Выйдем ли мы из кризиса в охотничьем собаководстве?

Эксперт Всероссийской категории Г.И.Голиков проводит гласную экспертизу

Прошло 5 лет с момента Проведения Международной конференции «Современные проблемы охотничьего собаководства», посвящённой 60-ю питомника охотничьих собак ВНИИОЗ. На ней была разработана концепция  дальнейшего развития охотничьего собаководства в России.
Что же изменилось за эти годы? На сколько мы продвинулись к намеченной цели? Верным ли путём идём?
На мой взгляд, наше дело «БУКСУЕТ», а за последние годы вообще настали «смутные времена».
Ни решения ЦС Ассоциации «Росохотрыболовсоюз», ни все последующие потуги высших органов, вплоть до декабрьской конференции РОРС  – 2008 года, не внесли ясности в дело развития охотничьего собаководства, а только ещё больше «посеяли ветер», который когда-нибудь обернётся «бурей».
Хорошо, если при ней будет сметена только чиновничья верхушка от собаководства; но страдает дело, которому служили и служат многие поколения российских кинологов. Вот уже воистину – «Баре дерутся, а у холопов чубы трещат».
В интересах нашего общего дела давно пора «отделить мух от котлет» и определить, «кто есть кто» в охотничьем собаководстве. И «власть имущим было бы не лишним прислушаться и к нашему голосу, мы ведь тоже не лыком шиты».
Множество структур в охотничьем собаководстве только мешает нашей практической работе – и РКФ, и ФЦИ – это чисто коммерческие организации, созданные только для бизнеса. Для выкачивания денег у владельцев собак, но совсем не для развития  охотничьего собаководства. Наши документы по их замыслу становятся недействительными, а гордость России – лайки – безродными и дворнягами.
Проводя всевозможные «шоу» и выдавая свои красочно оформленные «сертификаты», они делают нас «Иванами, родства не помнящими», да ещё наживаются за нас счёт.

Немало нареканий вызывают новые
проведения Правила проведения испытаний и
состязаний охотничьих собак
.

В ринге эксперты по лайкам Ю.П.Соболев, В.С.Храмцов, Г.И.Голиков и А.Ф.Ворварин

Считаю, что во всех случаях возрастной ценз допуска собак должен быть один  – 8 месяцев-10 лет – без оговорок для конкретных видов испытаний.
Неужели дикий вепрь менее опасен и к испытаниям по нему допускаются собаки с 8 месяцев, а по вольерному кабану – с 12 месяцев, а по кровяному следу – допускаются собаки, достигшие годовалого возраста?
Пункт 9 «Правил…» вообще зачёркивает работу охотников-промысловиков, имеющих прекрасных лаек, которые никогда не будут оценены по достоинству и востребованы в племенном деле. Ну, где вы возьмёте трёх экспертов в «деревенской глуши»?

Хотелось бы сделать несколько замечаний
и предложений по правилам и методике
проведения выставок
.

Выставка собак – это праздник не только для специалистов-кинологов, охотников- промысловиков, владельцев собак и их семей и множества зрителей. Это показ и пропаганда наших достижений в развитии охотничьего собаководства. Праздник должен быть хорошо подготовленным, динамичным и не утомительным. Стало постоянным явление, когда начало работы выставки затягивается на 1,5-2 часа, время идёт, участники и зрители нервничают, собаки волнуются.
Считаю необходимым «Положение о выставке» рассылать экспертам и организациям как можно раньше с целью ознакомления и качественной подготовке заявок и оценочных листов. Эксперты прибывают несколько раньше участников, уточняют возникшие вопросы, получают инструктаж от председателя ГЭК.
По прибытию на выставку капитаны команд сдают в ГЭК заявки, а владельцы собак, после прохождения веткомиссии и уплаты целевого взноса, о чём делается отметка в оценочном листе, сдают документы в приёмную комиссию, которая работает в составе экспертов, их ассистентов и стажёров. Это значительно упрощает работу в начальной стадии и исключает недоразумения и ошибки. После проверки наличия в ринге собак согласно оценочным листам, эксперт объявляет о начале экспертизы и следует команда о начале движения.
Работу на ринге начинают стажёры, они работают в пределах 25-30 минут и высказывают своё мнение о расстановке собак. На этом этапе производится осмотр формулы и определение прикуса зубов у собак, а также проверка на крипторхизм кобелей. Обо всех отклонениях делается запись в оценочном листе. При наличии дисквалифицирующих пороков собака ставится в конце ринга. Далее к работе приступают ассистенты, которые работают в пределах 45-60 минут, производят расстановку собак, дают объяснение своих действий.

Шаман 4311/03 Г.И.Голикова обнаружил белку

В процессе работы стажёров и ассистентов эксперт тактично, через наводящие вопросы помогает им увидеть некоторые огрехи в их работе и провести корректировку в расстановке собак. И только после этого к работе приступает «главный калибр» – эксперт! Начинается заключительная «шлифовка» ринга, Эксперт проводит окончательную расстановку собак, принимает решение о месте и оценке каждой собаки, мотивированно объясняя помощникам, почему принято именно это решение.
Считаю, что выставки – это полезная практическая школа обучения молодых экспертов.
Разрешите предложить ещё одно, на мой взгляд, рациональное предложение – должен быть грамотно оформленный оценочный лист, который позволяет быстро решать «тактические задачи» при работе на ринге.
Вы все знаете, как сложно работать с документацией на ринге, да ещё в обстановке, «приближенной к боевой»: то ветер, то дождь, то слякоть…
После окончательной расстановки собак и принятом решении о месте и оценке каждой собаки, стажёры и ассистенты производят отметку в оценочных листах: место в ринге (соответственно номеру оценочного листа), оценку экстерьера. Затем эксперт проводит гласную экспертизу (желателен диктофон), очень подробно и доброжелательно вплоть до самой последней собаки, мотивированно объясняя принятое решение. Ассистенты и стажёры записывают в оценочные листы только замечания, недостатки и пороки, отмеченные экспертом, объясняющие или влияющие на место в ринге и оценку экстерьера. Практически вся экспертиза на ринге происходит не более чем за 2,5-3 часа, в зависимости от количества собак.
 Далее немного рутинной работы по бонитировке (хотя большую часть этой работы логично выполнять в процессе приёма документов), оформлению всей необходимой документации и т.д. и т.п. И никакого описания собак, да ещё начиная с последней, как трактуется в «Инструкции».
Разве мало у нас примеров, когда при 40 градусной жаре или в дождь эксперт делает описание собак, а они после многочасового хождения по рингу уже и на собак не похожи. Эксперт говорит: «Высокопородная» и т.д, а она и встать не может, находится в лёжке. Её бедную либо обливают водой, либо приводят в чувство другим способом.  Владельцы нервничают, торопятся домой. Зрителей уже нет и праздника тоже.
Кому это надо?
Всё это приводит  к тому, что редеют ряды собаководов-лаечников, пушнина не востребована, промысел не кормит, содержание собак дорожает, а уж о деньгах, которые надо заплатить за участние в выставке или испытании и говорить нечего!!!
Думаю, что коллеги меня поддержат и выскажут пути преодоления этого «смутного времени» и это станет поворотным пунктом к лучшему в деле дальнейшего развития и совершенствования охотничьего собаководства.

Эксперт-кинолог Всероссийской категории Г.И.Голиков,
август 2010 года, Каменск-Уральский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *