Бобр

Бобр..

Речной бобр — самый крупный грызун нашей фауны. Он достигает одного метра в длину и весит 25—30 килограммов. На суше бобр — неуклюжее животное: маленькая голова на короткой толстой шее, небольшие передние конечности, массивное неповоротливое тело, сгорбленная спина, сильные задние конечности с огромными ступнями, плоский, как бы сплющенный сверху, покрытый роговыми пластинками хвост. Но в воде бобра не узнать, он становится очень ловким и подвижным.

Если присмотреться к животному, то заметим, что его организм превосходно приспособлен к водному образу жизни. Ушные раковины малы и едва выступают из меха. Так же как и ноздри, они имеют специальные мышцы, плотно закрывающие отверстия, когда зверь находится под водой. Плотно смыкаются и мясистые губы позади крупных оранжево-красных резцов, что позволяет зверю перегрызать растения под водой. Задние пятипалые конечности снабжены широкими плавательными перепонками, образующими вместе с растопыренными пальцами гребущую поверхность приблизительно в 70 квадратных сантиметров. Прианальные железы выделяют особую жировую смазку, которую зверь наносит на мех. Передние конечности не имеют плавательных перепонок. Когти на них крепкие и хорошо приспособлены для рытья. Меховой покров бобра непроницаем для воды. Он состоит из очень густой и мягкой подпуши, которую прикрывает более грубая и длинная ость настолько плотно, что мех не намокает. Слой воздуха, сохраняющийся в подпуши, защищает кожу зверя от намокания и переохлаждения. Цвет меха бывает разных оттенков от светло-каштанового до черного.

Бобр поселяется в пресных водоемах, речках, озерах, старицах, искусственных водоемах, каналах и торфяных карьерах. Предпочитает небольшие лесные речки с медленным течением, с берегами, поросшими осиной, ольхой, тополем, дубом или другими лиственными породами. Раньше этот зверь заселял буквально все речные бассейны лесной и лесостепной зон Европы и Азии. Но ещё в прошлом веке в результате хищнического промысла он был почти полностью истреблен. На территории нашей страны небольшие поселения бобра сохранились лишь в Белоруссии, на Украине, Северном Урале, в Воронежской области и Тувинской АССР. В советское время охота на бобров была запрещена повсеместно, и для его охраны и увеличения численности создано несколько государственных заповедников. Кроме того, были приняты меры по искусственному расселению бобра из сохранившихся очагов в бассейны тех рек, где он был истреблен. К настоящему времени усилиями зоологов и охотоведов ареал бобра в нашей стране полностью восстановлен. Сейчас этот зверь заселяет все речные системы, где есть условия для его обитания. Жизнь бобра неразрывно связана с водной средой. Плавает и ныряет он превосходно. В воде у него работают только задние конечности, передние плотно прижаты к телу. Хвост, напоминающий удлиненную лопату или весло, служит своеобразным рулем. Под водой бобр может оставаться 4—5, а по некоторым данным, даже 15 минут и проплыть за это время более полукилометра. Путь бобра под водой можно проследить по дорожке мелких пузырьков воздуха, выходящего из его меха и легких.

На суше бобр передвигается медленно, мелкими шажками, вперевалку. Передние конечности у него короче задних, поэтому он горбится, хвост волочится по земле. Испуганный зверь может пробежать некоторое расстояние галопом. В случае опасности бобр спешит к воде и сразу ныряет. Врагами бобра являются крупные хищники: волк, медведь, рысь, росомаха, а также бродячие собаки.

Бобр постоянно ухаживает за своим волосяным покровом. Усевшись на задние лапы, передними он отжимает воду из меха, расчесывает его, наносит на него жировую смазку, защищающую мех от намокания.

Есть у этого зверя еще одна отличительная особенность: на втором пальце задней ноги коготь как бы расщеплен на две части, каждая из которых подвижна, половинки этого когтя могут плотно складываться. Этот коготь получил название чесального. Им бобр вычесывает мелких клещей и приводит в порядок волосяной покров (уход за мехом занимает у бобра столько же времени, сколько и еда).

Работа бобров.

Бобр — растительноядный зверь. Зоологи насчитывают более 150 видов растений, отдельные части которых он поедает. Однако тех, что составляют основу его рациона, немного. В холодное время года зверь питается корой и ветками осины, различных видов ив, рябины, черемухи, а при нехватке этих пород бобр ест ветки ольхи и даже ели. Летом кормом ему служат травянистые растения, в основном — рогоз, тростник, осока, таволга, дудник, кубышка, кувшинка, вахта. Поедает он и другие водные и водно-болотные травы. Грызущая деятельность бобра вызывает удивление: мощными резцами он способен перегрызть дерево метровой толщины. Однако чаще он довольствуется более молодыми деревьями 10—30-сантиметровым диаметром. Подгрызая дерево, бобр сидит на задних лапах, опираясь передними на ствол. Считают, что бобр «сознательно» сваливает дерево всегда в сторону воды. В действительности это не так. Часть деревьев падает в противоположную от водоема сторону, осложняя зверю перетаскивание ветвей к воде. В воду дерево падает чаще лишь потому, что в связи с уклоном берега бобр подгрызает ствол ниже именно со стороны реки, да и дерево кренится обычно в сторону водоема, т.к. большая часть ветвей тянется от ствола к свету.

Следы резцов бобра имеют вид параллельных борозд-желобков, напоминающих след от узкой полукруглой стамески. Щепки, которые остаются при такой «рубке», достигают иногда длины 10—12 сантиметров. Осина диаметром 30 сантиметров может быть повалена бобром за одну ночь. Над более мощным или очень твердым деревом зверь «трудится» в течение нескольких ночей. Иногда по следам резцов различной ширины, оставленным на пне сваленного дерева, видно, что здесь работали два зверя. В некоторых случаях бобры подгрызают деревьев больше, чем могут использовать. Мне приходилось видеть у их поселений настоящие «лесосеки» (деревья были оставлены там, где упали). Я думаю, что иногда такие «сплошные рубки» они производят для осветления берега с тем, чтобы на нем лучше развивался травостой.

Отпечатки передней (передней) и задней лап бобра на мягком илистом грунте (следы смазаны хвостом зверя).

 На зиму бобры заготавливают корм в виде больших куч ивовых прутьев и ветвей других деревьев, сложенных на берегу и частично затопленных водой. Зимой звери малоактивны и живут главным образом за счет этих запасов. При морозах 20°С бобры перестают наведываться даже к своим «кладовым» и проводят время в жилищах в полудремотном состоянии. В высоких берегах водоемов бобр выкапывает норы таким образом, что вход в них расположен ниже уровня воды. Нередко часть нор в бобровых поселениях бывает разрушена — их продавливают лоси, привлеченные сюда сваленными осинами. В водоемах с низкими заболоченными берегами нору не вырыть. В таких местах на какой-нибудь кочке, на островке, коряге, а иногда прямо на берегу звери строят хатки: собирают в большую кучу хворост, обрубки толстых ветвей и т.п. Все это скрепляют илом и глиной, а под кучей, куда ведут ходы со дна водоема, устраивают обширную камеру с обмазанными глиной стенками, в которой и размещается бобровая семья. Хатки иногда достигают внушительных размеров — двух и более метров в высоту и шести-семи метров в поперечнике у основания. Эти прочные сооружения служат зверям десятки лет. В Белоруссии была известна хатка, которой они пользовались более 35 лет подряд.

Бобры — моногамные животные: пары составляются на всю жизнь. Размножаются звери один раз в год. Беременность у самки длится 105—107 дней, и в начале лета она приносит от трех до пяти детенышей. Молодняк остается с родителями до двух лет, а потому семья у бобров состоит обычно из зверей трех возрастов: двух старых, нескольких годовиков и сеголеток. На третьем году молодые бобры, достигающие к этому времени 16 — 18 килограммов, становятся самостоятельными и отделяются от взрослых. Так зарождаются новые колонии бобров. Эти звери — прекрасные гидротехники и строители. Чтобы повысить уровень воды в мелководной реке и таким образом надежно обеспечить себя кормами, а также замаскировать входы в норы, они строят плотины. В качестве строительного материала они используют крупные обрубки дерева, ветки, камни, землю, ил и мох со дна водоема, куски дерна и всевозможный мусор, находящийся на берегу. В Белоруссии я видел вмонтированный в плотину бобров изношенный лапоть, брошенный косцами.

Плотины иногда пересекают всю долину реки и достигают сотен метров. Они настолько прочны, что по ним свободно можно переходить с одного берега реки на другой. В строительстве плотины участвуют все звери из колонии. Необходимый материал они сплавляют по реке, а землю, ил, грязь и камни переносят, прижимая их передними лапами к груди. При этом звери передвигаются на задних ногах, опираясь на свой сильный хвост.

Интересно заметить, что бобры при строительстве плотины укладывают ветки и обрубки дерева не поперек течения, как это делают дети, играя, а вдоль него, закрепляя ветки вершинами против течения, отчего сооружение становится особенно прочным и долговечным. Некоторые плотины, постоянно подновляемые, служат многим поколениям бобров. В водоемах с низкими берегами, где уровень воды плотиной поднять трудно, звери прокапывают от водоема в глубь леса каналы шириной до метра. По этим каналам они сплавляют к жилью корм и строительные материалы.

В некоторых случаях засуха или истощение кормовой базы может вызвать перекочевку колонии в другой водоем, однако через несколько лет «отдохнувшая» и возобновившаяся растительность дает возможность бобрам вновь поселиться на этом участке. Зоолог А.В.Федюшин, изучавший бобров в Белоруссии, пишет, что их строительная деятельность не имеет себе равной среди других представителей животного мира. Приходит даже мысль, не у бобров ли позаимствовал когда-то человек искусство сооружения плотин и прокладки каналов? Ни один зверь, пожалуй, не оставляет таких заметных следов своей жизнедеятельности, как бобр.   Плотины, хатки, каналы, погрызы деревьев, кучи хвороста, ветки, очищенные от коры, — все свидетельствует о том, что это именно бобровые угодья. Хорошо бывают видны вылазы зверя на берег. Если он выходит на берег в одном месте 2—3 раза, трава здесь сильно примята, т.к. по земле волочатся его живот и хвост. Отпечатки лап бобра на илистом берегу бывают очень нечеткие, словно смазанные. Пятипалая передняя лапа оставляет чаще четырехпалый отпечаток, потому что первый палец очень мал. След широкой задней лапы несколько напоминает следы гусей, однако по расположению пальцев и глубине отпечатка видно, что он принадлежит зверю, а не птице. Отпечатки лап бобра часто бывают «смазаны» его хвостом.

Рациональный промысел бобра еще не полностью разработан. В связи с поздним половым созреванием этого зверя и сложным составом семьи нарушение её структуры может вызвать прекращение размножения всей колонии. Может быть, именно этим и было вызвано исчезновение бобра почти по всему ареалу в прошлом. Необходима тщательная, вдумчивая разработка методов отлова бобров, при которых можно было бы изымать из колонии зверей лишь определенных возрастных групп. Возможно, что целесообразно было бы вылавливать всю колонию полностью, освобождая угодья для расселения молодняка соседних колоний, не затронутых промыслом.

«По следам лесных зверей». Н.Н.Руковский.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *