОЗ). В помёте было 2-кобелька (Азот и Серый) и 1-сучка (Буба). Серого повязали с Румкой (от Чемпиона Мира Вайгача 1055/лзс и Чемпиона Зурки). В помете было четыре щенка: 3-кобелька (Гризли, Гоша и Карат) и 1-сучка (Гера). А гибрида Бубу, выращенную Войлочниковыми, повязали с Серко 2822/лзс. В помёте было 5-щенков, две из которых были суки: Дана и Дара. Дану взял себе владелец Гоши (Санович А.Р) и в дальнейшем повязал их между собой, сделав хороший имбридинг. Получился выдающийся рабочий кобель Аян 3826/лзс (Степанова Г.А).
А Дару повязали с Чемпионом Дымом из пит-ка ВНИИОЗ, получилась Багира 5980/лзс. В родословной наших щенков, гибридов 2-го поколения можно найти Чемпиона Грея 7287/лзс Торопова В.А. – неоднократного Победителя Полевых состязаний по кабану и медведю (он происходит от предков 4-го поколения Аяна 3826/лзс Степанова Г.А.) и Зайру Войлочниковой С.Д. (от Багиры 5980/лзс и Вогула 3553/лзс питомника ВНИИОЗ). Всё это хорошо и подробно описано в книге Войлочниковых «Охотничьи лайки». Хочу подробнее остановиться на тех собаках, которые есть в родословной наших собак. Прежде всего – это Грей 7287/лзс. Это был выдающийся рабочий пёс, который прекрасно передал свои рабочие качества своим детям и внукам (Лобо). Грей хорошо работал и имел полевые дипломы не только по подсадным видам зверей, но и по вольному зверю. Его хозяин работая охотоведом в одном из районов Кировской области, добыл из-под него не один десяток диких кабанов и медведей, устраивая коммерческие охоты интуристам. Все его собаки – это потомки Грея, т.е. гибриды волка и ЗСЛ разной генерации.

Буба

Как говорил сам хозяин этих гибридов: «Грей – это думающая собака. Хватки делает по зверю не бездумно, а когда нужно остановить, но так, чтобы самому лишний раз не попасть под удар.» Хотя, под удары конечно же, попадал и его не раз зашивали. Свои уникальные рабочие качества, унаследованные от своих предков, Грей хорошо передал своим потомкам, и в частности своему сыну, прадеду нынешнего поколения гибридов – Сайгачу 1982/лзс Торопова В.А.
Сайгач имеет несколько дипломов по зверю, в том числе по вольному лосю – диплом 2-й степени, и по вольному кабану – дип. 2-й степени. Как рассказывает Торопов, Сайгач работать стал рано, неоднократно был резан кабанами и его зашивали. На состязаниях по кабану неоднократно делал раны притравочным свиньям не совместимые с жизнью, и они, после такой его «работы», погибали.
Отличительной особенностью Грея, Сайгача и других гибридов Торопова в работе по кабану являются сильные хватки в паховую область животного, причем настолько сильные и такие точные, что зачастую они вырывают половые органы своей у жертвы. Когда я это услышал от Торопова, то не то чтобы не поверил, а скажем так, отнёсся с недоверием к его словам, пока вдруг, неожиданно, через некоторое время эту же манеру работы не увидел у своей собаки (сына Сайгача – Лобо). Очевидно, подобная манера работы – это отличительная черта работы, передавшаяся по наследству от волка, который убивает свою жертву именно таким вот образом: волчья стая окружает животное (лося, кабана); одни отвлекают спереди, пытаясь сделать хватки за морду, другие хватают именно за эти места, т.к. там находятся жизненно важные артерии и крупные узлы нервных окончаний. Это приводит животное к сначала к болевому шоку, а затем, оно погибает, медленно истекая кровью.
Традиционная работа лаек такова, что хватки обычно делаются за «гачи» и мягкие места, но не с целью нанести увечья, а с целью причинить боль и тем самым остановить животное до прихода хозяина, т.е. охотника, который и «делает развязку» выстрелом. Говоря простым языком лайка работает «на хозяина».
Волк не ждёт помощи от человека – старается убить сам свою жертву. Вот в этом-то и вся разница.
Те же рабочие качества, что были у Грея и Сайгача, проявились и у Лобо – деда гибридов 2-го поколения. Хотелось бы отметить бойцовские качества Лобо, поскольку – это «краеугольный», скажем так, пёс с которого начат второй виток гибридизации, начата новая «волчья линия» в современном отечественном охотничьем собаководстве. Это крепкий кобель выше среднего роста, почти белого, светло-палевого окраса, с хорошо растянутым корпусом (104) и прекрасными задними ногами, (в отличие от большинства квадратных прямозадых собак, наводнивших сейчас поголовье Западносибирских Лаек), полнозубый, опять же в отличии от большинства имеющихся как в Самарской области так и по всей России «олигодонтов» (неполнозубых собак, у которых не хватает Р1, Р2, а у некоторых и Р3(!), которые имеют даже Чемпионские титулы!!! Но недобросовестность экспертов пусть останется на их совести). Причём, что крайне важно, свою «полнозубость» он прекрасно передаёт по наследству, и даже, когда вяжется с «неполнозубыми» суками щенки рождаются с полным комплектом зубов и без пороков и изъянов, говоря кинологическим языком Лобо – это препотентный кобель, улучшающий многие недостатки и пороки своих сук. Однако грош была бы ему цена, если бы он не был прекрасной рабочей собакой. Первый раз на притравочную станцию он был привезён, когда ему едва исполнился 1 год.

Карат

Лобо хорошо зарекомендовал себя на первой же притравке по кабану, работая злобно и напористо, с сильными болевыми хватками. Сумел разозлить подсадного секача (известный секач-полукровка на станции, искалечивший и изуродовавший не одну хорошую собаку) и тот, загнав его в куст, нанёс сильные рубящие удары клыками по рёбрам под лопатку, после чего собаку пришлось зашивать в ветклинике и потом ещё долго, более месяца, выхаживать, потому что шов разошёлся и рана загноилась. Собака едва не погибла. Однако, всё это было потом, но в тот день, даже с такими сильными кровоточащими ранами, практически сразу же после притравки по кабану, он сумел великолепно сработать по барсуку на диплом 1-й степени. Увидев впервые этого зверя, сразу же взял его по месту (за шею), и едва не придушил, так, что пришлось егерям и хозяину силой вырывать у него барсука, разжимая зубы палкой как пит-бультерьеру. Такой яркой работы от годовалого пса, только, что раненного секачом, никто не ожидал.
По кунице Лобо имеет диплом 1-й степени, неплохо работал по белке, хотя хозяин этого и не приветствует, ориентируясь на работу по крупному зверю. По кунице однажды ночью часа два работал, пока я за ружьём съездил, да пока по глубокому снегу подошёл к ней.
Самое смешное было, когда я по пояс в снегу в овраге застрял, а он лаял, лаял, звал меня звал, потом подошел ко мне посмотрел… Ничего не сказал… Ушел… А потом слышу: ко мне её гонит! Вот это был самый интересный фокус с его стороны! И я не вставая с места её снял. Для меня до сих пор остается загадкой: как он умудрился её ко мне пригнать, или её на меня нагнать? Это просто поразительно и необъяснимо для меня до сих пор. Ведь он подошел на меня посмотрел, увидел, что я застрял и устал, все это как-то переварил в своей голове и сделал единственно правильное решение: если гора не идёт к Магомету, значит «Эту гору» ему нужно пригнать! Может быть все это просто стечение обстоятельств, но факт есть факт: куница прибежала верхом прямо ко мне.
По утке Лобо прекрасно работал уже с 6-ти месячного возраста, и это качество он хорошо передаёт всем своим потомкам.

Серый

Не буду всего перечислять, а то опять скажете реклама, я это пишу, потому, что кто-то спросил мол, что за пес участвовал в разведении. Неоднократно автор наблюдал, как разительно отличается работа гибридов от чистокровных лаек.
В работе по барсуку наши гибриды пытаются поймать барсука снизу за горло, т.к. если барсука брать сверху за шею, то он легко выворачивается на «сале» и шкуре и кусает и рвет когтями собаку снизу. Все, кто охотился на барсука знает какой этой сильный и живучий зверь, и что порой и три лайки не могут с ним справиться. Строение зубов волка отличаются от строения зубов собаки. Если смотреть в сечении клыки волка, то можно заметить, что они имеют две режущие кромки (наружную и внутреннюю), как у ножа, а у собаки только одну – внутреннюю. Поэтому укусы волка наносят рваные раны, похожие на раны от ножа. Этот факт нашел свое отражение в поговорках у людей, поэтому говорят, что волк зарезал овцу, а не загрыз. Ну и, конечно же, чутьё: никакая лайка не сравнится с чутьём гибрида, даже 8 или 10 поколения. Но, это чутьё, зачастую играет и злую шутку с владельцем гибрида, потому, что любовь к падали и дерьму, и ещё желание поваляться во всем этом настолько велики, что хоть руку отбей об упрямую собачью голову, хоть палку обломай об вонючую собачью спину – ничто не поможет, всё равно на другой день опять где-нибудь найдёт и опять изваляется и придёт с довольной рожей дескать, мол, нюхайте, наслаждайтесь. Но бывают и приятные хотя и неожиданные сюрпризы. Так, например, это однажды случилось в Волгоградской области, когда мы были с Лобо на прогулке за деревней. Он вдруг резко опустил голову и пошёл по какому-то следу, и шёл около 2-х километров, потом прыгнул в овраг и стоит довольный, хвостом машет и не лает, а как бы говорит: «ВАУ-ВАУ». Подхожу. Вижу расстеленный большой окровавленный целлофан, окровавленную косу и 5 окровавленных завязанных мешков. Действительно, думаю, «Вау»! Представляете моё недоумение… Ну, думаю маньяк какой-то деревенский поработал… Развязываю один из мешков… И, чтобы вы думали там лежит? Домашняя годовалая разрезанная по хребту и костям на части свинка… Деревенские воры ночью украли у кого-то свинью и спрятали. Но на их беду мы с Лобо поехали погулять на природу, и Лобо, как заправская полицейская ищейка нашёл чью-то пропажу. И неплохая свинья оказалась! Ели мы её с четвероногим другом Лобо целый месяц.”

Михаил Овчаренко, биолог-охотовед.